Исследование романа Каверина «Два капитана. Два капитана: главные герои романа Вениамина Каверина Проблематика произведения два капитана

Юрин Владимир

Исследовательская работа, которую ведут воспитанники Тамбовского кадетского корпуса, имеет одну особенность - мы стараемся найти практическую основу для проведения наукоёмкого анализа: выйти на уровень экспедиций, получить поддержку и консультацию экспертов Всероссийского уровня, стать участниками реальных образовательных событий. В силу этого исследовательская работа часто выходит на реализацию проектов.

Ведущим образовательным событием прошлого учебного года стал проект по созданию в кадетском корпусе Клуба юных полярников «Северное сияние». Партнёрами нашего проекта являются Ассоциация полярников России (Президент – Артур Николаевич Чилингаров, специальный представитель Президента России по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике, почетный кадет нашего корпуса), благотворительный фонд Всероссийского клуба «Приключение» (Дмитрий и Матвей Шпаро), территориальные управления ФСБ России, общества «Динамо», физической культуры спорта и туризма Тамбовской области, администрация области, образовательные учреждения г.Москвы и г.Пушкино Московской области и многие другие.

Но практическая составляющая реализации проекта должна иметь крепкий фундамент научно-исследовательской работы кадет по самым разным направлениям: географическому, экологическому, этнографическому и другим.

Таким образом, актуальность моей работы состоит в том, что она является частью системного проекта кадетского корпуса, посвящённого Северу.

В данном случае представленная исследовательская работа – часть командной работы по анализу одного из ключевых литературных произведений, посвящённых проблемам открытия и изучения территорий Крайнего Севера.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Тамбовское областное государственное бюджетное общеобразовательное учреждение кадетская школа-интернат "Многопрофильный кадетский корпус"

Исследовательская работа на тему:

«Развитие эпистолярного жанра в письмах капитана Татаринова

в произведении В. Каверина «Два капитана»»

Выполнил: Юрин Владимир Юрьевич,
кадет 10а класса

Руководитель: Гутарина Светлана Викторовна,

Учитель русского языка и литературы

Введение ……………………………………………………………………3 - 7

Глава 1. Теория эпистолярного жанра.

1.1 Из истории эпистолярного жанра…………………………………… 7 - 12

1.2 Вопрос жанрового определения писем……………………………… 12 - 13

1.3 Этикетные речевые формулы в письмах…………………………… 13 - 14

Глава 2. Композиция письма.

2.1Зачин письма………………………………………………………… 14 - 17

2.2 Информационная часть…………………………………………… 17

2.3 Концовка письма………………………………………………… 17 – 19

Глава 3. Письма капитана Татаринова в сюжетной организации романа

В. Каверина «Два капитана».

3.1 Обзор содержательного компонента романа В. Каверина «Два Капита-на»………………………………………………………………………… 19 - 20

3.2 Анализ «первого» отрывка из письма…………………………… 20 – 23

3.3 Анализ «второго» отрывка из письма…………………………… 23 - 27

3.4 Анализ «третьего» отрывка из письма…………………………… 27 - 28

Заключение…………………………………………………………… 28 - 30

Литература………………………………………………………… 30 - 31

Приложение…………………………………………………………… 32 - 37

ВВЕДЕНИЕ

Прошу тебя, пиши мне письма!
В наш громкий век им нет цены…
Н. Кузовлева.

Сегодня в большинстве своём люди разучились писать письма. В связи с этим резко пало эпистолярное искусство, заменённое легкостью телефонной связи, ритмами и темпами современности, - к ущербу будущих историков, биографов, литературоведов и лингвистов. Лишь диву даёшься, оглядывая былые памятники неистового трудолюбия ищущих общения людей. Мы восхищаемся, перечитывая изданные тома писем А. С. Пушкина, Л. Н. Тол-стого, А. П. Чехова. И более ранние – времен Древнего Рима. Привлекает и их форма, и содержание, и само по себе оформление – чёткое, выверенное, аккуратное, в котором чувствуется уважение к адресату.
Письма воссоздают судьбу. Никакие источники, документы, догадки, по-строения ума или прозрения души не вернут того, что человек (или герой ли-тературного произведения) рассказал о себе в своих письмах. В них он от-крылся своим современникам и потомкам, унеся всё остальное с собою, чего никто и никогда не угадает, не воскресит и не узнает.
«Что ищешь и находишь в письмах? Личные интонации, живой голос». Письмо - это один из самых древних видов письменного текста, с помощью которого люди во все времена обменивались информацией, мыслями и чувст-вами. Сколько понятий включает в себя это поистине богатое, волшебное слово! Что может быть более интригующим, загадочным, чем письмо, ещё не раскрытое, которое держишь в руке, независимо, от кого оно: от близких, друзей или знакомых. Оно может и обрадовать, и огорчить, и перевернуть всю жизнь. Не зря художники слова нередко избирают письма как форму ро-манного повествования, например, «Страдания юного Вертера» Гёте, «Юлия или Новая Элоиза» Руссо. Эпистолярный жанр использовался в русской классике (И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов, Ф. М. Достоевский) и в литературе более позднего периода (В. Каверин «Два капитана», Д. Гранин «Зубр»). Своеобразными письмами являются записки, дневники в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Жанр «письма» был популяр-ным и в творчестве поэтов военного времени. Это письма-обещания, письма-исповеди, письма-клятвы: «В землянке» А. Суркова, «Жди меня» К. Симоно-ва, «Темная ночь» В. Агатова.

Исследовательская работа, которую ведут воспитанники Тамбовского кадетского корпуса, имеет одну особенность - мы стараемся найти практическую основу для проведения наукоёмкого анализа: выйти на уровень экспедиций, получить поддержку и консультацию экспертов Всероссийского уровня, стать участниками реальных образовательных событий. В силу этого исследовательская работа часто выходит на реализацию проектов.

Ведущим образовательным событием прошлого учебного года стал проект по созданию в кадетском корпусе Клуба юных полярников «Северное сияние». Партнёрами нашего проекта являются Ассоциация полярников России (Президент – Артур Николаевич Чилингаров, специальный представитель Президента России по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике, почетный кадет нашего корпуса), благотворительный фонд Всероссийского клуба «Приключение» (Дмитрий и Матвей Шпаро), территориальные управления ФСБ России, общества «Динамо», физической культуры спорта и туризма Тамбовской области, администрация области, образовательные учреждения г.Москвы и г.Пушкино Московской области и многие другие.

Среди основных задач Клуба:

сохранение и развитие традиций русских полярников;

популяризация лучших достижений по изучению и освоению Северных территорий;

привлечение общественного внимания к проблемам русского Севера;

профориентационная подготовка кадет к будущей службе на военном и гражданском поприще в районах Севера;

расширение исследовательской работы кадет, связанной с социокультурным и научным изучением Севера;

практическое освоение северных территорий через участие в экспедициях, экскурсионных выездах, туристических походах, организацию профильных лагерных смен.

Практические задачи решаются активно: 2 кадета прошли подготовку в республике Карелия к участию в лыжном переходе дрейфующая станция «Барнео»-Северный полюс, 15 кадет проходят отбор к экспедиции на Землю Франца-Йосифа.

Но практическая составляющая реализации проекта должна иметь крепкий фундамент научно-исследовательской работы кадет по самым разным направлениям: географическому, экологическому, этнографическому и другим.

Таким образом, актуальность моей работы состоит в том, что она является частью системного проекта кадетского корпуса, посвящённого Северу.

В данном случае представленная исследовательская работа – часть командной работы по анализу одного из ключевых литературных произведений, посвящённых проблемам открытия и изучения территорий Крайнего Севера.

Тема моей работы: «Развитие эпистолярного жанра в письмах капитана Татаринова в произведении В. Каверина «Два капитана».

Перечитывая письма капитана Татаринова, ловишь себя на мысли, что некоторые и сегодня можно копировать почти в точности. Это тем более важно, что многие из нас взявшись за перо, чувствуют растерянность, не умея найти языковые средства этикета и целесообразно применить их в рекомендации или в выражении соболезнования. Такими языковыми средствами являются эпистолярные единицы – ситуативно обусловленные, коммуникативно направ-леные, тематически сопряжённые, взаимосвязанные и взаимозависимые устойчивые формулы общения. Истинная культура и этикет общения прослеживается именно в письмах прошлого. Поэтому для нас, людей электронного века, хороший пример тоже не помешает.
Объектом исследования послужили письма капитана И. Л. Татаринова к Марии Васильевне, его жене.

Предметом исследования являются эпистолярные единицы.

Цель данной работы – выявить особенности эпистолярных единиц в письмах капита-на Татаринова к выше указанному адресату.

Цель исследования определила следующие задачи: - ознакомиться с подобранной литературой по теме; - изучить и проанализировать эпистолярное наследие капитана Татаринова к супруге;

Систематизировать проанализированный материал по письмам; - определить и раскрыть особенности эпистолярных единиц в письмах капитана Татаринова к адресату.

Новизна данной работы заключается в том, что письма в целом – явление мало изученное. Их исследование находится на пересечении нескольких дисциплин, они являются объектом истории, литературоведения , языкознания и других наук. Лингвисты исследовали только некоторые особенности отдельных видов писем, следовательно, целостная картина данного вида литературной деятельности в науке, можно сказать, отсутствует. Следует отметить, что письма почти не подвергались лингвистическому исследованию ни в языковом, ни в речевом плане.

В процессе работы над данной темой были использованы следующие методы:

Биографический (используется при выяснении связи интенсивности переписки, употребления особых этикетно-эпистолярных единиц (обращения, прощания и т. д.) с элементами биографии героя; - сравнительный (используется при сравнении требований, предъявляемых к личной пере-писке в разные времена);

Аналитический (используется при непосредственном изучении эпистолярных единиц).
Теоретическая значимость заключается в том, что в работе проводится системный анализ эпистолярных единиц этикета; выделяются особенности их функционирования в зависимости от адресата и характера письма.
Практическая значимость определяется тем, что теоретический и практи-ческий материал работы может быть использован учителями, учащимися общеобразовательных учреждений при изучении, например, романа

Ф. М. Достоевского «Бедные люди», писем Онеги-на и Татьяны в романе

А. С. Пушкина «Евгений Онегин».
Структурно работа состоит из введения, в котором даётся обоснование выбранной темы, определяется актуальность и новизна, объект и предмет исследования, намечаются основные этапы работы, определяется теорети-ческая и практическая значимость, трёх глав: в первой главе рассматривается история изучаемого вопроса, теория эпистолярного творчества, во второй главе происходит знакомство с композицией письма, в третьей главе произ-водится анализ эпистолярных единиц, выявляются их особенности на основе писем капитана Татаринова, заключения, списка использованной литературы (26 источников) и приложения, в котором содержатся тексты писем капитана Татаринова к жене, позволяющие наглядно представить особенности эписто-лярных единиц в романе В. Каверина «Два капитана», фотографии географи-ческих объектов Севера, упомянутые в письмах, список островов архипелага Северная Земля и письмо к капитану Татаринову.

. Глава 1. Теория эпистолярного жанра

1.1 Из истории жанра.
«Письмо» как литературный жанр распространилось со времен античности в греческой и особенно в римской литературе. Письма Цицерона, Сенеки, Плиния Младшего – образцы ранней эпистолярной литературы. На Востоке, в Греции, Риме, Древней Руси, средневековой Европе искусство писать письма достигло высокого развития. Римляне причисляли это искусство к изящным и свободным, оно составляло часть воспитания.

В античных эпистолярных теориях письма называли «половиной диалога» (т. е. диалогом без собеседника), но при этом подчеркивали отличие письма как письменной формы речи от речи разговорной: «…письмо нуждается в более тщательной обработке, чем диалог: ведь диалог подражает речи, сказанной без подготовки, экспромтом, письмо же пишется и посылается как подарок».

Древние риторики и «письмовники» давали правила переписки и образцы искусства писать письма и настаивали на том, что задача письма – называть вещи своими именами, оставаться документами, бытовыми явлениями при всем искусном оформлении. Общий сюжет письма может отсутствовать. В композиции письма нет ничего обязательного, всё зависит от намерений пишущего, он властен оборвать повествование на полуслове и вернуться к теме, затронутой вначале. В конце же может и не ставить подписи.

Для сравнения с теми требованиями, которые предъявлялись древними риториками и «письмовниками» к личной переписке, приведём требования, которые предъявлялись в XIX веке. Из книги «Жизнь в свете, дома и при дворе», изданной в 1890 году, понятно, что во многом было право общество, строго следящее за правилами приличия, и во многом было правы наши предшественники, соблюдающие этикет. Авторы этой работы считают, что «…следует писать о том лице, которому предназначается письмо, и касаться предметов, могущих интересовать его, затем уже можно сообщить о самом себе, описать свою обстановку и препровождение времени, в заключение снова обратиться к личности корреспондента, расспросить о различных обстоятельствах, имеющих к нему отношение, и затем выразить желание скорого свидания».

Первые образцы эпистолярного романа появились в Европе еще в XVII веке. Первым таким произведением был роман «Португальские письма» Габриэля Жозефа Гийерага, написанный в 1669 году. Произведение представляет собой сборник любовных посланий португальской монахини Марианны Алькофорадо. Другой роман в письмах XVII века – «Любовная переписка дворянина и его сестры» Афры Бен, который был написан

в 1684 году.

В XVIII веке жанр романа в письмах становится очень популярным, особенно среди писателей – сентименталистов. Популярности этого жанра способствовал успех романов «Памела, или Возрожденная добродетель», «Кларисса, или История молодой леди», заключающие в себе важнейшие вопросы частной жизни и показывающие, в особенности, бедствия, которые могут явиться следствием неправильного поведения как родителей, так и детей в отношении к браку, «История сэра Чарльза Грандисона», автором которых является Сэмюель Ричардсон.

Во Франции XVIII века романы в письмах писали Шарль Луи де Монтескье «Персидские письма», Филипп Бридар де ла Гард «Письма Терезы», Жан-Жак Руссо «Юлия, или Новая Элоиза», Шодерло де Лакло «Опасные связи». В Германии в то же время к жанру романа в письмах обратился Иоганн Вольфганг Гёте. Его «Страдания юного Вертера» являются одним из образцов классики эпистолярного жанра.

В литературе романтизма развитие жанра продолжилось. В форме писем созданы роман Юлии Криденер «Валери», Этьенна де Сенанкура «Оберман», Иоганна Христиана Фридриха Гёльдерлина «Гиперион». Приёмы эпистолярного жанра использовались также в романе «Леди Сьюзан» Джейн Остин. В неоромантической литературе приёмы жанра разрабатывал Брэм Стокер в романе «Дракула».

В русской литературе нельзя не упомянуть о первом романе Ф. М. Достоевского «Бедные люди», написанном между 1844 и 1846 годами, когда автору было двадцать пять лет. В романе изображена переписка между Макаром Девушкиным и Варварой Добросёловой.

«Письма изобретены для сообщения мыслей своих отсутствующим», - говорится в «Новом и полном письмовнике, или всеобщем секретаре, содержащем в себе письма: известительные, советы подающие, обличительные…» 1829 года. И далее: «Они служат вместо изустного разговора и как бы пред глаза представляют людей, удаленных друг от друга. Искусство писать письма есть способ, которым почти все связи в обществе содержатся».

Авторы письмовника сравнивают письмо человека с его собственным портретом, который легко испортить даже одной неправильной чертой. Они считают, что «письменный слог должен быть не слишком высок, но и не слишком шутовской, он должен быть похож на обыкновенный разговор».

В XIX веке письмам придавалось не меньшее значение, чем теперь. Об этом свидетельствует и более ранний, изданный в 1881 году, сборник «Хороший тон» Германа Гоппе. Есть смысл перенять и некоторые правила, бытовавшие тогда. Так как значимая часть хороших манер – это не дань моде, не сиюминутные веяния, а отшлифованные временем правила, следование которым избавляет нас от неудобств, принося радость от общения.

Например, «Сборник советов и наставлений», выпущенный в 1889 году, был в своё время буквально настольной книгой. Основные положения приемлемы и сейчас, они возрождаются (правила обращения, оформления писем). Книга повествует нам о том, что «в искусстве составлять письма играет весьма важную роль умение отличать того, к кому мы пишем, дать верный тон своему письму, то есть такой тон, который вполне верно согласо-вался бы с теми чувствами и отношениями, к которому пишем». И далее: «Всякое письмо, кем бы оно написано ни было, отражает нравственный облик пишущего, мерило его образования. Вот почему следует в переписке быть утонченно-остроумным и твердо помнящим ту святую истину, что по письмам люди метко заключают о моральном достоинстве».

Письмо приспособлено к передаче возможно большей и разнообразной информации в возможно меньшем объеме послания. Подобная «экономность» сообщения закрепилась исторически: ведь частная переписка отражает всю повседневную жизнь людей за пределами их официальных отношений, а это огромный комплекс эмоций, размышлений, поступков.

Значение частных писем больше, так как интимная беседа позволяет о многом говорить открыто, поднимать вопросы, которые публично ставить нельзя – политические, философские, исторические. То есть эпистолярная литература открывала возможность для обмена мнениями по проблемам, которые считались недискуссионными.

Деятели культуры и искусства подняли язык писем на уровень языка художественных произведений. Они даже публиковали некоторые свои письма в качестве художественных и публицистических произведений. Например, статьи Н. В. Гоголя в «Выбранных местах из переписки с друзьями» являются отрывками из личных писем автора. Личные письма А. С. Пушкина, П. А. Вяземского, В. А. Жуковского и многих других писателей читали в свое время в кружках и салонах как литературные произведения. А сами авторы писали письма не с меньшим старанием, чем свои художественные произведения. Сохранились черновики некоторых писем известных деятелей культуры и искусства, которые свидетельствует о тщательной работе над их содержанием и слогом.

Поэтому, говоря о тщательном отношении к созданию собственных писем, можно увидеть ту же скрупулёзность в написании писем героями произведений. В основном это дружеские письма. Именно в них, характерной чертой которых являются «раскованность», содержательная свобода, доверительно-дружеские отношения между участниками общения, раскрывается «секрет» использования языка, обнаруживается система речевых предпочтений.

В разные времена эпистолярный жанр привлекал писателей своими большими возможностями. А. И. Герцен писал: « Я за отступления и за скобки всего больше люблю форму писем… - можно не стесняясь писать, что в голову придет». А также: «Я всегда с каким-то трепетом, с каким-то болезненным наслаждением, нервным, густым и, может, близким к страху, смотрел на письма.…Как сухие листы, перезимовавшие под снегом, письма напоминают другое лето, его зной, его теплые ночи, и то, что оно ушло на веки веков, по ним догадываешься о ветвистом дубе, с которого их сорвал ветер, но он не шумит над головой и не давит всей своей силой, как давит в книге». Переписка становится «какой-то движущейся, раскрытой исповедью… все закреплено, все помечено в письмах…без румян и прикрас».

В данном случае письмо определяется как частное неофициальное письменное общение лиц (адресанта и адресата), характеризующееся достаточной содержательной свободой, наличием стандартных эпистолярных элементов (обращение, подпись, а также дата, место написания), предполагающее, как правило, получение ответа и не предназначенное авто-ром письма для публикации. Для дружеского письма большое значение имеет постоянное ощущение личности адресата автором письма, «домашность» материала, его автобиографизм.

В последнее десятилетие, благодаря интернету, появились и романы, основанные на электронной переписке. Первый значительный роман, написанный на испанском языке и описывающий переписку исключительно посредством электронной почты - «Сердце Вольтера» пуэрториканского писателя Луиса Лопеса Ньевеса. Роман был написан в 2005 году. В отличие от традиционного эпистолярного романа, использование электронной почты в романе делает сюжет более динамичным, так как интернет позволяет доставлять сообщения в любую точку планеты за считанные секунды.
1.2 Вопрос жанрового определения писем

В современной науке практически нет работ, в которых бы глубоко разрабатывалась теория этого жанра.

Некоторые ученые считают наиболее яркой чертой писем их направленность на конкретного читателя. А поскольку адресатом может быть не один человек, а группа лиц, то в содержании письма могут затрагиваться вопросы не только личного характера, но и общественные, государственные проблемы.

Все письма можно классифицировать с нескольких точек зрения. Один из видов классификации – с точки зрения постоянного адресата, то есть сколько писем было адресовано конкретному лицу и какой общий тон этих писем. Можно классифицировать письма и с точки зрения содержания и его целей. Условно в этой классификации выделяют следующие группы: частные письма, деловые письма, публицистические письма и философские. Наиболее часто приходится говорить о деловых и личных письмах. Основными чертами делового (служебного) письма являются убедительность, строгая последовательность, лаконизм, информативность. Деловая переписка во многом близка официально-деловому стилю наличием особого запаса официальной, канцелярской лексики и фразеологии. Личное письмо отличается эмоциональностью, непринужденностью, передачей собственных впечатлений, довольно большим охватом событий и сведений из жизни самого автора письма и адресата. Через язык героя мы можем определить не только его настроение, характер, но и отношение к адресату. А это очень важно! Ведь составляя с особой тщательностью текст письма, мы надеемся получить ответ на него.

Разные литературные жанры в разной степени отражают языковую спе-цифику личности. Эпистолярный жанр можно назвать универсальным, так как он особенно благоприятен для исследования языковой личности во всем богатстве ее проявления.

1.3 Этикетные речевые формулы в письмах

Письмо – это особый (эпистолярный) жанр речи. Оно составляется и направляется адресату с целью сообщить ему что-либо, уведомить о чем-либо, поддержать с ним общение. Жанр письма диктует большую стереотипизированность выражений, чем устное общение, отсюда особый, свойственный эпистолярному жанру набор этикетных выражений.

Этикет письма – это часть речевого этикета вообще, однако особая его часть, поскольку контакт между общающимися происходит не непосредственно, а во времени и пространстве в письменной форме. И временно-пространственная особенность, и письменная форма предполагают особый жанр письма и диктуют выбор определённых языковых средств, отличающихся от средств устного речевого этикета. Дистантность «собеседников» в пространстве исключает мимику, жест, интонацию, то, что можно назвать пониманием с полуслова, возможность переспроса, ситуативную подкреплённость, поэтому предполагает сравнительную полноту конструкций, развёрнутость, последовательность изложения, то есть те особенности, которые характерны для монологической речи. Однако письмо нельзя назвать монологом в полном смысле, так как наличие конкретного адресата, а главное – предполагаемого его ответа, вызывает и диалоговые формы общения (приветствие, прощание, обращение и т.п.). Дистантность «собеседников» в пространстве может вызвать необходимость описания жеста, например: обнимаю, целую, жму руку. Дистантность «собеседников» во времени вызывает необходимость напоминания адресату о поставленных в его письме вопросах, о возвращении к темам, уже ранее названным (Ты спрашиваешь, как я живу…), то есть опять-таки письмо выделяется как особый жанр диалогическо-монологического текста.

Глава 2. Композиция письма

Композиционно письмо состоит из трех частей: 1) зачина (обращение, приветствие и т.д.), 2) информационной части и 3) концовки.

2.1 Зачин письма

Каждый тип письма предполагает свои характерные виды зачинов, которые определяются степенью стандартизованности письма. Естественно, в деловом письме стандартизованность самая высокая, в дружеском письме – самая низкая.

Такой вид зачина, как указание места, откуда отправляется письмо, и даты написания в начале письма могут отсутствовать в неофициальных письмах.

К зачину русского письма относятся также обращения, приветствия. Последовательность частей в зачине неофициальных писем следующая:

Место и дата написания письма;

Приветствие;

Обращение.

Место написания письма – это географическое наименование: от самого широкого – названия государства (Россия, Франция), до узкого – названия города (г. Москва, г.Санкт-Петербург), деревни (дер. Вязники), поселка (пос. Октябрьский). Кроме того, это могут быть условные наименования места, откуда пишется письмо: санаторий «Анапа», борт теплохода «Грузия». Как видно из примеров, чаще употребляется сочетание родового названия с условным, что типично для писем неофициальных.

Дата написания письма чаще всего включает число, месяц и год. Все эти три элемента оформляются различными способами: число может быть заключено в кавычки, слово «года» пишется сокращённо. В других типах писем месяц может обозначаться цифрой римской или арабской, например: 8/Х-1978 г., 8.Х.78, 8-Х-78, 8.10.78 г. В письме указание на год может отсутствовать, но зато иногда может помечаться время суток и день недели. Например: 8.Х, утро; 7/VIII, воскресенье; 11 часов утра, суббота.

Обращение в письме

Выбор этикетных форм обращения определяется нормами русского речевого этикета.

Выбор имени и отчества, полной или уменьшительной формы имени, а также имени и наименования родства с ласкательными суффиксами (например: Валечка, мамочка) определяются взаимоотношениями адресата и отправителя, степенью их близости, характером отношений в данный момент, содержанием письма.

Форма обращения со словом «дорогой» является широко распространенной. Причем слово дорогой носит в этом случае нейтральный характер. Как нейтральное слово оно противопоставлено, с одной стороны, таким «ласковым», «интимным» словам, как милый, родной и т.п., а с другой стороны, таким «официальным» словам, как уважаемый, многоуважаемый. Следует также отметить, что обращение «дорогой» сопровождается местоимением «мой (моя)», так же носит интимный характер (например: Дорогая моя мамочка!). Порядок слов «мой», «дорогой», «любимый» может быть различным. Например: Дорогой мой! Любимая моя! Или Мой дорогой! Моя любимая! Среди близких людей распространено употребление большого числа индивидуальных, окказиональных ласковых обращений.

Приветствие в письме

Типичным элементом зачина является приветствие, которое может начинать частные официальные и неофициальные письма. Письма могут начинаться: 1) с обращения; 2) с приветствия и обращения; 3) с обращения и приветствия; 4) с приветствия.

Наиболее употребительными стилистически нейтральными являются приветствия «Здравствуй (те)!», « Добрый день!», которые могут стоять как перед обращением, так и после него, например: Здравствуйте, дорогая Екатерина Ивановна! Дорогой Семен Васильевич, здравствуйте! Добрый день, милая моя Оленька! Родной мой сыночек, добрый день!

Слово «приветствовать» оформляет различные приветствия. Например: Разрешите приветствовать Вас, глубокоуважаемый Алексей Николаевич! Такие приветствия встречаются в неофициальных письмах людей старшего и среднего поколения, например: Дорогой Виктор, сердечно приветствую тебя.

В приветствии нередко выступает формула «шлю (шлем) привет». Эта формула типична для неофициальных писем. Например: Шлю горячий привет, дорогая Клава!

Приветствия нередко содержат указание на место, откуда посылается письмо, например: Приветствую Вас из Крыма! Шлю Вам привет с борта теплохода! Приветствия, оформляемые словами «приветствую», «привет», нередко сопровождаются пожеланиями и поздравлениями, если тематика письма это предусматривает. Например: Костя! Привет из Крыма и наилучшие пожелания! Сердечно приветствую участников Международной научной конференции.

2.2 Информационная часть

Для перехода непосредственно к информационной части, существуют стереотипные фразы. Они гармонично вводят сообщения (например: В нескольких словах расскажу о делах или Спешу сообщить новость… и т.д.). Имеются и стереотипные фразы, заключающие информационные сведения (например: На этом я кончаю. Или Ну вот и все новости и т.д.).

К элементам информационной части письма также относят скрепы – формулы, позволяющие вводить новый, значимый отрезок письма. Переход от абзаца к абзацу, от одной мысли к другой, как правило, реализуется при помощи скрепы-присоединения, скрепы-противопоставления, скрепы-обобщения.

Скрепа-присоединение вводит добавочное сообщение, например: В дополнение к сказанному сообщаем…; Да, ещё хочу добавить, что…

Скрепа-противопоставление вводит сообщение, содержащее ограничение или противопоставление к сказанному, например: Таким образом, мы в основном согласны с Вашим условием. Однако я должен высказать ряд уточнений.

Скрепа-обобщение, как правило, вводит итоговое сообщение к сказанному ранее, например: Исходя из вышеизложенного, можно прийти к следующему выводу…

2.3 Концовка письма

Концовка письма так же, как и зачин, имеет нормированную последовательность частей.

В конце неофициального письма располагаются такие части: 1)итоговые фразы; 2) повторные извинения, благодарности, поздравления; 3) предположения, что переписка будет регулярной; 4) просьба писать и ответить на вопросы (часто эти вопросы перечисляются); 5) приветы и просьбу передавать приветы; 6) прощание; 7) PS – (post scriptum – буквально: после написанного) – где дописывается то, что было случайно пропущено в тексте письма.

Последовательность частей в концовке письма следующая:

Итоговые фразы;

Просьбы писать;

Предположения, что переписка будет нормальной;

Повторные извинения, поздравления, пожелания;

Благодарности;

Приветы и просьбы передать приветы;

Прощание и выражения, сопровождающие прощание;

Уверения в уважении, дружбе, любви;

Подпись;

Приписки.

При этом не все элементы схемы должны присутствовать в письме обязательно.

Подпись в конце письма

Подпись в конце письма соответствует принятым между корреспондентами формам обращения. Если корреспонденты называют друг друга по имени-отчеству, то отправитель пишет в конце письма свое имя-отчество, а если они называют друг друга по имени или по наименованию родства, то и подписываются именем или наименованием родства, причем уменьшительная форма часто соответствует той, которая привычна для корреспондентов.

Нестандартные адресатные подписи в дружеском письме также выражают отношение автора письма к адресату, служат для установления и поддержания общения, «наращивают» прагматический эффект коммуникации. Например: Твой Кокося (К.С. Станиславский – Н.К. Шлезингеру; 12 декабря 1886 г.).

Стереотипный ввод приписки в конце письма Приписка – текст, который располагается после подписи. Первая приписка может вводиться знаком P.S. (постскриптум), а вторичная приписка – P.S.S. (постпостскриптум), после которых могут идти фразы: Дополнительно сообщаю…, Еще одна новость…и др.

В частных письмах возможны приписки без знака P.S.

Глава 3. Письма капитана Татаринова в сюжетной организации романа В. Каверина «Два капитана».

3.1 Обзор содержательного компонента романа В. Каверина «Два Капи-тана».

Прежде, чем приступить к исследованию писем капитана Татаринова, хочется сказать о сюжете произведения. В основе его лежат письма капитана Ивана Львовича Татаринова, экспедиция которого затерялась на севере в районе Новой Земли. Автор не случайно выбрал именно такой тип повествования. Эти письма проходят через весь роман, во многом определяя будущее главного героя – Саньки Григорьева. Они являются своего рода связующим звеном в романе: прошлое не даёт покоя герою в настоящем и подталкивает его к будущим открытиям.

Со страниц романа мы узнаём, что Иван Львович Татаринов – капитан шхуны «Святая Мария», который осенью 1912 года отправился в северную экспедицию. Вначале он думал пройти на шхуне вдоль берега Сибири из Петербурга во Владивосток. Затем он изменил маршрут и пошел Северным морским путем как можно дальше к Северному полюсу. Долгое время экспедиция считалась пропавшей, судьба Татаринова была неизвестна. И только волею случая и настойчивости Александра Григорьева стало известно, что Татариновым были сделаны важные географические открытия. Была открыта новая земля, которую он назвал « Землёй Марии» и которая впоследствии была открыта Вилькицким и названа Северной Землёй. Были выведены формулы, по которым можно было вычислить скорость и направление движения льдов в любом районе Северного Ледовитого океана. Были опровергнуты научные сведения о существовании Земли Петермана. Из писем капитана стало известно, что шхуна была затёрта льдами в Карском море. 13 человек во главе со штурманом Климовым по его приказу отправились на Большую землю, чтобы доставить сведения об открытиях в Гидрографическое управление. Сам Татаринов с остальными членами экспедиции остался на зимовку на открытой им новой земле, а затем двинулся по направлению к материку. Останки его экспедиции были обнаружены Григорьевым на северном побережье Таймыра.

3.2. Анализ «первого» отрывка из письма.

Приступая к исследованию одного из писем капитана Татаринова, хочу условно дать им нумерацию, так как замечу, что точной даты в них не указано. К тому же в романе не даётся чёткой границы в окончании первого письма и начале другого. В произведении сказано: «Здесь кончался первый лист. Я перевернул его, но на другой стороне ничего нельзя было прочитать, кроме нескольких бессвязных слов, чуть сохранившихся среди подтеков и пятен». Поэтому буду называть их «первым», «вторым» и «третьим» отрывком из письма, опираясь на следование их в романе.

«Друг мой, дорогая моя, родная Машенька!

Вот уже около двух лет прошло с тех пор, как я послал тебе письмо через телеграфную экспедицию на Югорском Шаре. Но как много с тех пор переменилось, я тебе и передать не могу! Начать с того, что тогда мы шли свободно по намеченному курсу, а с октября 1913 года медленно двигаемся на север вместе с полярными льдами. Таким образом, волей–неволей мы должны были отказаться от первоначального намерения – пройти во Владивосток вдоль берегов Сибири. Но нет худа без добра! Совсем другая мысль теперь занимает меня. Надеюсь, она не покажется тебе – как некоторым моим спутникам – «детской» или «безрассудной»…

Место написания и дата в письме

Дата в письме отсутствует. Капитан Татаринов указывает лишь на достаточно давний срок отправки письма: «…около двух лет прошло с тех пор, как я послал тебе письмо…». В. Каверин использовал данный приём с целью показать, что время не властно над стремлением человека жить и творить, а в случае с героем романа – и открывать что-то новое для других.

Место отправления письма - Югорский Шар. Из энциклопедии узнаём, что это пролив между берегами острова Вайгач и материка Евразии , соединяет южные части Баренцева и Карского морей. Длина около 40 км, ширина от 2,5 до 12 км. Наибольшая глубина 36 м. Большую часть года покрыт льдом. В проливе находятся несколько островов, из них главные Сторожевой и Соколий. Берега пролива обрывисты , утёсисты и скалисты. Древесной растительности на берегах нет, есть скудная трава, сланка, мох и ягель . Впервые из мореплавателей Западной Европы прошли Югорский Шар в 1580 году англичане Артур Пит и Чарльз Джекмен, назвав этот пролив Нассау. Позже появился русский вариант - Вайгачский пролив. В настоящее время пролив называется Югорский Шар. С XVII века русскими путешественниками пролив использовался при пути в Мангазею . Более точное обследование Югорского Шара произведено в и 1898 годах экспедициями Л. Ф. Добротворского и А. И. Вилькицкого .

В письме употреблено сочетание «через телеграфную экспедицию на Югорском Шаре». Это также имеет историко-географическое обоснование. Морская гидрометеорологическая (полярная) станция Югорский Шар открыта в 1913 году по программе II разряда, была расположена на берегу у восточного устья пролива Югорский Шар в 3 км от выхода его в Карское море, между мысами Лакорзали и Яроссель. 3 августа 1989 года станция перенесена на 500 м к северо-востоку от прежнего местоположения. Наблюдения прекращены и станция закрыта 17 мая 1993года.

Обращение в письме

«Друг мой, дорогая моя, родная Машенька!» - такими словами начинает своё письмо капитан Татаринов к жене. Нейтральные формы стандартного этикетного обращения «дорогая, родная» приобретают в данном контексте иную окраску: они показывают душевные качества человека, а употребление притяжательного местоимения «моя» придаёт интимный характер. Кроме того, использовано словосочетание-обращение «друг мой» - символ надёжности и преданности. Порядок слов использован прямой, а в обращении «друг мой» наблюдается инверсия, которая выполняет акцентную и смысловую функцию, служит для выделения нужных слов. По данным речевым конструкциям можно сделать вывод: капитан Татаринов видит в супруге надёжного товарища и преданного друга, которого он любит и ценит.

Приветствие в письме

Приветствие в письме отсутствует. Это говорит, с одной стороны, о чувствах, которые переполняют героя, а с другой – о быстротечности времени, а точнее сказать, о его недостатке. Так много хочется сказать и выразить. А может, капитан Татаринов не хочет и думать о тех огромных километрах, которые разделяют его с родными. Поэтому и избегает стандартного «здравствуйте». Ему кажется, что он видит Марию Васильевну, а слова-штампы здесь неуместны.

Информационная часть

В информационной части капитан Татаринов рассказывает о минувших событиях, но в его описаниях я вижу героя более романтиком, нежели первооткрывателем северных бескрайних широт. Риторическое восклицание «Но как много с тех пор переменилось, я тебе и передать не могу!» завораживает: героя переполняют потоки информации, которые он хочет донести до адресата. Этой формулой уже показана важность тех событий, которые будут описаны позже. Герой предельно точно излагает маршрут, используя при этом слова-профессионализмы: экспедиция, курс, север, полярные льды. Иван Львович начинает информационную часть со стандартной фразы: «начать с того...». Это говорит о том, что герою есть что рассказать, но мысли спешат, нужно взять самое главное. Поэтому капитан Татаринов, боясь прервать чёткую композицию повествования, начинает с дат: «с октября 1913 года медленно двигаемся на север вместе с полярными льдами». В письме использован фразеологизм «нет худа без добра», в котором слышатся нотки оптимизма. Даже в сложившейся сложной, а точнее сказать, безвыходной ситуации Татаринов находит плюсы. Более всего в этом письме меня привлекли последние строки: «Совсем другая мысль теперь занимает меня. Надеюсь, она не покажется тебе – как некоторым моим спутникам – «детской» или «безрассудной». Здесь слог героя оригинален, полон своеобразных оборотов. Использованы эпитеты: мысль названа «детской, безрассудной». Они обрисовывают нам характер истинного путешественника-полярника, человека, полного надежд и несбывшихся мечтаний. Подводя итог анализу данного отрывка из письма капитана Татаринова к жене, следует отметить смешение двух стилей разговорного (начало письма, фразеологизм, наречие «волей-неволей») и научного (точные географические названия, даты). Относительно эпистолярных единиц можно отметить некую композиционную за-вершённость: начало «начать с того…» и фрагмент заключения высказывания «таким об-разом».

Концовка письма

Концовка письма отсутствует.

3.3 Анализ «второго» отрывка из письма.

Второй отрывок начинался с описания шхуны «Святая Мария»: «Среди одного такого поля и стоит наша „Св. Мария“, по самый планшир засыпанная снегом. Временами гирлянды инея срываются с такелажа и с тихим шуршаньем осыпаются вниз» . А далее следует: «Как видишь, Машенька, с горя я стал поэтом. Впрочем, у нас есть и настоящий поэт - наш повар Колпаков. Неунывающая душа! Целыми днями он распевает свою поэму. Вот тебе четыре строчки на память:
Под флагом матушки России
Мы с капитаном в путь пойдем
И обогнем брега Сибири
Своим красавцем кораблем.

Я пишу и перечитываю свое бесконечное письмо и снова пишу и вижу, что просто болтаю с тобой, а нужно сказать еще так много важного. Я посылаю с Климовым пакет на имя начальника Гидрографического управления. Это - мои наблюдения, письма служебные и отчёт, в котором изложена история нашего дрейфа. Но на всякий случай пишу и тебе о нашем открытии: к северу от Таймырского полуострова на картах не значится никаких земель. Между тем, находясь на широте 79°35" между меридианами 86 и 87 к востоку от Гринвича, мы заметили резкую серебристую полоску, немного выпуклую, идущую от самого горизонта. Третьего апреля полоска превратилась в матовый щит лунного цвета, а на следующий день мы увидели очень странные по форме облака, похожие на туман, окутавший далекие горы. Я убежден, что это - земля. К сожалению, я не мог оставить корабль в тяжелом положении, чтобы исследовать её. Но всё впереди. Пока я назвал её твоим именем, так что на любой географической карте ты найдёшь теперь сердечный привет от твоего Монготимо Ястребиный Коготь, как ты когда-то меня называла. Как это было давно, боже мой! Впрочем, я не жалуюсь. Мы увидимся, и все будет хорошо. Но одна мысль, одна мысль терзает меня!»

Место написания и дата в письме

Обращение в письме

В письме мы видим обращение «Машенька». Кроме того, следует отметить употребление в этом слове уменьшительно-ласкательного суффикса –ЕНЬК-, что говорит о положи-тельном, добром отношении пишущего к своему адресату. Да, Иван Львович любит свою Машеньку, а иначе как можно объяснить следующую фразу: «Я пишу и перечитываю свое бесконечное письмо и снова пишу и вижу, что просто болтаю с тобой, а нужно сказать ещё так много важного». Эти слова созвучны пушкинской интимной лирике.

Приветствие в письме

Информационная часть

В информационной части герой замечает: «с горя я стал поэтом». Не ос-тавляют равнодушным и строки-описания: «Временами гирлянды инея сры-ваются с такелажа и с тихим шуршаньем осыпаются вниз». Это предложение показывает, что перед нами не только первооткрыватель северных неизве-данных далей, а просто человек, который видит красоту и любуется ею. Ве-лика сила духа капитана Татаринова. Он вселил её и в душу своей команды. Об этом говорят стихотворные строки, которые он приводит в качестве де-монстрации поэтического таланта повара Колпакова. В них мы видим целе-устремлённость к намеченной цели, желание преодолеть все препятствия и, конечно же, любовь к «матушке России». Проанализированные фрагменты письма показывают нам яркий пример образной речи, хотя опять-таки можно увидеть вкрапления профессиональной лексики: планшир, такелаж. Сочета-ние общеупотребительных слов и профессионализмов говорит о том, что капитан Татаринов даже в письме к близкому человеку не забывает о своём долге перед Отечеством.

Следующий фрагмент представляет собой деловой отчёт. Сам герой пишет: «Я посылаю с Климовым пакет на имя начальника Гидрографического уп-равления. Это - мои наблюдения, письма служебные и отчёт, в котором из-ложена история нашего дрейфа». Свои великие открытия капитан Татаринов описывает просто, но, читая строки его письма, можно увидеть волнение ге-роя. С замиранием сердца он пишет своей Машеньке о том, что «новая» зем-ля названа её именем: «Пока я назвал её твоим именем, так что на любой географической карте ты найдёшь теперь сердечный привет…». Снова мы видим трогательные чувства Ивана Львовича к жене, которые, как бы страно это не звучало, связаны с наукой о географических открытиях Крайнего Се-вера.

Северная Земля… В географических справочниках читаем: «Северная Земля расположена в центральной части Северного Ледовитого океана. С запада берега архипелага омывают воды Карского моря, с востока - море Лаптевых. От континентальной части Красноярского края Северная Земля отделена проливом Вилькицкого, длиной 130 километров и шириной в самом узком месте между мысом Челюскина и южной оконечностью островов Транзе у берегов острова Большевик - 56 км. Самой удалённой от материка точкой является мыс Земляной на острове Шмидта, отдалённый от полуострова Таймыр

на 470 километров. Самая северная точка островов - мыс Арктический на острове Комсомолец (81° 16" 22.92" северной широты), расстояние от него до Северного полюса составляет 990,7 км, поэтому мыс часто используется в качестве стартовой точки арктических экспедиций, самая южная - мыс Неупокоева на острове Большевик (77° 55" 11.21" северной широты), самая западная - безымянный мыс на крайнем западе острова Шмид-та (90° 4" 42.95" восточной долготы), самая восточная - в районе мыса База на острове Малый Таймыр (107° 45" 55.67" восточной долготы). Расстояние с севера на юг - 380 километров, с запада на восток - 404 километра.

Архипелаг открыт в 1913 году гидрографической экспедицией 1910-1915 годов Бориса Вилькицкого».

Происходит столкновение правды географической и правды литературной, той, как её видит В. Каверин. Я не буду доказывать достоверность имён и фамилий, а также то, кто всё-таки открыл Северную Землю. Это удел других исследований. Но точность слога «предметного» Ивана Львовича поражает. Причём, он ведёт тщательное исследование своего открытия. Он пишет: «… находясь на широте 79°35" между меридианами 86 и 87 к востоку от Гринвича, мы заметили резкую серебристую полоску, немного выпуклую, идущую от самого горизонта. Третьего апреля полоска превратилась в матовый щит лунного цвета, а на следующий день мы увидели очень странные по форме облака, похожие на туман, окутавший далекие горы. Я убежден, что это - земля». Данная запись сопровождается не только градусными мерами, помогающими точно определить объект, но и датами. Для первооткрывателя это очень важно. Боясь, что Климов не сможет доставить информацию об открытии, он посвящает жену в свою тайну, хотя пишет об этом, начиная с фразы «… на всякий случай пишу и тебе о нашем открытии».

Концовка письма

В конце фрагмента мы видим итоговые фразы: «Как это было давно, боже мой! Впрочем, я не жалуюсь. Мы увидимся, и все будет хорошо». Риторичес-кое восклицание выполняет сразу же две функции: с одной стороны, Иван Львович ужасается долгой разлуке, а с другой – пытается донести до жены стремление увидеться с нею, при этом в свидетели призывает Бога. Далее следуют строки, полные оптимизма и спокойствия. Зная своё тяжёлое поло-жение, он не хочет надрывать сердце Марии Васильевны. Поэтому так мно-гообещающе звучат слова: «Мы увидимся, и все будет хорошо».

3.4 Анализ «третьего» отрывка из письма.

Место написания и дата в письме

В данном фрагменте дата и место написания не обозначены. Это даёт основание считать, что представленный отрывок является частью письма.

Приветствие в письме

Приветствие в письме отсутствует.

Обращение в письме и информационная часть

Приступая к анализу третьего фрагмента, хочется отметить некое смешение в композиционном плане. Обращение употреблено в несколько иной форме: «Молю тебя об одном». Нет имени, нет красивых слов, однако всё предельно ясно: используя глаголы в повелительном наклонении, капитан Татаринов именно приказывает жене исполнить его просьбу – не верить Николаю Антоновичу, брату капитана. Иван Львович не наговаривает на человека. Одному Богу, наверное, известно, как ему тяжело давались эти строки. Он обвиняет во многих неудачах экспедиции близкого человека, но делает это неголословно, а подкрепляя свои доводы доказательствами: «…из шестидесяти собак, которых он продал нам в Архангельске, большую часть ещё на Новой Земле пришлось пристрелить». Как приговор звучат трагические ноты в письме капитана Татаринова: «Можно смело сказать, что всеми нашими неудачами мы обязаны только ему». Чувство неожиданности, отчаяния звучат набатом в лексическом повторе: «Мы шли на риск, мы знали, что идём на риск, но мы не ждали такого удара». Однако чувство любви к семье и родным сердцу людям побеждает горечь потерь и лишений. Быстро обрывается сюжетная канва, и капитан Татаринов вновь не находит слов, чтобы описать всё то, что он видит и испытывает. Он вспоминает о дочери, ласково называет её «Катюшкой». Снова тот же приём, который мы наблюдали во втором фрагменте: наличие уменьшительно-ласкательных суффиксов – символ проявления положительных эмоций и чувств.

Концовка письма

Жалея и успокаивая супругу, Иван Львович не лжёт, а говорит правду, какой бы горькой она ни была. Последние строки звучат трагически. Но надежда умирает последней. И опять повелительное наклонение. Оно выступает уже не как приказ, а как просьба сердца «вы всё-таки не особенно ждите…».

Заключение

Письмо – непосредственное отражение естественного коммуникативного акта, реализующегося в наиболее прямой форме и не отягощенного жанровыми ограничениями, которые накладываются всеми остальными разновидностями творческой деятельности. Учет адресата обусловливает широкий выбор для привлечения различных контактоустанавливающих средств. К таким средствам и относятся эпистолярные единицы.

В нашей работе мы произвели системный анализ этих единиц в письмах капитана И. Л. Татаринова к Марии Васильевне, его жене. При этом мы рассматривали данные единицы как композиционные структуры письма. Нами было задействовано 3 фрагмента, скорее всего, одного письма, так как доказательств о количестве писем в романе не приводится.

Представляется естественным, целесообразным и закономерным исследо-вать опыт, накопленный эпистолярным жанром к концу ХХ века, посмотреть, как он проявляет себя на заключительном этапе своего существования. Все это обусловило цель нашей работы - выявить особенности эпистолярных еди-ниц в письмах капитана Татаринова к вышеуказанному адресату.

Исходя из цели, мы провели системный анализ эпистолярных единиц, выделили особенности их функционирования в зависимости от адресата и характера письма. Композиционно письмо состоит из трех частей: зачина, информационной части и концовки.

В зачине выделяются следующие составляющие:

1. Место написания и дата в письме.

Для писем капитана Татаринова не характерно написание даты с обозначением числа и месяца. Даётся только год. Это наблюдается в первом фрагменте, в остальных фрагментах даты отсутствуют.

2. Обращение.

В проанализированных отрывках самое большое распространение получили образные обращения, которые выражают особое доверительное, дружеское расположение к адресату. Это достигается путем использования необычных эпитетов, уменьшительно-ласкательных суффиксов.

3. Приветствие.

Во всех фрагментах капитан Татаринов переходит без лишних предисловий к информационной части. Возможно, это обусловлено тем, что переписка носит вполне устоявшийся характер. Герой не использует приветствие, зная, что подобное не оскорбит адресата, так как между участниками переписки уже сложились доверительные отношения.

4. Информационная часть.
Информационная часть писем Ивана Львовича отличается тем, что каждый новый ввод информации практически всегда начинается с нового абзаца. Поэтому сообщения между собой практически не связаны и способны существовать обособлено друг от друга. 5. Концовка письма.

В концовке письма многие составляющие элементы отсутствуют. Так, эпистолярные требования в большей степени соблюдаются в отношении прощания и итога написанному. Подпись встречается только однажды: «… привет от твоего Монготимо Ястребиный Коготь».

Итак, мы можем констатировать, что эпистолярный стиль, некогда строго соблюдаемый, не исчезает. Письмо в его традиционном виде не уходит, а лишь видоизменяется. Однако этот факт вовсе не означает его полную мутацию, возможно, это только приспособление к новым техническим условиям.

Изучение этих процессов представляет несомненный интерес и позволит увидеть перспективы новых форм выражения человеческих отношений.

Литература

1. Акишина А.А., Формановская Н.И. Этикет русского письма. М.: 1983. 192 с.

2. Андреев В.Ф. Современный этикет и русские традиции. М.: 2005. 400с.

3. Бабайцева В.В. Русский язык: Синтаксис и пунктуация. М.: 1979, 264 с.

4. Бабайцева В.В. Русский язык. Сборник заданий. 8-9 классы. М.: 2005. 271 с.

5. Бабайцева В.В., Чеснокова Л.Д. Русский язык: Теория: Учеб. для 5-9 кл. М.: 1995. 256 с.

6. Бархударов С.Г., Крючков С.Е., Максимов Л.Ю., Чешко Л.А. Русский язык: Учеб. для 9 кл. М.: 2003. 143 с.

7. Белошапкова В.А. Современный русский язык. М.: 1999. 928 с.

9. Геология СССР, т. 26 - Острова Советской Арктики, М., 1970

10. Данкер З.М. Функционально-семантическая организация частного письма: АКД-Спб, 1992.

11. Елина Е.Г. Эпистолярные формы в русской литературе 60-х годов XIX века.//Живые страницы. Из истории и теории литературы. Сб.статей. Изд-во Саратовского унив., 1978.

12. Елистратова А. Эпистолярная проза романтиков.//Европейский романтизм. М.: Наука, 1973.

13. Каверин В. А., Два капитана. Роман, К., 1957

14. Короткевич Е. С., Полярные пустыни, Л., 1972

15. Панкеев И.А. Энциклопедия этикета. М.: 2001. 480 с.

16. Понырко НВ. Эпистолярное наследие Древней Руси, XI-XIИ в.в.: Исследования, тексты, переводы. Спб: "Наука", 1992.

17. Русский язык. Энциклопедия под ред. Филина Ф.П.. М., Советская энциклопедия, 1979, 432 с., с илл..

18. Рыбченкова Л.М. Программы для общеобразовательных школ, гимназий, лицеев: Русский язык. 5-9 класс. М.: 2000. 160 с.

19. Сафонов В.А. Вечное мгновение. М.: 1981. 504 с.

20. Соколова Н.Л. О компонентах значения единиц речевого этикета// Филологические науки. 2003. №5. С 96.

21. Ушаков Г. А., По нехоженой земле, М. - Л., 1951.

22. Энциклопедия для детей. Т. 9. Русская литература 19 - 20 вв.. М.: Аванта+, 2004.

Письма капитана Татаринова

«Друг мой, дорогая моя, родная Машенька!
Вот уже около двух лет прошло с тех пор, как я послал тебе письмо через телеграфную экспедицию на Югорском Шаре. Но как много с тех пор переменилось, я тебе и передать не могу! Начать с того, что тогда мы шли свободно по намеченному курсу, а с октября 1913 года медленно двигаемся на север вместе с полярными льдами. Таким образом, волей-неволей мы должны были отказаться от первоначального намерения - пройти во Владивосток вдоль берегов Сибири. Но нет худа без добра! Совсем другая мысль теперь занимает меня. Надеюсь, она не покажется тебе - как некоторым моим спутникам - «детской» или «безрассудной»…
**********

«…достигающие местами значительной глубины. Среди одного такого поля и стоит наша „Св. Мария“, по самый планшир засыпанная снегом. Временами гирлянды инея срываются с такелажа и с тихим шуршаньем осыпаются вниз. Как видишь, Машенька, с горя я стал поэтом. Впрочем, у нас есть и настоящий поэт - наш повар Колпаков. Неунывающая душа! Целыми днями он распевает свою поэму. Вот тебе четыре строчки на память:
Под флагом матушки России
Мы с капитаном в путь пойдем
И обогнем брега Сибири
Своим красавцем кораблем.

Я пишу и перечитываю свое бесконечное письмо и снова пишу и вижу, что просто болтаю с тобой, а нужно сказать еще так много важного. Я посылаю с Климовым пакет на имя начальника Гидрографического управления. Это - мои наблюдения, письма служебные и отчет, в котором изложена история нашего дрейфа. Но на всякий случай пишу и тебе о нашем открытии: к северу от Таймырского полуострова на картах не значится никаких земель. Между тем, находясь на широте 79°35" между меридианами 86 и 87 к востоку от Гринвича, мы заметили резкую серебристую полоску, немного выпуклую, идущую от самого горизонта. Третьего апреля полоска превратилась в матовый щит лунного цвета, а на следующий день мы увидели очень странные по форме облака, похожие на туман, окутавший далекие горы. Я убежден, что это - земля. К сожалению, я не мог оставить корабль в тяжелом положении, чтобы исследовать ее. Но все впереди. Пока я назвал ее твоим именем, так что на любой географической карте ты найдешь теперь сердечный привет от твоего Монготимо Ястребиный Коготь, как ты когда-то меня называла. Как это было давно, боже мой! Впрочем, я не жалуюсь… Впрочем, я не жалуюсь», - продолжал я вспоминать, бормотать, путаясь, что вот еще одно слово, еще одно, а дальше - забыл, не припомнил. «Я не жалуюсь. Мы увидимся, и все будет хорошо. Но одна мысль, одна мысль терзает меня!»
********

«…Горько подумать, что все могло быть совсем иначе. Я знаю, он будет оправдываться, пожалуй, сумеет убедить тебя, что я один во всем виноват. Молю тебя об одном: не верь этому человеку! Можно смело сказать, что всеми нашими неудачами мы обязаны только ему. Достаточно, что из шестидесяти собак, которых он продал нам в Архангельске, большую часть еще на Новой Земле пришлось пристрелить. Вот как дорого обошлась нам эта услуга! Не только я один - вся экспедиция шлет ему проклятия. Мы шли на риск, мы знали, что идем на риск, но мы не ждали такого удара. Остается делать все, что в наших силах. Как много я мог бы рассказать тебе о нашем путешествии! Для Катюшки хватило бы историй на целую зиму. Но какой ценой приходится расплачиваться, боже мой! Я не хочу, чтобы ты подумала, что наше положение безнадежно. Но вы все-таки не особенно ждите…»

Письмо, обращённое к капитану И. Л. Татаринову

Октябрь, 2012 год, Тамбов

Здравствуйте, Иван Львович! С приветом и самыми наилучшими пожеланиями в Ваш адрес обращается Владимир Юрин, кадет «Многопрофильного кадетского корпуса» г. Тамбова. Адресуя Вам своё письмо, я полон волнения. Так хочется крикнуть: «Привет первооткрывателю северных просторов, привет веку двадцатому от века двадцать первого!»

В начале своего письма хочу сообщить, что вы – легендарный человек! Во-первых, ваши открытия помогли развитию отечественной науки, а во-вторых, они стали материалом для создания замечательного романа, который написал В. Каверин. Это произведение потрясло каждого кадета нашего корпуса.

Иван Львович, мне, к сожалению, не пришлось знать Вас лично, но так хочется быть на Вас похожим. Я, как и Вы, очень люблю читать. Эта страсть к книгам у меня с детства. Особенно нравятся приключенческие и исторические романы, в которых выступают мужественные, сильные духом люди. Они, как и Вы, заряжают потрясающей энергией. А после этого хоть на Северный полюс, хоть в пустыню Сахара.

Вы – настоящий герой! Люди, подобные Вам и членам Вашей команды, показали пример неподражаемого патриотизма. Любовь к Родине… Что может быть ценнее и важнее для человека любого времени. Это чувство каждый из нас впитал в себя с молоком матери. Как мать свята для человека, так и Родина.

Читая страницы романа, меня до глубины души тронули Ваши чувства, обращённые к близким людям. Вы любите свою семью. Понимая всю сложность сложившейся ситуации, Вы всё-таки не падаете духом, а остаётесь оптимистом, плюс к тому же романтиком. Находясь в разлуке с любимыми людьми, будучи разделёнными тысячами километров, Вы продолжаете думать и заботиться о них, невзирая на расстояния.

Стойкость Вашего характера завораживает. Мне во многом хочется быть похожим на Вас.

Наверное, у меня искрятся глаза, когда я пишу эти строки. Но так хочется многое сказать. У меня есть мечта – стать военным. Наверное, этим выбором, отчасти, я обязан Вам, потому что те черты настоящего мужчины, которыми обладали Вы, привлекают меня. Вы не любили славы, высокопарных речей. Мне тоже чужд запах честолюбия, но боевой дух настоящего борца кипит в моей душе.

В заключении своего письма хочется выразить Вам слова благодарности за наглядный пример для подражания. Вы стали героем не только каверинского романа, но и героем для многих поколений мальчишек. Выше голову, капитан Татаринов! Ваши слова, которые стали девизом многих из нас, будут помнить вечно. «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»

С уважением Владимир.

Тамбовская средняя общеобразовательная школа

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА

И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ВЫМЫСЕЛ

В РОМАНЕ В. КАВЕРИНА

«ДВА КАПИТАНА»

(О ЖИЗНЕННОМ ПОДВИГЕ РОССИЙСКИХ

ПЕРВОПРОХОДЦЕВ)

Выполнила: Чижова Маргарита,

ученица 11 класса

Руководитель: ,

учитель русского языка и литературы

Тамбовка 2003

ПЛАН.

I. ВСТУПЛЕНИЕ.

II. О РОМАНЕ «ДВА КАПИТАНА».

III. ПРООБРАЗЫ ГЕРОЕВ ПРОИЗВЕДЕНИЯ:

1. КЛЕБАНОВ САМУИЛ ЯКОВЛЕВИЧ;

2. ФИСАНОВ ИЗРАИЛЬ ИЛЬИЧ;

3. ГОЛОВКО АРСЕНИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ.

IV. РОССИЙСКИЕ ПЕРВОПРОХОДЦЫ - ПРОТОТИПЫ КАПИТАНА ТАТАРИНОВА:

1. ТОЛЛЬ ЭДУАРД ВАСИЛЬЕВИЧ;

2. БРУСИЛОВ ГЕОРГИЙ ЛЬВОВИЧ;

3. СЕДОВ ГЕОРГИЙ ЯКОВЛЕВИЧ;

4. РУСАНОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ.

V. НАУЧНЫЕ ЦЕННОСТИ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ.

VI. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

VII. ЛИТЕРАТУРА.

I. Вступление.

Художественный мир произведений Вениамина Александровича Каверина очень ярок и многообразен. Среди его героев можно увидеть людей, горячо любящих свое дело. Каверин пишет много о молодом поколении и внутренней силе, которая движет им, рассказывает о людях, занимающихся физическим и умственным трудом. В основном, это неординарные личности, способные на многое, привлекающие силой характера, выдержкой, целеустремленностью. Можно сказать, что для многих из них девизом служат слова: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» Под таким девизом прошла также и жизнь самого автора, от начала и до конца. Для него вся жизнь была борьбой, полной поисков и находок.


(1, русский советский писатель. Родился 6 апреля (19 н. с.) в Пскове в семье дирижера. В 1912 поступил в псковскую гимназию. Стал заниматься историей русской литературы и писать стихи. Шестнадцатилетним юношей он переехал в Москву и в 1919 закончил здесь среднюю школу . Одновременно с занятиями в Московском университете он служил в студенческой столовой, потом инструктором в художественном отделе Моссовета. Писал стихи.

В 1920 перевелся из Московского университета в Петроградский, одновременно поступив в Институт восточных языков на арабское отделение, окончил оба. Был оставлен при университете в аспирантуре, где в течение шести лет занимался научной работой и в 1929 защитил диссертацию, посвященную вопросам истории русской журналистики, под названием "Барон Брамбеус. История Осипа Сенковского". Конкурс начинающих писателей, объявленный Ленинградским Домом литераторов, подсказал ему мысль испытать свои силы в прозе. На этом конкурсе Каверин за свой первый рассказ «Одиннадцатая аксиома » получил премию. Рассказ Каверина был отмечен Максимом Горьким. С тех пор он не переставал следить за работой молодого писателя.

В 1921 вместе с М. Зощенко, Н. Тихоновым, Вс. Ивановым был организатором литературной группы "Серапионовы братья". Впервые напечатался в альманахе этой группы в 1922 (рассказ "Хроника города Лейпцига за 18... год"). В это же десятилетие им написаны рассказы и повести ("Мастера и подмастерья" (1923), "Бубновая масть" (1927), "Конец Хазы" (1926), повесть о жизни ученых "Скандалист, или Вечера на Васильевском острове" (1929). Решил стать профессиональным писателем, окончательно посвятив себя литературному творчеству. "Друг моего старшего брата Ю. Тынянов, впоследствии известный писатель, был моим первым литературным учителем, внушившим мне горячую любовь к русской литературе", - напишет Каверин.

В 1появляется первый роман о жизни советской интеллигенции "Исполнение желаний", в котором Каверин ставил задачу не только передать свои знания жизни, но и выработать собственный литературный стиль. Это удалось, роман имел успех. В этой книге впервые Вениамин Александрович подошел к изображению молодежи своего времени.

Самым популярным произведением Каверина стал роман для юношества - "Два капитана", первый том которого был завершен в 1938. Он был посвящен истории молодого человека нашего времени, начиная с его детских лет и кончая зрелостью. Начавшаяся Отечественная война остановила работу над вторым томом. Во время войны Каверин писал фронтовые корреспонденции, военные очерки, рассказы. По его просьбе был направлен на Северный флот. Именно там, повседневно общаясь с летчиками и подводниками, понял, в каком направлении пойдет работа над вторым томом "Двух капитанов". В 1944 второй том романа был опубликован и удостоен Сталинской (Государственной) премии в 1946 году.

Во время войны Каверин работал военным корреспондентом газеты «Известия» и выпустил несколько сборников рассказов: «Мы стали другими», Орлиный залет», «Русский мальчик» и другие.


Вениамин Каверин - военкор газеты "Известия"

За работу на Северном флоте Каверин был награжден орденом Красной Звезды.

В 1работал над трилогией "Открытая книга", о становлении и развитии микробиологии в стране, о целях науки, о характере ученого. Здесь рассказывается история советской женщины – микробиолога Татьяны Власенковой. Увлеченно, с глубоким знанием предмета Каверин рассказывает о работе Власенковой по созданию отечественного пенициллина, сделав тему научного поиска основной для своего романа. Книга завоевала популярность у читателя.


В 1962 Каверин опубликовал повесть "Семь пар нечистых", рассказывающую о первых днях войны. В этом же году была написана повесть "Косой дождь". В 1970-е создал книгу воспоминаний "В старом доме", а также трилогию "Освещенные окна", в 1980-е - "Рисунок", "Верлиока", "Вечерний день", в 1989-ом году – «Эпилог». Каверин 2 мая 1989.

II . О книге "Два капитана".

В каждом произведении В. Каверина особенно остро чувствуешь волнующую связь прошлого и настоящего: такое причудливое, порой неожиданное, увлекающее переплетение узоров судьбы. Доказательством тому служит роман «Два капитана», первый том которого был впервые опубликован в 1938 году, а второй том вышел в свет в 1944 году. Книга издавалась несколько сот раз; была переведена более чем на 10 иностранных языков .

И вот уже более полувека читатели всех возрастов, затаив дыхание, следят за удивительной судьбой мальчика Сани из города Энска.
Саня жил на берегу реки, и вдруг «в один прекрасный день на этом берегу появляется почтовая сумка. Конечно, она падает не с неба, а ее выносит водой. Утонул почтальон!»
Больше всего Саня любил слушать, как добрая тетя Даша вслух читала размокшие письма из сумки утонувшего почтальона. Некоторые мальчик запомнил наизусть, и впоследствии они помогли ему раскрыть тайну трагической гибели полярной экспедиции капитана Татаринова...

"Два капитана"... Это произведение рассказывает о жизни великих русских первооткрывателей, об их трудном и героическом пути на просторах полярного Севера. Найти следы экспедиции, пропавшей много лет назад, разгадать тайну ее исчезновения, - мечта и цель всей жизни молодого капитана, полярного летчика Сани Григорьева. А свершится это во время войны, когда, утопив метким попаданием торпеды фашистский рейдер, он чудом дотянул покалеченный самолет к каменистому пустынному берегу... Борьба, поиск увлекают, когда чисты помыслы и благородна цель.

В романе В. Каверина Саня Григорьев идет по военному Архангельску, встречая на его улицах американских и английских моряков с кораблей союзников, среди них - негры, мулаты; видит, как китайцы стирают рубахи в Северной Двине, прямо под набережной.

"Острый запах соснового бора стоял над рекой, мост был разведен, маленький пароходик, огибая бесконечные плоты, возил народ к пристани от пролета. Куда ни взглянешь, везде было дерево и дерево - узкие деревянные мостки вдоль приземистых николаевских зданий, в которых были разбиты теперь госпитали и школы, деревянные мостовые, а на берегах целые фантастические здания из штабелей свежераспиленных досок". Это - Соломбалы в годы войны.
Но, наблюдая всю эту архангельскую экзотику 42-го года, капитан Григорьев взволнован другим: он идет по городу, откуда начинался путь в неизведанное Пахтусова, Седова, Русанова, Брусилова и других великих полярных исследователей. На Соломбальском кладбище он долго стоит у могилы с надписью на скромном памятнике: "Корпуса штурманов подпоручик и кавалер Петр Кузьмич Пахтусов. Умер в 1835 году ноября 7 дня. От роду 36 лет...".
Соломбала, Бакарица, Кузнечиха встают со страниц романа именно такими, какими они выглядели в то время, - и как увидел их воочию автор "Двух капитанов". Вениамин Александрович Каверин, по его словам, бывал в Архангельске раз двадцать, наверное... Впервые Каверин попал в этот город летом 42-го, во время бомбежек: пожары, попадались разрушенные дома, осколки стекол хрустели под ногами...

В Полярном в свободное время В. Каверин начинает работать над незаконченной книгой "Два капитана". "Что же будет с Саней Григорьевым и Катей? Ясно, что они встретятся здесь, на Севере", - признается писатель соседу по комнате, военному корреспонденту газеты "Правда". Волей автора Саня Григорьев попадает в Полярный. А вместе с ним на страницах романа появляются подробности, заставляющие каждого, кто хоть год прожил на Севере, перечитывать драгоценные строки и дивиться им...

"Я любил этот город, еще ни разу его не увидев. В нем служил герой моего детства - полярный летчик Саня Григорьев из романа "Два капитана". Этот город называют по-разному: "Ворота Арктики", "Колыбель Северного флота", "Заполярный Севастополь". На карте Кольского полуострова он обозначен кружочком с надписью "Полярный"..." Это написал в одном из своих первых очерков Николай Черкашин, писатель-маринист, известный флотскому читателю уже несколько десятков лет.

В произведении В. Каверина остро ощутимая связь времен и поколений, сочетание, переплетение исторического, документального и художественного – все это увлекает читателей.

III . Прообразы героев произведения.

Сюжет книги основан на реальных событиях. История Сани Григорьева детально воспроизводит биографию Михаила Лобашева, профессора Ленинградского университета. В. Каверин познакомился с ним в середине 30-х годов, и эта встреча подтолкнула писателя к созданию книги.

«Роман «Два капитана», - писал автор, - целиком возник из подлинной истории, рассказанной мне одним моим знакомым, впоследствии известным генетиком ».
"Даже столь необычайные подробности, как немота маленького Сани, не выдуманы мною", - признавался Каверин.

1.

В одной из бесед с журналистами Вениамин Александрович Каверин подтвердил, что одним из прототипов Сани Григорьева послужил летчик-истребитель, старший лейтенант, погибший в 1943 году. А жизненный путь Самуила Яковлевича Клебанова теснейшим образом связан с северным краем: с 1935 года он работал в Нарьян-Маре, летал на тогдашнем "У-2", а в 1938 году стал старшим пилотом Архангельского аэропорта, который находился тогда в Кегострове. Учился же летному делу он в Ленинграде, вместе со Чкаловым (почти как Саня Григорьев в романе).
И вот что еще рассказал тогда Каверин: "В Архангельске во время войны была одна любопытная встреча. В порту Бакарица я увидел буксирный катер, который своим названием мне что-то напомнил, взволновал. Спрашиваю у молодого капитана пароходика: "Как долго ваш буксир называется "Лебедином"? - "А он всегда так назывался". - "Когда он был спущен на воду?" - "Давно, еще до революции. Название с тех пор не меняли". И тут оставалось только осознать, что я вижу перед собой тот самый катер, на котором явились к шхуне "Св. Фока" родные и друзья капитана Седова, чтобы проститься с ним перед его отплытием в Арктику и дальше, к полюсу..."
Столь памятный эпизод Каверин описал в "Двух капитанах" от лица Сани Григорьева.

Шел третий год войны. Военкор "Известий" Каверин, бывая в Полярном, Ваеньге, Мурманске, почти ежедневно писал статьи, очерки, корреспонденции, рассказы для своей газеты - и в то же время собирал материал, обдумывал и работал над новыми главами второго тома "Двух капитанов". В том же 43-м году погиб старший лейтенант Самуил Яковлевич Клебанов, талантливый летчик, умный, мужественный, целеустремленный человек (и красавец внешне).

Как потом не раз будет вспоминать Вениамин Александрович, именно Клебанов оказал ему неоценимую помощь в изучении особенностей летного дела в условиях Крайнего Севера. Позднее, когда писатель Лев Успенский познакомил с ним Каверина, Клебанов был уже шеф-пилотом Ленинградского гражданского флота. Ну, а с начала войны - летчик-истребитель, героически сражавшийся с врагом. В "Очерке работы" В. Каверина читаем, что дневник, приведенный в "Двух капитанах", полностью основан на дневнике штурмана Альбанова, одного из двух оставшихся в живых участников трагической экспедиции Брусилова.

Каверин знал, что Клебанов был не только первоклассным летчиком, но и автором интересных статей в специальных журналах, где с глубоким пониманием дела писал о том, как "улучшить и облегчить жизнь и дело полярного пилота в крайне трудных условиях". В "Двух капитанах" - "... Из "Гражданской авиации" тоже позвонили и спросили, куда послать номер с Саниной статьей о креплении самолета во время пурги..."

В каверинском сборнике "Литератор" есть его письмо Самуилу Яковлевичу Клебанову, датированное 14 марта 42- го года: "...Я читал в "Известиях" о том, что Вы летали бомбить Германию, и почувствовал настоящую гордость за то, что изобразил хоть небольшую частицу Вашей жизни в "Двух капитанах". От всей души поздравляю Вас с орденами - уже двумя - так быстро. Я не сомневаюсь в том, что Вы - настоящий человек и мужчина..."

Тогда, в январе 88-го, Вениамин Александрович с горечью вспоминал: "Клебанов погиб очень грустно и обидно: при аэрофотосъемке вражеского объекта, разбомбленного им накануне. Его нашли и похоронили партизаны". В народном музее авиации Севера собрано немало интересных материалов и документов о. Его родные, жившие в Белоруссии, передали в музей все награды летчика-героя, среди которых и орден Ленина. Его имя занесено на мемориальную доску в бывшем помещении Архангельского аэропорта в Кегострове...

Вениамин Александрович говорил потом: "Писателю редко удается встретить своего героя в его вещественном воплощении, но первая же наша встреча показала мне, что его биография, его надежды, его скромность и мужество в полной мере укладываются в тот образ, каким я представлял себе в дальнейшем (во втором томе) моего героя Саню Григорьева... Он принадлежал числу тех немногих людей, у которых слово никогда не опережает мысль. Впоследствии, когда я писал второй том романа, я нашел в стенографически записанных воспоминаниях его однополчан строки, говорившие о том, что он заслужил их любовь и глубокое уважение".

Легко узнаются в "Двух капитанах" все те, с кем встречается Саня Григорьев. Адмирал, "приветствующий братьев, идущих на подвиг в пустыне арктической ночи", знаменитый подводник Ф., имя которого в целях военной секретности в 1943 году ни в коем случае нельзя было написать полностью... С ним вместе Саня Григорьев потопил четвертый транспорт противника. Мы легко разгадаем, кого "зашифровал" Каверин в этих строках - командующего флотом адмирала, командира подводной лодки М-172 . "Малютка" знаменитого Ф." с помощью Сани Григорьева утопила четвертый транспорт противника, - рассказал в главе "За тех, кто море".
"Знаменитый подводник Ф." - и об этом часто упоминал сам автор - реальное историческое лицо. Это командир подводной лодки "М-172" Герой Советского Фисанович, с которым Каверин познакомился в Полярном.
О встречах с Фисановичем Каверин рассказал подробнее в послевоенном очерке "": "Однажды я услышал условные выстрелы, которыми подводная лодка сообщает о потоплении транспорта противника. ... Вернулся Герой Советского Союза капитан 3 ранга Израиль Ильич Фисанович. ... Подводник, возвращающийся из плавания, имеет право полного отдыха в течение суток. Но дело шло к вечеру и мне хотелось поскорее написать в "Известия" о новой победе... Он был занят тем, что писал историю своей подводной лодки. За этим занятием я его и застал. Навстречу мне поднялся человек среднего роста, наружности самой обыкновенной. Остановили внимание лишь красные, немного набухшие веки и внимательный, пристальный взгляд".


"Знаменитый подводник Ф. " из каверинского
романа - командир подводной лодки М-172 .


О своем отношении к морякам-подводникам Каверин писал в "Двух капитанах": "Нигде не может быть такого равенства перед лицом смерти, как среди экипажа подводной лодки, на которой либо все погибают, либо побеждают, - думает Саня Григорьев. - Каждый военный труд тяжел, но труд подводников, особенно на "малютках", таков, что я не согласился бы променять один поход "малютки" на десять самых опасных вылетов. Впрочем, еще в детстве мне представлялось, что между людьми, спускающимися так глубоко под воду, непременно должен быть какой-то тайный уговор, вроде клятвы, которую мы с Петькой когда-то дали друг другу..."

Беседуя с Фисановичем, Каверин заметил, что "обстановка на подводной лодке, особенно на такой маленькой, как "малютка", где всего 18 человек команды, всегда бывает напряженной". Автор обратил внимание на то, что, рассказывая о десяти походах "малютки", Фисанович меньше говорил о себе, больше - об экипаже. "Я впервые почувствовал его как командира и человека: оценки точны и объективны. "Лучший техник на Северном флоте Каратаев", "необычно талантливый акустик Шумихин", боцман Тихоненко - "человек любой профессии", старшина Сережин, торпедист Немов, - каждому из членов экипажа командир дал отличную характеристику". Успех лодки - это не единоличная заслуга командира, - вот главное, что вынес из этого разговора Каверин.
Необычная скромность Фисановича соседствовала с глубокой образованностью. Отважный командир, "технарь", знал поэзию и литературу. Он писал книгу - "История подводной лодки М-172".
Каверин рассказывал, что каждая глава этой книги начиналась с эпиграфа - из Пушкина, Гомера, из старых классических военных книг. Один из эпиграфов особенно запомнился, это были слова, принадлежавшие Петру I: "Храброе сердце и исправное оружие - лучшая защита государства".
Книга вышла после смерти подводника в 1956 под названием "История "малютки"". Эпиграфы к главам в этой книге пропали...
Каверин обращал внимание на странные обстоятельства гибели в 1944 г. Он командовал переходом подводной лодки, полученной от союзников, из Великобритании на Северный флот. Лодка шла по маршруту, разработанному британским адмиралтейством . И именно английский самолет уничтожил лодку. Якобы по ошибке...
Капитан 3 ранга Герой Советского Союза зачислен навечно в списки одной из частей Северного флота. Одна из улиц в г. Полярном носит его имя.

Замечательный человек Арсений Григорьевич Головко, командовавший Северным флотом во время войны, также оставил заметный след в творчестве Вениамина Александровича Каверина. Кстати, познакомились они в Архангельске - и потом поддерживали дружеские отношения до конца жизни адмирала.
Вениамин Александрович вспоминал обстоятельства их знакомства с командующим Северным флотом... «Тогда, летом сорок второго он прибыл в Архангельск на яхте (которая, между прочим, когда-то принадлежала Его Императорскому Величеству). Помню, недалеко от города был устроен спектакль для моряков, и мы все, писатели, корреспонденты, тоже отправились туда. С нами тогда был Кассиль... По дороге догоняет машина с командующим, тот, оглядев нас, воскликнул: "А, вот и вся бражка!" Мне это почему-то показалось обидным - повернул назад и не пошел на спектакль. Назавтра Головко послал за мной своего адъютанта , познакомились; а потом уж я ему официально представился, когда вскоре стал собкором "Известий" по Северному флоту. Мне очень многое дала его помощь".


Командующий Северным флотом адмирал и командир ПЛ Ф. Видяев.


Арсений Григорьевич Головко, хоть и не названным, не раз возникает на страницах "Двух капитанов". Вот в офицерской столовой по старой флотской традиции отмечают тремя жареными поросятами потопленный вражеский транспорт, сторожевик и эсминец, - командующий Северным флотом стоя произносит тост за командиров-победителей, за их экипажи. Адмирал молод, всего четырьмя годами старше героя книги Сани Григорьева, который помнит его еще по боям в Испании (испанская страница есть в биографии), - и по приездам в их летный полк. В свою очередь, командующий Северным флотом, увидев за столом Саню, что-то говорит соседу, командиру дивизиона, - и тот произносит тост за капитана Григорьева, который умело навел на германский караван подводную лодку.
Позже в "Очерке работы" Каверин назовет адмирала Головко одним из самых лучших флотоводцев страны.
В "Двух капитанах" нет фамилий летчиков морской авиации - сослуживцев Сани Григорьева. Есть удивительно точное определение подвига героев заполярного неба - Бориса Сафонова, Ильи Катунина, Василия Адонкина, Петра Сгибнева, Сергея Курзенкова, Алесандра Коваленко и многих других героев-летчиков прошедшей войны: «Нигде не проявились с таким блеском качества русского летчика, как на Севере, где ко всем трудностям и опасностям полета и боя присоединяется плохая погода и где в течение полугода стоит полярная ночь. Один британский летчик при мне сказал: "Здесь летать могут только русские!»

IV . Российские первопроходцы - прототипы

капитана Татаринова.

Поиск истины, поиск справедливости постоянно присутствует в произведении В. Каверина. На фоне художественного вымысла четко встают фигуры реальных людей, сделавших очень много для развития науки ценой собственной жизни.

Образ капитана Татаринова заставляет вспомнить сразу о нескольких исторических аналогиях. В 1912 году в плавание отправились три русских полярных экспедиции: одну, на судне "Св. Фока", возглавил Георгий Седов; вторую - Георгий Брусилов на шхуне "Св.. Анна", и третьей, на боте "Геркулес", руководил Владимир Русанов. Все три закончились трагически: их руководители погибли, а вернулся из плавания только "Св. Фока". Экспедиция на шхуне "Св. Мария" в романе фактически повторяет сроки путешествия и маршрут "Св. Анны", но внешность, характер и взгляды капитана Татаринова роднят его с Георгием Седовым.
Слова "Бороться и искать, найти и не сдаваться" являются цитатой из стихотворения английского поэта Альфреда Теннисона. Они высечены на могиле полярного исследователя Роберта Скотта, погибшего в 1912 году во время обратного пути с Южного полюса.
Капитан Татаринов - это литературный герой. В реальной истории такого полярного мореплавателя и путешественника не было, но были люди, подобные ему.
У Каверина в "Очерке работы" читаем, что дневник, приведенный в "Двух капитанах", полностью основан на дневнике штурмана Альбанова, одного из двух оставшихся в живых участников трагической экспедиции Брусилова. Что для своего "старшего капитана", Ивана Львовича Татаринова он воспользовался историей двух отважных завоевателей Арктики. У одного взял мужественный характер, чистоту помыслов, ясность цели - это Георгий Яковлевич Седов. У другого - фантастическую историю его путешествия: это Георгий Львович Брусилов. Внешний вид татариновской шхуны "Святая Мария", ее дрейф во льдах точно повторяют брусиловскую "Святую Анну". Оба они - и Визе, и Пинегин - были в 14-м году в числе тех участников экспедиции Седова, которые после его кончины возвращались на "Святом Фоке" в Архангельс. И, подойдя к мысу Флора Земли Франца-Иосифа (Новая Земля), обнаружили там двух оставшихся в живых участников брусиловской экспедиции на "Святой Анне". Штурман Альбанов и матрос Конрад после трех месяцев мучительных скитаний по плавучим льдам и островам архипелага были доставлены в Архангельск. Так и в жизни пересеклись пути участников двух известных полярных экспедиций, но уже после гибели их вдохновителей – Г..Я. Седова и...

Дело в том, что полярный исследователь Георгий Брусилов - чуть ли не "национальный" герой полярнинцев-краеведов. И не он один. В Полярном, удивляясь причудам истории, вспоминают события начала позапрошлого, XIX века. Тогда Александровск (прежнее наименование г. Полярного) стал последней материковой точкой маршрутов арктических путешественников.
От причалов Екатерининской гавани уходили в высокие широты в 1812 году команды лейтенанта на шхуне "Святая Анна" и на парусно-моторном боте "Геркулес". Еще раньше, в 1900 году на судне "Заря" из Екатерининской гавани отправился на поиски загадочной Земли Санникова... Так распорядилась история, что вернуться отважным полярным путешественникам было не суждено. Но зато суждено было им войти в историю географических открытий, а потом и в художественную литературу . И каждый уважающий себя человек должен знать, каким был путь каждого из них.


"Святая Мария" очень похожа на "Святую Анну"...

ТОЛЛЬ Эдуард Васильевич (), российский полярный исследователь. Участник экспедиции на Новосибирские острова в 1885-86 годах. Руководитель экспедиции в северные районы Якутии, исследовал район между нижним течением рек Лена и Хатанга (1893), возглавил экспедицию на шхуне «Заря» (1900-02). Пропал без вести в 1902 году при переходе по неокрепшему льду в районе о. Беннетта.

Российский полярный геолог и географ барон Эдуард Васильевич Толль посвятил свою жизнь поискам легендарной Земли Санникова. Об этой таинственной арктической земле знали со слов путешественника, торговца и охотника Якова Санникова, который в самом начале ХIХ века увидел к северу от острова Котельного в Архипелаге Новосибирских островов далекие горные вершины. Об этой земле грезил не только Эдуард Толль, такой идеей были одержимы все участники его экспедиций.

В 1900 году Толль отправился туда на небольшой шхуне «Заря», проводя по дороге научные изыскания на побережье Ледовитого океана и на берегах его островов. Они обследовали очень большой участок прилегающего берега Таймырского полуострова и архипелаг Норденшельда, при этом прошел на север через пролив и открыл в архипелаге Норденшельда несколько островов Пахтусова.

Летом 1902 года он с тремя спутниками вышел в свой последний маршрут к недостижимой Земле Санникова, из которого все четверо так и не вернулись. Тогда настал звездный час молодого лейтенанта-гидрографа Александра Васильевича Колчака, который был одним из самых деятельных членов экипажа, выдержавшим с честью различные испытания. В мае 1903 года он сколотил команду и вышел в путь по дрейфующим льдам, держа курс до острова Беннетта, где рассчитывал найти Толя или хотя бы следы его последнего пребывания. Этот поход был невероятно трудным и долгим, занял три бесконечных месяца. Когда же они добрались, наконец, до острова Беннетта, пройдя тысячу километров, их ждала записка начальника экспедиции, гласившая, что еще в октябре 1902 года он и его спутники покинули остров с двухнедельным запасом продовольствия, так и не найдя Земли Санникова. По-видимому, все четверо погибли, возвращаясь через льды и разводья на побережье материка. На «Заре» боцманом был военный моряк, служивший на флоте с 1895 года. С лета 1906 года Бегичев жил на севере Сибири, занимаясь пушным промыслом. В 1908 году он, обойдя кругом мнимый полуостров, расположенный у выхода из Хатангского залива, против таймырского берега, доказал, что это – остров (Большой Бегичев), а к западу от него открыл другой остров (Малый Бегичев) – названия даны в советское время.

БРУСИЛОВ Георгий Львович , российский военный моряк (лейтенант, 1909), племянник генерала, исследователь Арктики.

После окончания Морского корпуса направлен (весной 1905) во Владивосток. Служил на военных кораблях на Тихом океане, на Средиземном море, а в годах - на Балтике. В участвовал в гидрографической экспедиции на ледокольных транспортах «Таймыр» и «Вайгач». Плавал он в Чукотском и Восточно-Сибирском морях на «Вайгаче» в должности помощника начальника экспедиции.

В 1912 году Брусилов возглавил экспедицию на парусно-паровой шхуне «Святая Анна» (23 члена экипажа, водоизмещение около 1000 т) с целью пройти Северо-Восточным проходом из Атлантического океана в Тихий. Брусилов решил заниматься в пути зверобойным помыслом. Хотя ледовая обстановка того года сложилась чрезвычайно суровой, судно все же проникло в Карское море через Югорский Шар.


Георгий Брусилов с командой полярных мореплавателей.

У западного побережья полуострова Ямал шхуну затерли льды. Поврежденная, она вмерзла в них (конец октября) и вскоре была вовлечена в ледовый дрейф, вынесший «Святую Анну» в Полярный бассейн. Большинство моряков болело трихинеллезом, так как в рацион входило мясо белых медведей. Тяжелый недуг, на три с половиной месяца приковавший Брусилова к койке, превратил его к февралю 1913 года в обтянутый кожей скелет. Вырваться из ледового плена летом 1913 года не удалось.

Во время дрейфа, самого длительного в истории русских арктических исследований (за полтора года пройдено 1575 км), Брусилов проводил метеорологические наблюдения, выполнял замеры глубин, изучал течения и ледовый режим в северной части Карского моря, до того времени полностью не известной науке.

3 апреля 1914 года, когда «Святая Анна» находилась у 83° с. ш. и 60° в. д. с согласия Брусилова шхуну покинули штурман Валериан Иванович Альбанов и 14 моряков; трое вскоре вернулись. Пеший переход по дрейфующим льдам на юг, к Земле Франца-Иосифа, из-за ветров и течений «удлинился» до 420 км вместо предполагавшихся 160. Около двух с половиной месяцев Альбанов и его спутники тащили семь нарт с поклажей и лодками (каяками) общим весом до 1200 кг. Географический результат похода, стоившего жизни почти всем морякам, таков: появившиеся на картах после австро-венгерской экспедиции Пайера-Вайпрехта () земли «Петермана» и «Короля Оскара» не существуют. Альбанов и матрос Александр Эдуардович Конрад (1890 - 16 июля 1940) были спасены экипажем «Святого Фоки» во главе с.

Альбанов доставил некоторые материалы экспедиции Брусилова, позволившие охарактеризовать подводный рельеф северной части Карского моря и промеры северной части, выявить меридиональную впадину на дне длиной около 500 км (желоб «Святой Анны»). Российский океанолог, используя данные Брусилова, в 1924 рассчитал местоположение, а в 1930 открыл остров, получивший имя «расчетчика».

Шхуна с Брусиловым, сестрой милосердия Ерминией Александровной Жданко (/1915), первой женщиной, участницей высокоширотного дрейфа, и 11 членами экипажа пропала бесследно. Есть предположение, что в 1915, когда судно было вынесено в Гренландское море, его потопила немецкая подводная лодка.

В 1917 году увидел свет дневник В. Альбанова, озаглавленный «На юг, к Земле Франца-Иосифа».

Географические названия в честь Брусилова: горы и нунатаки в горах Принц-Чарлз (Антарктида); ледниковый купол на острове Земля Георга в архипелаге Земля Франца-Иосифа.

3. .

СЕДОВ Георгий Яковлевич (), российский гидрограф, полярный исследователь.

Сын бедного рыбака с Азовского моря, он закончил Ростовское мореходное училище, стал изыскателем, военным гидрографом. Верой и правдой служил отечеству на Дальнем Востоке, командовал миноносцем в период Русско-японской войны, охраняя вход в устье Амура. Работал как гидрограф на Колыме, на архипелаге Новая Земля. И замыслил собственную экспедицию на Северный полюс, первую русскую национальную экспедицию. Северный полюс доселе не покорен – значит, надо водрузить там российский флаг. Цель была поставлена благородная, но средств для ее осуществления было явно недостаточно …

Собрать нужную сумму так и не удалось, но Седов и не думал отступать. Летом 1912 года его «Святой великомученик Фока» покинул Архангельск и взял курс на север с целью – исследовать Центральную Арктику.

Седов произвел детальную съемку соседних островков. Весной 1913 года подробно и точно описал северо-западный берег Новой Земли, в том числе заливы Борзова и Иностранцева, и с одной собачьей упряжкой обогнул ее северную оконечность. Съемка, произведенная Г. Седовым, значительно изменила карту этого побережья. В частности, он обнаружил горы Менделеева и хребет Ломоносова.

Седов был мужественным, верным офицерскому слову и долгу человеком, что он и доказал собственной героической гибелью. Экспедиция вышла весной 1914 года в поход по льдам. За время двух зимовок двух зимовок на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа почти все участники экспедиции перенесли цингу, резко ослабели, упал их боевой дух, ни о каком полюсе невозможно было и мечтать. Тем не менее, Седов покинул вмерзшее в лед у берегов Земли Франца-Иосифа судно и в сопровождении двух матросов, тоже тяжело больных, отправился в путь.

Путь этот был недолгим. 5 марта 1914 года, пройдя чуть больше ста километров по тысячекилометровому маршруту к полюсу (да еще тысяча километров на обратную дорогу!), Седов умер недалеко от острова Рудольфа, самого северного в архипелаге, на руках едва живых матросов. Тем удалось чудом возвратиться на зимовку, и в августе 1914 года экспедиция на «Святом Фоке», потерявшая своего начальника и еще одного человека, умершего от цинги, пришла в Архангельск. Несколько лет спустя имя старшего лейтенанта Седова стремительно заняло высочайшее место в русской арктической истории.

4. .

РУСАНОВ Владимир Александрович (?), российский полярный исследователь.

Окончив Парижский университет, плавал в 1907 года к Новой Земле, чтобы собрать материалы для диссертации. Частью на ветхом каркасе, частью пешком он прошел Маточкин Шар с запада на восток и обратно. В 1908 году, работая геологом во французской арктической экспедиции, он второй раз ходил к Новой Земле, пересек тогда дважды Северный остров от Крестовой губы до залива Незнаемого и в обратном направлении. В 1909 году, участвуя в русской правительственной экспедиции, Русанов в третий раз побывал на Новой земле, опять пересек Северный остров и открыл сплошную поперечную долину – кратчайший путь (40 км) между обоими берегами. Следуя на ветхой шлюпке вдоль западного побережья острова от Крестовой губы к полуострову Адмиралтейства, он обнаружил ряд ледников, несколько озерков и речек и завершил открытие Машигиной губы до ее вершины, глубоко врезанной в сушу и окруженной крупными ледниками.

Затем Русанов был начальником трех русских экспедиций. В 1910 году он в четвертый раз плавал к Новой земле на парусно-моторном судне. Экспедиция заново описала западный берег от полуострова Адмиралтейства до Архангельской губы. Русанов открыл большую губу, к вершине которой подходил язык громадного ледника – залив Ога (назван в честь французского геолога Эмиля Ога).

Пройдя через Маточкин шар к западному побережью, Русанов тем самым завершил обход (вторично после Саввы Лошкина) всего Северного острова

И по материалам описи и нескольких пешеходных маршрутов составил его новую карту. Выяснилось, что береговая линия острова более развита, чем до тех пор считали, а горы занимают всю внутреннюю часть и прорезываются глубокими, в основном сквозными долинами, прорытыми древними ледниками. Впервые на карте Русанова нанесен сплошной ледяной покров, контуры которого близки показанным на наших картах.


Полярный исследователь Владимир Русанов.

В 1911 году Русанов в пятый раз плавал к новой земле на парусно-моторной лодке (5т). Он прошел к острову междушарскому и убедился в полном несоответствии карт действительности – северо-восточный берег острова оказался изрезанным многими бухтами , коренным образом изменил очертания южной окраины Новой земли и выявил изрезанность ее берегов.

В 1912 году Русанов был послан на Шпицберген для разведки месторождений каменных углей и подготовки их к эксплуатации. В его распоряжении находилось маленькое (65т) парусно-моторное судно «Геркулес» (капитан – Александр Степанович Кучин). Русанов направился сначала к Западному Шпицбергену и открыл четыре новых месторождения каменного угля. Оттуда он в шестой раз перешел к Новой Земле, к Маточному Шару. Он оставил там записку, что, имея годичный запас продовольствия, намерен обогнуть с севера Новую Землю и пройти Северо-Восточным проходом в Тихий океан. Затем экспедиция пропала без вести – все одиннадцать ее участников, в том числе Русанов с женой, студенткой Парижского университета Жульеттой Жан, и кучин. Только в 1934 году на одном из островов в архипелаге мона и на островке в шхерах минина, у западного берега Таймыр, советские гидрографы случайно нашли столб с надписью «Геркулес, 1913», вещи, документы и остатки лагеря участников экспедиции.

V . Научные ценности географических открытий.

С Екатерининской гаванью связаны многие другие славные имена полярных иследователей и мореплавателей. В XVIII в. сюда заходила эскадра, в 1822 году экипажем военного брига "Новая Земля" под командованием лейтенанта составлена первая карта гавани, в 1826 году гидрографические исследования здесь проводил) и т. д.

В небольшой промежуток времени – весь ХIХ в. и начало ХХ в. –путешественники и мореплаватели многих национальностей выполнили большую исследовательскую работу. Среди этих работ много таких, которые были выполнены именно русскими первооткрывателями. Не называя имен, мы просто назовем эти открытия.

В Азии русские открыли и исследовали многочисленные горные сооружения и низменности в Сибири и на Дальнем Востоке, включая Алтай и Саяны, Среднесибирское, Янакое и Витимское плоскогорья, Становое, Патомское и Алданское нагорья, хребты Яблоновый, Черского, Сихотэ-Алинь, Западно-Сибирскую и Колымскую низменности. Русские нанесли на карту зеачительную часть восточного побережья материка, доказали островное положение Сахалина и довершили опись Курильской цепи. Также выполнили изучение Тянь-Шаня, Гиссаро-Алая и Памира, среднеазиатских пустынь и Копендага, Аральского моря и Балхаша, Кавказа и Закавказья, а также Малой Азии, Иранского нагорья и иранских пустынь. Наши соотечественники первые дали правильное представление об орографии и гидрографии Центральной Азии: завершили открытие и засняли ряд крупных элементов ее рельефа, в том числе Монгольский Алтай, Хэнтай, горные системы Наньшань и Бэйшань, впадины Цайдам, Долину Озер, Котловину Больших озер, Таримскую и Турфанскую, оконтурили пустыни Такла-Макан и Алашань, а также северную границу Тибетского нагорья, внесли существенный вклад в открытие и картирование Каракорума и Куньлуня.

VI . Заключение.

В 1984 году в Полярном на улице Лунина появился необычный памятник - гранитная глыба, а на ней огромный древний церковный колокол. Годами позже памятник изменил свой вид - колокол стал висеть между тремя опорами. Под ним была установлена памятная мраморная плита: "Под звон этого колокола уходили из Екатерининской гавани в северные широты знаменитые полярные экспедиции А. Толля (1900), В. Русанова (1912), Г. Брусилова (1912)".


Памятная доска, посвященная Э. Толлю, В. Брусилову, Г. Русанову.

Только люди, обладающие сильным характером, огромной волей, целеустремленностью и жаждой познаний могли заниматься такой деятельностью и совершать великие открытия, не щадя своих сил и здоровья.

Именно о таких людях писал в романе «Два капитана» В. Каверин, восхищаясь их мужеством и героизмом. Подтверждением этому служат слова из романа, обращенные к Сане Григорьеву: «Ты нашел экспедицию капитана Татаринова – мечты исполняются, и часто оказывается реальностью то, что в воображении представлялось наивной сказкой. Ведь это к тебе обращается он в своих прощальных письмах – к тому, кто будет продолжать его великое дело. К тебе – и я законно вижу тебя рядом с ним, потому что такие капитаны, как он и ты, двигают вперед человечество и науку».

А капитан Татаринов пишет в одном из своих прощальных писем: «Одно утешение – что моими трудами открыты и присоединены к России новые обширные земли». Его утешало то, что он погибает не зря, что он сделал огромный вклад в развитие науки.

...«Даже теперь, когда за долгую жизнь столько всего перечитано, мне трудно вспомнить другую книгу, чтобы вот так же, с первых же строк захватила и увлекла неотрывно. Крутыми виражами сюжета - при полной достоверности характеров героев. Неожиданными переплетениями судеб, разделенных во времени, ощутимой связью прошлого и настоящего. Дразнящим присутствием тайны.

Увидеть мир глазами юноши, потрясенного идеей справедливости, - эта задача представилась мне во всем ее значении!" - писала в своих воспоминаниях Лидия Мельницкая.

ЛИТЕРАТУРА

По следам таинственных путешествий. - М.: Мысль, 1988, с. 45-72

Вениамин Каверин // Собр. соч.: В 4 т.: Т. 4. - М.: Худож. лит., 1973. - С. 216-220.

Беседа двенадцатая. Судьба соседа - твоя судьба // Правда сказки: Очерки. - М.: Дет. лит., 1989. - С.

«Бороться и искать, найти и не сдаваться!»: (О романе В. Каверина «Два капитана») // Каверин капитана: Роман. - М.: Худож. лит., 1979. - С. 5-18.

Клятва Сани Григорьева // Книжка про книжки: Очерки. - М.: Дет. лит., 1985. - С. 93-101.

Каверин окна: Трилогия. - М.: Сов. писатель, 1978. - 544 с.: ил.

Каверин работы: [Предисловие] // Каверин. соч.: В 8 т. - М.: Худож. лит., . - Т. 1. - С.

Каверин капитана: Роман / Переизд. – Рис. Б. Чупрыгина. – М.: Дет. Лит., 1987. –560 с., ил. – (Тебе, юность).

Каверин стол: Воспоминания и размышления. - М.: Сов. писатель, 1985. - 271 с.

Каверин: Мемуары. - М.: Моск. рабочий, 1989. - 543 с.

Магидович по истории географических открытий. – М.: «Просвещение»

Новиков Вл. Безошибочная ставка // Каверин палимпсест. - М.: Аграф, 1997. - С. 5-8.

Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. - М.: 2000

Мальчик по имени Саня Григорьев проживает в небольшом городке под названием Энск вместе с родителями и сестрой. Однажды недалеко от берега реки обнаруживается умерший почтальон и сумка, наполненная письмами, которые охотно читает вслух соседка Григорьевых Дарья. В то же время отцу Сани ошибочно предъявляют обвинение в убийстве, а мальчику известна правда, но ему не под силу открыть ее окружающим в связи с его немотой.

Несколько позднее некий добросердечный доктор, встретившийся на пути Сани, помогает ему овладеть речью, но старший Григорьев умирает в заключении, не дождавшись справедливости. Мать немедленно снова вступает в брак, отчим оказывается бессовестным и бессердечным человеком, издевающимся над членами своей новой семьи.

Мать Сани, не выдержав ужасного существования с ее вторым мужем, также вскоре уходит из жизни. Соседи намереваются отправить мальчика и его сестру Сашу в приют, однако Саня и его ближайший товарищ Петька успевают убежать в Москву. Там ребята в течение некоторого времени находятся без надзора, но затем Саню задерживают, и таким образом он оказывается в недавно открывшейся школе, предназначенной для ребят, лишившихся родителей.

Мальчик с энтузиазмом берется за учебу и находит общий язык с одноклассниками. Однажды он по стечению обстоятельств попадает в квартиру, где проживает Николай Антонович Татаринов, находящийся на должности заведующего школой. В жизнь Сани входит его ровесница Катя, активная, эмоциональная и достаточно начитанная девочка, и ее мать Марья Васильевна, почти постоянно находящаяся в унылом и подавленном состоянии.

Паренек начинает постоянно бывать у Татариновых, ему уже давно известно о том, что двоюродный брат Николая Антоновича был мужем Марьи Васильевны и отцом юной Екатерины. Отплыв в экспедицию к отдаленным северным землям, капитан Татаринов исчез навсегда, а заведующий школой не устает подчеркивать, как много он сумел сделать для своего покойного брата, хотя точных сведений о судьбе отца Кати нет и сейчас, жена и дочь не знают, жив ли он или давно погиб.

В семнадцатилетнем возрасте Саня снова встречается с Катей, до этого он в течение нескольких лет не появлялся у Татариновых, ему категорически запретил приходить к ним рассердившийся на подростка Николай Антонович. Девушка рассказывает другу детства историю своего отца, выясняется, что в 1912 году он простился с семьей, проживающей в Энске, и отплыл во Владивосток на шхуне «Святая Мария». В дальнейшем близкие никогда более не встречались с ним, и все просьбы Марьи Васильевны о помощи в розысках капитана на имя царя остались без ответа.

Один из товарищей Александра, хитрый и изворотливый Ромашов или Ромашка, как его именовали в школе, который к тому же неравнодушен к Кате, докладывает ее двоюродному дяде о том, что девушка часто общается с Григорьевым. Екатерину тут же отправляют в Энск к ее тетке, Саня уезжает в этот же город, предварительно жестоко избив Ромашку.

Прибыв на родину, Григорьев после многолетнего перерыва вновь видит свою повзрослевшую сестру Сашу, от которой узнает, что и его давний друг Петька находится в Москве и собирается изучать изобразительное искусство. Юноша еще раз читает старые письма, которые произвели на него столь огромное впечатление в детские годы, и вдруг осознает, что речь в них идет именно об экспедиции, возглавляемой пропавшим Татариновым.

Внимательно вчитываясь в каждую строчку, Саня понимает, что именно отец Кати дал Северной земле имя Марии в честь своей жены, а почти все снаряжение для экспедиции оказалось совершенно негодным благодаря его двоюродному брату, взявшему на себя ответственность за хозяйственную часть. Парень немедленно рассказывает обо всем Екатерине, и девушка без колебаний верит его словам.

Саня сообщает правду и Марье Васильевне, настаивая на том, чтобы она обвинила Николая Антоновича фактически в убийстве двоюродного брата и членов его экипажа. Лишь позднее юноша понимает, что истина буквально убила мать Кати, ведь к этому времени она уже успела стать женой Николая Антоновича. Женщина, которой не хватило душевных сил для столь чудовищного открытия, заканчивает жизнь самоубийством.

После похорон Николай Антонович умело убеждает людей, в том числе и племянницу, в том, что в письмах его погибшего родственника речь шла о совершенно другом человеке. Парень видит, что все вокруг считают именно его виновником трагической кончины Марьи Васильевны, и он собирается непременно отыскать экспедицию и доказать, что вовсе не лгал и не клеветал относительно заведующего школой.

Григорьев учится в летной школе, расположенной в Ленинграде, тогда как его сестра Саша и ее супруг Петя готовятся стать художниками. По окончании обучения Саня становится полярным летчиком, а при встрече со старым товарищем Валей Жуковым он узнает о том, что Ромашка теперь регулярно бывает у Татариновых и, судя по всему, планирует заключить брак с Екатериной.

Саня не перестает думать об этой девушке и решает отправиться в Москву. Но прежде ему удается обнаружить останки шхуны, на которой отплыл капитан Татаринов, и молодой летчик собирается выступить с соответствующим докладом и открыть всю правду об исчезнувшей экспедиции.

Однако Николай Антонович успевает опередить Саню, он сам публикует в прессе статью, посвященную покойному Татаринову и его открытию, и в то же время размещает повсеместно клевету на Григорьева, в результате чего намеченный доклад отменяется. Кораблев, преподающий географию в школе, где ранее учился Саня, приходит на помощь юноше, и именно благодаря ему парень снова достигает взаимопонимания с Катей и доверия с ее стороны. Девушка наотрез отказывается выходить замуж за Ромашку, как желают ее родственники, и уезжает из дома, ведь она приобрела профессию геолога и становится руководителем экспедиции.

Ромашка не сдается, он сообщает Сане о том, что обладает некими материалами, уличающими Николая Антоновича, однако взамен тот должен разорвать отношения с Катей. Но Григорьеву все же удается получить разрешение на путешествие, посвященное раскрытию тайны отца Екатерины. Молодые люди, испытывающие безоглядную взаимную влюбленность, чувствуют себя счастливыми, но в это время сестра Григорьева Саша рожает сына, но сама вскоре умирает из-за возникших осложнений.

Проходит около пяти лет. Александр и Екатерина, ставшая его женой, постоянно перемещаются между дальневосточным регионом, Москвой и Крымом. Затем они решают поселиться в Ленинграде, но вскоре Саня вынужден отправиться воевать на испанской территории, а затем и сражаться с врагом в воздухе после нападения Германии на СССР.

При встрече с Ромашкой он сообщает Кате, как он якобы пытался спасти раненого Александра, но потерпел неудачу. Молодая женщина абсолютно ему не верит, и в реальности он действительно бросил на произвол судьбы беспомощного Григорьева, лишив его документов и имеющегося при нем оружия. Но Саня все же выживает и после лечения в госпитале торопится в голодающий Ленинград, намереваясь найти Катю.

Жены Григорьева в этом городе уже нет, и все поиски Александра оказываются напрасными. Но в ходе одного из боевых вылетов его экипаж обнаруживает следы пребывания в этих местах экспедиции Татаринова, тело самого капитана, а также все его письма к родственникам и отчеты. Вскоре Саня обнаруживает супругу у своего давнего знакомого доктора Павлова, который когда-то и научил его говорить.

В 1944 году Григорьевы снова попадают в Москву, где встречают многих дорогих для них друзей, которых они уже считали погибшими. Саня открывает всю подлость и беспринципность Ромашки, находящегося под судом, а затем делает подробный доклад для ученых-географов, где разоблачает все тайны, касающиеся путешествия Татаринова.

После слов Григорьева ни у кого уже не остается сомнений в том, по чьей вине погиб весь экипаж «Святой Марии». Николай Антонович вынужден с позором покинуть зал, где проходит торжественное заседание, и всем ясно, что его карьера навсегда завершена и ему уже никогда не удастся восстановить свое доброе имя.

Саня и Катя отправляются в Энск, и пожилой судья Сковородников, отец Петра, друга Александра с детских лет, в своей речи проводит знак равенства между погибшим Татариновым и Григорьевым. Он утверждает, что именно такие капитаны становятся источником движения вперед как для научной мысли, так и для всего человечества.

«Два капитана» - роман, написанный писателем Вениамином Кавериным. Название его связано с двумя героями, капитанами – нашим рассказчиком Саней Григорьевым и капитаном Татариновым, историю чьего исчезновения пытается раскрыть Григорьев. Эти люди, никогда друг друга вживую не видевшие, связаны тоненькой нитью, тянущейся через года – их жизненные пути постоянно пересекаются.

Рассказ ведётся от первого лица, будто дневник Саши – там и события его отнюдь не безоблачного детства, и светлые воспоминания из юности, первая, искренняя любовь и первые серьёзные трудности. В общем-то, всё произведение и рассказывает о жизни человека – казалось бы, такой незамысловатой штуке, но в то же время необыкновенно интересной и непостижимой.

В романе «Два капитана» автор поднимает множество актуальных даже для нашего двадцать первого века тем: целеустремлённость и стойкость на пути к мечте, умение не сдаваться и представать перед трудностями лицом к лицу; описание любви искренней, чистой и наоборот – корыстной, подлой; проблема выбора, с которой сталкивается каждый: по какому пути мне пойти? Что выбрать: честность и гордость, или же подлые уловки?

Сюжет довольно незамысловатый: первые главы повествуют о детстве главного героя Сани, его лучшем друге, арестованном по ошибке отце и письмах, выловленных из реки и затем перевернувших его жизнь с ног на голову.

Главный герой Александр Григорьев – честный, отважный и умный человек, который всегда держит своё слово. Он прирождённый борец за справедливость, потому и не терпит лжи ни в каких её проявлениях, стремится разгадать загадочное исчезновение капитана Татаринова и доказать виновность своего, пожалуй, главного врага – двоюродного дядю Кати.

Катя Татаринова – первая и единственная любовь Сани. Познакомились они ещё в детстве. Смелая, умеющая искренне любить и отдавать всю себя любимому человеку – она становится настоящей и верной спутницей жизни для Григорьева несмотря на все те препятствия, которые встречались на пути: предательство, мнимые друзья и смерть близких людей.

Мать Кати – несчастная женщина, которая слишком поздно узнала всю правду и, пребывая в депрессивном состоянии, отравилась из-за того, что якобы предала мужа. Основную часть её жизни Николай Антонович, двоюродный брат её мужа, убеждал её в том, что без него бы они просто на просто не прожили, что именно ему они обязаны всем тем, что имеют. На самом деле он был влюблен в Марью Васильевну и специально снабдил экспедицию Татаринова некачественным снаряжением.

Наблюдая за основными героями, мы можем узнать в них иногда себя, иногда наших знакомых; по отношению автора к ним можно понять, что хорошо, а что плохо. Казалось бы, Каверин поднимает такие будничные проблемы – но тем не менее, мы до сих пор сталкиваемся с вышеперечисленными негативными качествами, присущими многим людям. И следя за развитием событий, каждый делает для себя выводы. На кого хочется быть похожим: на Александра Григорьева или Николая Антоновича? Автор показывает, что в конце концов всё тайное становится явным, виноватый получает по заслугам, а порядочный и целеустремленный всегда достигает своей цели.

Завершить свой анализ хочу основной мыслью и девизом главного героя:

«Бороться и искать, найти и не сдаваться».

Несколько интересных сочинений

  • Сочинение Главные герои рассказа Хамелеон (характеристика, Чехов)

    Главный герой рассказа – полицейский Очумелов. Именно его автор иронично сравнивает с хамелеоном. Учиненное этим надзирателем расследование преисполнено противоречивыми подходами к оценке ситуации

  • Санкт-Петербург это древний и очень красивый город нашей страны России. Он является вторым по величине после Москвы, это важнейший центр туризма, экономики, медицины, науки, культуры нашего государства

    У каждого свое понимание о честности. Как по мне, так это человек, который не обманывает в первую очередь себя, а потом уже окружающих.

    Часто люди ругают своих соседей. Они не дают спать по выходным, шумят во время праздников, громко слушают музыку. Но мало кто хвалит своих соседей. Как же должен выглядит идеальный сосед?

  • Сочинение по картине Мавриной Кот ученый (описание)

    Художница Т.А. Маврина сделала целый цикл картин под названием "Кот Учёный". В своих произведениях она изображала кота не привычно ярким. Таким приёмом Т.А. Маврина подчёркивала особенность животного.


Top