Почему зеки в тюрьме ведут себя распущено. После тюрьмы – возвращение к нормальной жизни

Пребывание в заключении коренным образом меняет психологию, характер и мировоззрение человека. Эти изменения чаще всего не в лучшую сторону, пусть даже человек морально становится сильнее. Содержание в одиночной камере, вообще, может привести к сумасшествию. После пяти лет заключения происходят необратимые изменения в психике, теряется индивидуальность личности, тюремные установки человек принимает за свои, и сидят эти установки очень крепко.

У большинства рецидивистов есть неосознанная потребность быть пойманными, чтобы снова попасть в тюрьму. На воле им непривычно, изменчиво, непонятно, как себя вести и куда дальше двигаться. Возможно, в тюрьме был заработан определенный статус и авторитет, который дался с трудом. На свободе этот статус ничего не значит, обществом накладывается клеймо бывшего зека. Внешне люди, побывавшие в тюрьме, тоже меняются: часто у них холодный колючий взгляд, многие возвращаются с выбитыми зубами и отбитыми внутренними органами.

Психологические изменения работников тюрьмы

У работников исправительных учреждений также деформируется психика. Примечателен знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент, который был проведен американскими психологами в семидесятых годах прошлого века. В условной тюрьме, которую оборудовали в коридоре университета, добровольцы играли роли заключенных и надзирателей. Они достаточно быстро вникли в свои роли, и уже на второй день эксперимента между заключенными и надзирателями начались опасные конфликты. У трети надзирателей обнаружились садистские наклонности. Двоих заключенных из-за сильнейшего шока пришлось вывести из эксперимента раньше времени, у многих возникло эмоциональное расстройство. Эксперимент был закончен раньше времени. Этот эксперимент доказал, что ситуация воздействует на человека гораздо больше, чем его личные установки и воспитание.

Тюремные надзиратели быстро становятся грубыми, жесткими, властными, одновременно с этим испытывают огромное психологическое напряжение и нервный стресс.

Работники исправительных учреждений часто перенимают привычки заключенных: жаргон, музыкальные предпочтения. У них пропадает инициатива, теряется способность сопереживать, нарастает раздражительность, конфликтность, черствость. Крайняя форма такой психической деформации – рукоприкладство, оскорбления, грубость, садизм тюремных надзирателей.

Тюремное заключение придумано, внедрено и используется с целью исправления человеческого поведения. Не каждый человек способен исправиться и стать законопослушным гражданином общества, но влияние тюрьмы меняет мировоззрение каждого, кто там находился.

Инструкция

Срок заключения зависит от сделанного поступка, однако в каждом случае нахождение в тюрьме должно спровоцировать человека подумать о том, что он совершил, и понять, что так поступать нельзя. Это в теории. На практике оказывается, что все люди разные, да и тюремное заключение бывает всяким.

Психологи, занимающиеся изучением этой проблемы, заметили, что нахождение человека в тюрьме более 7 лет необратимо влияет на его психику. Происходит не осознание ситуации и желание исправить свою жизнь, а полное принятие тюремных ценностей и соответствующего образа жизни. Тюрьма – это настолько агрессивная среда, что накладывает серьезный отпечаток на сознание человека.

Если человек попадает в тюрьму впервые, на него очень давит состояние несвободы, ограничение передвижений, действий и круга общения. Кроме того, в любой тюрьме действуют собственные законы, которые тоже нужно понять и принять. От того, насколько быстро человек адаптируется к новым правилам, зависит порой не только его здоровье, но и жизнь. Однако, несмотря на все неудобства и ограничения, человек со временем привыкает и к этому. И через некоторое время уже любая другая среда для него будет чуждой и неприемлемой.

В тюрьме работает строгий принцип иерархии: или человек подчиняет других, или подчиняется сам. После освобождения от заключения многие, привыкнув к подобному распределению ролей, и в жизни ищут аналогичных людей.

Очень большое значение на человека оказывает то, что он потерял, находясь в тюремном заключении. Если срок был небольшой, а на свободе есть дом, семья и какие-то знакомства, есть возможность выйти на работу и вернуться практически к тому же образу жизни, который был до заключения. А если прежний образ жизни потерян, все знакомства только из среды таких же бывших заключенных, на работу устроиться возможность очень маленькая, человек остается в этом образе жизни и уже маловероятно станет законопослушным.

Человек вышел из тюрьмы (выпустили из тюрьмы). Как жить после тюрьмы? Как помочь человеку? Как адаптироваться в обществе? Что делать близким и родственникам того, кто недавно вышел из тюрьмы, а отсидел там очень много лет? Что меняется в человеке и его психике, пока он сидит в тюрьме? Какими выходят из тюрьмы?

Эти и многие другие вопросы волнуют тех, кто столкнулся с ситуацией похожей на описанную в письме женщины (ниже).Она задает вопрос, а психолог отвечает, о том чем и как можно помочь человеку после освобождения из тюрьмы и отсидевшему там длительный срок (причем не один).

ВОПРОС ПСИХОЛОГУ: Человек вышел из тюрьмы. Как помочь?

Текст письма:

Прошу посоветовать, как вести себя с бывшим мужем

И так, мне 40 лет, мой бывший муж, назовем его Сергей, отец моего ребенка сидит в тюрьме за наркотики, ему 38 лет, и общий срок проведенный им в тюрьмах почти 20 лет.

Я знакома с ним с 2010 г. — познакомилась, расписались и родила ребенка, когда он тоже был в тюрьме (что он наркоман я тогда еще не знала). Пережито и потрачено с ним очень много сил и нервов, было и хорошее и плохое, я боролась за него как за человека которого видела в нем за наркотиками и следов тюремной жизни, очень многое поменялось в нем в лучшую сторону. Общение с ним, сейчас, очень открытое, как с его так и с моей стороны.
Человек действительно хочет меняться, и меняется в лучшую сторону и осознаёт, что он болен и хочет справиться со своей зависимостью, но это сейчас и там в тюрьме, и словно это делает из-за меня. Я понимаю, что жить с этим человеком не буду и не смогу, нет уверенности что справится, но все равно он мне очень близкий и родной (он отец моего ребенка это ключевое для меня), он для меня наверно как брат или сын и поэтому, очень хочу ему помочь. Его этот срок 4 года, на сегодня почти 2,5 прошло, скорее всего, он выйдет через полгода по УДО.

1,5 года назад, я встретила человека (далее А.), с которым я поняла, что жила какими-то иллюзиями, не реальностью и пустыми надеждами и обещаниями (возможно и сейчас что-то ещё осталось), и что С (Сергей) моя нереальность, а он А. вот он настоящий тут сейчас и рядом, хотя то же не все гладко в основном из-за С., но есть большое понимание друг друга и желание жить и строить совместную жизнь, и знаю что он(А) переживает за меня в этом вопросе.

Не так давно С. перевели в другую колонию, где есть почти неограниченный доступ к телефону, (до этого он мог звонить 1-2 раза в неделю), теперь по несколько раз в день. С этими звонками и началась меняться ситуация. У него проявляется ревность, сильное чувство собственности порой слишком сильное, даже угрозы убить.

Говорю, что я буду помогать ему пока он в тюрьме и какое-то время после выхода на свободу. Но он (С) словно меня не слышит, опускает виновато глаза, отвечает «да, да, да, я все понимаю» проходит время (иногда это час, иногда день или два) и он снова «ты будешь только моя», «я не вижу смысла без тебя», «я не представляю тебя с другим».

А. в курсе всех событий и разговоров с С. и он понимает мою борьбу за жизнь этого человека, но не всегда согласен с моим подходом, (бывает проскакивает ревность), не верит что моя именно такая Большая забота, сейчас поможет справиться ему и с наркотиками и подготовит морально к выходу на свободу. И с увеличением звонков, словно происходит шаг назад, после свиданий то же чувствую у него(С) жуткую боль, с его стороны это как какой-то мазохизм, и он не верит, что меня потерял.

Посоветуйте, как лучше мне вести себя с этим человеком сейчас и в целом пока он сидит в тюрьме. Какие шаги лучше предпринять, и как вести разговоры. Понимаю, что его жизнь это его жизнь, и как ей распоряжаться, решать только ему, но иметь на своей совести, что чего-то не сделала или поступила не правильно я не хочу, не хочу жить с этими мыслями.
Готова встретиться с Вами или другим психологом, если это не совсем Ваш профиль, и рассказать все более подробно.

Так же не возражаю, чтобы мой вопрос был опубликован у Вас на сайте.

ОТВЕТ ПСИХОЛОГА: Человек после тюрьмы. Как помочь?

Здравствуйте, Марина. Ваш вопрос понятен. Спасибо, что учли рекомендации по составлению вопроса. Для Сергея жизненная ситуация, конечно, сложная. Да, и для вас не совсем простая. Понимание его ситуации поможет вам действовать целенаправленно. Поэтому постараюсь пояснит к чему он привык в тюрьме и к чему ему необходимо приспособиться.

Сергей — человек после тюрьмы (хотя он ещё там, но мы о будущем) — зависимый и склонный к зависимостям, а значит самостоятельные решения принимать ему крайне сложно. Это подтверждают его успехи в тюрьме — месте, где все строго регламентировано, структурировано и однообразно. Соответственно, человеку легко привыкнуть к такому порядку и соблюдать его. В соответствии с этим порядком формируются определенные привычки. Почему и как меняется человек после тюрьмы?

В тюрьме все регламентировано и распорядок дня заключённого четко структурирован. Он знает, что должен делать каждую следующую минуту, час, день. Знает, что его гарантированно накормят (пусть не по высоким стандартам). Знает за что его могут похвалить, наказать и т.п. В общем там ему не нужно принимать решения и брать на себя ответственность за них. За него все решено, круг общения и взаимоотношения с людьми сложились, поэтому состояние относительно стабильное, он хорошо адаптирован и есть понимание происходящего. В психологии значимые люди и значимая для человека группа называется референтной. Иметь такую группу для любой личности очень важно, чтобы чувствовать себя комфортно. В тюрьме у Сергея такая группа людей есть.

Помощь после тюрьмы

А теперь попробуйте представить себя на его месте… Вот, Сергей вышел из тюрьмы… Человек вышел из тюрьмы. Не важно — отец это вышел из тюрьмы, любимый вышел из тюрьмы, сын или муж вышел из тюрьмы. Люди после тюрьмы оказываются приблизительно в одинаковых условиях и поэтому психология человека после тюрьмы такова:

  • У них не было выбора и самостоятельности. Так и у Сергея: из прошлого — только вы и наркотики; из настоящего — пустота и неизвестность.
  • Никто за него на свободе не решает, что ему делать, куда идти и как зарабатывать.
  • Возникает внутреннее ощущение потерянности, бессмысленности жизни, никчемности, бессилия, отчаяния и т.п.
  • Жизнь после тюрьмы состоит из вопросов: «Куда идти?», «Что делать?», «Как жить после тюрьмы?», « и куда устроитьсяпосле тюрьмы?». Ни одного готового ответа нет. Нужно прилагать усилия, искать… А тут…. небольшая надежда в виде вас. Тем более, что вы его навещаете… Надежда крепнет…

Словами вы пытаетесь разрушить эту надежду, а действиями (посещая) поддерживаете. Люди, которые вышли из тюрьмы нуждаются в конкретике. Что-то туманное, непонятное, бесперспективное и быстро исчезающее их беспокоит и заставляет снова идти на нехорошие поступки. Если кто-то не может оказать помощи, но отказать напрямую боится или стесняется — это , которая обязательно создаст проблемы для обеих сторон. Не можешь — откажись и обоснуй. Можешь — прочитай дальше и действуй.

Выйти из ситуации можно только, если вы окажете помощь после тюрьмы. Основных два момента в этом:

  1. приобрести новую референтную группу
  2. четко расписать его действия после выхода на волю.

Второй пункт нужно сделать на бумаге, вместе с вашим «А». На одном листе нужно будет написать общий план действий, на другом распорядок дня (рабочего отдельно, выходного отдельно). Относитесь к этому серьезно. От наличия этого распорядка будет зависеть многое для осужденного, который выходит из тюрьмы. Сможет ли он жить на свободе или опять постарается попасть в тюрьму. Именно так некоторые неприспособленные к жизни люди и поступают. А адаптация после тюрьмы у мужчин проходит не всегда легко.

Как устроить жизнь людей после тюрьмы? Психика после тюрьмы. Работа после тюрьмы.

Правила поведения и режим в тюрьме вполне способствуют тому, чтобы и на воле человек соблюдал какой-то постоянный график или жил по расписанию. Проблема только в том, что он не сам это расписание составлял и не сам организовал себе значимую для него (референтную) группу. Поэтому, помогите ему конкретно в этом.

Где искать референтную группу и как занять выходные? Рабочие дни, понятное дело, должны быть заняты работой или учебой. Это и станет его референтной группой. Вам просто нужно узнать какую работу он выполняет в тюрьме, что ему нравится и посмотреть в СМИ вакансии по этим видам работ. Если это окажется проблематично, то посмотрите близкие к его пониманию и интересам специальности (так же в СМИ), по которым готовят в вашей местности на курсах или заочно.

Когда вы найдёте несколько вариантов подходящих работ и групп обучения, посмотрите, что там за коллектив и учителя. Желательно, чтобы курсы были не менее 3х месяцев и с последующим трудоустройством. Делайте всё это обязательно с «А», либо постоянно с ним советуйтесь. Когда определитесь с выбором, тогда уже совместно и составите ему расписание рабочих дней.

Выходные, хотя бы примерно, тоже должны быть расписаны. Например:
— 10-00 завтрак
— 11 до 12 пробежка
— 13 до 14 чтение (Библия, классика, психология)
— 14-00 обед
— 15-00 группа реабилитации.

В воскресенье примерно то же самое, только найдите какой-нибудь творческий бесплатный кружок и группу реабилитации. Посмотрите в вашем городе психологические реабилитационные центры, объединения, развивающие группы и т.д. Всё, что связано с социальной поддержкой и где работают психологи. Он должен туда какое-то время походить. Информацию поищите в интернете, там об этом должно быть. Также подберите ему занятие по интересам для самореализации. Сейчас существуют различные школы, где учат рисовать, делать что-то своими руками, укрепить тело и здоровье: школа креатива; школа танца, йоги, досуга и т.п..; мастер-классы по хенд-мейду, дизайну и прочим вещам. Узнайте, что его интересует больше.

Итак, вы совместно с «А» составили расписание и теперь его нужно отнести «С». Делать это тоже нужно обязательно совместно с «А». Более того, «А» обязательно должен будет сказать «С», что он тоже заинтересован в его благополучии, что его дальнейшая судьба ему небезразлична, и что он обязательно вместе с вами будет интересоваться его дальнейшей жизнью, успехами и т.п. Только в этом случае у «С» ослабнет состояние безысходности. Он будет надеяться, что у него есть 2 друга, а семейную жизнь он еще сможет устроить и найдет чем заняться после тюрьмы.

В противном случае состояние безысходности и отчаяния может довести до убийства себя или другого (того, кто препятствует, на его взгляд, его нормальной жизни). Поэтому тема убийства в устах «С» вполне обоснованна. Именно отчаявшиеся люди, кому уже нечего терять, могут решиться свести счеты с жизнью — своей или чужой, зависит от обстоятельств. И мне часто приходилось встречать людей, которые удивлялись: «Как такой человек мог убить? Он, ведь мухи не способен обидеть!». Это распространенные заблуждения. Дело тут вообще не в способности обижать…

ЧТО ДЕЛАТЬ СРАЗУ ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ. АДАПТАЦИЯ ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ.

Итак, жизнь после тюрьмы:

  • структурирование жизни «С» после его освобождения это ваша задача номер 1,
  • Преподнесение ему его схемы ближайших действий и распорядка дня — задача 2;
  • Участие в вышеописанных действиях «А» и ваши совместные уверения «С» в том, что с ним будете держать связь оба — это 3. (Первое время — около полугода — действительно придется контролировать. Желательно поначалу ходить с ним на мероприятия, а потом показать, что у вас другие интересы и своя жизнь).

Нарушение любого пункта приведет к продолжению участия в. «С» будет постоянно «Жертвой», а вы его «спасителем»; вы же будете вечной «Жертвой» для «А», а он вашим «Спасителем». «С» постоянно будет подсознательно прибегать к технике ухода от проблем, стараясь снова попасть в тюрьму, а оттуда требовать к себе внимания… И эти изматывающие манипуляции друг другом никогда не прекратятся.

Важен надзор после тюрьмы и помощь, чтобы расписать ему практически каждый его шаг. Обратите внимание, что в тюрьме он привык к директивному методу руководства, а выбирать что делать и принимать собственные решения ему крайне сложно. Поэтому на первых порах придется вот так всё расписывать, и предъявлять как требования после освобождения тюрьмы. «А, иначе», скажите — «мы ни за что не ручаемся и помочь тебе не сможем». В дальнейшем, необходимо убедить человека, что меняющимися обстоятельствами он может справляться сам, ведь делают же это другие люди. Показывайте ему, что работа после тюрьмы есть, главное быть готовым, поначалу, на любую работу; жизнь после тюрьмы есть, главное не зацикливаться на прошлом, а идти вперед. И друзья после тюрьмы, тоже могут быть, главное показать, что ты ответственный человек и на тебя можно положиться.

Успехов вам. Спасибо, что вы желаете помогать людям.

Люди после тюрьмы не умирают, если знают, что делать и если им помогают близкие. Учитесь смотреть на жизнь . Это тоже помогает жить и выживать. Найдите себя, смысл в жизни и Создателя!

Добрый день, дорогие домоседы. Поговорим про наших сограждан, которые пытаются после тюрьмы вернуться к нормальной жизни. Согласно опубликованным данным, в России свыше 50% ранее судимых вновь возвращаются в места лишения свободы.

По прошлогодним данными прокуратуры, на момент совершения повторных преступлений нигде не работали и не учились 67,7% бывших заключенных.

Более трети ранее осужденных шли на нарушение закона в состоянии алкогольного опьянения.

Боюсь, что после освобождения сын вновь может попасть обратно

… 26-летний Антон освобождается из колонии через несколько месяцев. Чем ближе к освобождению, тем больше беспокоится его мать Наталья: что ждет сына на свободе? За решетку парень попал, когда ему было чуть больше 18. За участие в групповой драке наказали восемью годами тюрьмы.

До отсидки Антон окончил среднюю школу. Учился средне. Шансы поступить были только на платное. Таких расходов мать не потянула бы. Устроился помощником плиточника. Поработать пришлось недолго. Почти восемь лет за решеткой никаких профессиональных навыков не добавили.

Решил самостоятельно , восстановить некоторые знания из школьной программы. Однако быстро остыл – не хватило самоорганизации. Пытался работать в тюрьме на производстве мебели, но не пошло – травмировал руку.

В принципе, в колонии работы нет. Работает всего процентов 10-20. Очень много сидит бездельников. Разумеется, сын оторван от социума. Его завязки с тюрьмой меня очень пугают мать.

Наталья говорит, что много слышала про разные российские фонды, которые помогают бывшим осужденным адаптироваться к свободной жизни после тюрьмы, в том числе – и трудоустроиться после заключения.

Еще сидя в колонии, заключенные, желающие , заполняют различные анкеты. В итоге оформится на работу можно чуть ли не в первые же дни после освобождения.

Однако, как считает мать осужденного, ресоциализация сводится к регистрации в полиции. В остальном спасение утопающего – дело самого утопающего.

Система надзора должна быть более гибкой

Практика административного надзора применяется во многих странах. Она, как правило, касается лиц, освободившихся условно-досрочно. В России ее соотносят и к тем, кто отсидел от звонка до звонка.


Бывший осужденный Игорь во время заключения был несколько раз наказан штрафным изолятором. По его словам, формальным основанием для этого становились даже не застегнутые пуговицы, истинной же причиной был независимый характер, который многих раздражал.

В результате Игорь получил годовой административный надзор:

Это своего рода дополнительное наказание. Без разрешения органов уголовно-исполнительной инспекции я не могу выехать за пределы района, мне нельзя посещать различные бары и кафе, нельзя оставлять жилище с девяти вечера до шести утра, в это время в любой момент меня могут посетить милиционеры.

Пара тройка нарушений – и обратно, откуда освободился. Очень хотел поехать на заработки после тюрьмы, но это не разрешено. Должен работать за копейки, чтобы как-то существовать.

По словам майора полиции в отставке, Сергея Венчука, вернуться к нормальной жизни удается мало кому:

Пока не заработает экономика, не заработают в и структуры, занимающиеся вопросами социальной адаптации бывших заключенных. Они ведь не заставят некоего руководителя предприятия обеспечить рабочим местом того, кто освободился из заключения. Даже если у этого человека есть высокая профессиональная квалификация.

То есть рабочие места человеку предлагают. Однако те, вокруг которых нет никакой конкуренции. Ты просто не можешь за эти деньги. В результате возникают, прежде всего, финансовые проблемы, бывшие сидельцы вскоре после тюрьмы решаются на криминал – те же кражи, грабежи, мошенничества.


57-летний петербургский бомж Сергей провел в заключении в общей сложности 33 года. Несмотря на большое количество приобретенных, в том числе и за решеткой, «мирных» профессий, кстати, крайне необходимых народному хозяйству, в полиции ему с ресоциализацией не помогли. Сказали: крутись сам!

В райцентре Колтуши бывший осужденный Александр старается не стать бомжем. За плечами у него три ходки. За решеткой 38-летний мужчина провел более 10 лет. Последний раз его осудили на 12 лет, но за хорошее поведение после половины срока ему изменили колонию на вольное поселение.

В Колтуши ему пришлось вернуться после отбытия срока. Дело в том, что пока Александр был за решеткой, его родители умерли. В родительскую квартиру его не пустили. Как утверждает Александр, этого после тюрьмы не захотела родная сестра, которая позже через суд выписала его из квартиры.

По словам Александра, проблем с трудоустройством в Колтушах не было, так как ранее он «здесь работал и хорошо себя зарекомендовал». Однако если бы не местная женщина, которая его приютила, то он, без сомнения, снова бы оказался в местах лишения свободы. Именно благодаря ей более-менее смог встать на ноги после тюрьмы. Занялся индивидуальным предпринимательством. Взял , чтобы закупить товар.

Про программы социальной адаптации бывших осужденных Александр слышал еще на зоне, но на вопрос, помогали ли ему соответствующие органы, когда он освободился, отвечает отрицательно.

А некоторые милиционеры, говорит, даже содействовали, чтобы он не нашел себя в свободной жизни. Укоряли и женщину, которая дала ему приют.

Александр: «Нам в тюрьме не раз говорили: «А почему вы грабите, крадете, что вас на это толкает? Вот придите, вам все помогут». Мне никто не помог. Кроме этой женщины. Я не хочу больше в тюрьму. Большинство людей выходят оттуда, хотят работать, но зек – это как клеймо. Я не хочу сказать, что среди нашего брата все хорошие, но многие из нас после тюрьмы не хотят вновь сидеть за решеткой».

Мужчина считает: за долгое время, проведенное в тюрьме, осужденный привыкает к режиму такой жизни. Свобода для него как неизвестный мир, с которым надо еще сживаться:

Ты можешь тут ничего не сделать плохого, но из тебя сделают все равно козла отпущения. Проще всего списать что-то на зека … Там за решеткой есть некие ограничения, рамки – каждый знает, что ему можно, а что нельзя. Там, правда, приходится прогибаться, чтобы выжить.

А на воле очень трудно после тюрьмы без поддержки. Вот, не дай Бог, закроют нас, частных предпринимателей. На мне висит два миллиона кредита. Где мне взять такие деньги? Где найти такую работу, чтобы выплатить кредит? Тем более, что у меня нет своего жилья, ничего нет.

По убеждениям бывшего осужденного, «если любому человеку после освобождения дать жилье, работу – некую стабильность – он больше не пойдет назад».

«Но у нас такого нет, – продолжает собеседник. – Выходишь – и «на самотек». За время моей последней отсидки у меня умерли родители. Это хорошо, что меня перевели на поселение, и я смог немного адаптироваться к свободе. Устроился на работу, заработал немного денег. А вот выпустили бы меня из тюрьмы на свободу, где бы я что-то взял для того, чтобы элементарно переодеться? Здесь ты никому не нужен».


Для жительницы Колтушей Зинаиды Милешко рассказ Александра про привыкание к свободе – не новость. Она сама вышла замуж за осужденного.

С мужем Зинаида познакомилась через переписку. Вместе уже 32 года. Имея опыт обращения с бывшими зеками, она помогает теперь другим – и Александру тоже. На вопрос, помогает ли бывшим осужденным полиция, Зинаида Милешко отвечает:

Они не заинтересованы в этом. Для них даже проще человека снова посадить, чтобы не было проблем. Ведь это все же непростая работа – профилактика, беседы. А бывший зек – это человек, который уже боится милиции.

В любом случае он не воспринимает милиционера как товарища. И не воспримет, так как милиция у нас превратилась в карательный орган. У нас даже нет психологической службы при полиции.

По словам собеседницы, отрицательное отношение полиции к бывшим зекам после тюрьмы переносится и на тех, кто с ними рядом:

Я знаю много , где есть бывшие зеки. Полицейские оскорбляют их. Ту же женщину, которая приютила Сашу, они считают якобы глупой, человеком низшего сорта. А у нас, если просто сказать, и замуж не за кого выйти.

Каждый четвертый мужчина – бывший зек или сидит. А для полиции сами зеки – второй сорт нашего населения, а все те, кто с ними имеет общение, практически их сообщники. Выйти замуж за зека – как совершить преступление.

В Колтушском районе на 16 тысяч населения – более полутора тысяч лиц, которые имели или имеют судимость. Более шестисот человек числятся рецидивистами. Многие бывшие зеки потеряли семьи и с трудом адаптируются к жизни на свободе.

Местная районная газета в это время оптимистично рапортует, что работа по ресоциализации бывших осужденных идет полным ходом. Сотрудники районной полиции и социальные работники посещают их, выясняют, какая им нужна помощь, и ее оказывают. Безработным предлагают работу.

На это Зинаида Милешко говорит:

Я что-то не заметила этой активности. Я не помню, чтобы с моим мужем провели хоть какую профилактическую беседу. Среди наших полицейских нет психологов – людей, которые могут понять твою боль. Сама система репрессивная.


У нас в каждом принято видеть преступника, а потому человек наедине со своей бедой, несмотря на то, что у нас в стране очень много зеков. Хорошо, если встретится кому хорошая женщина, но государственная служба в той системе, в которой мы живем, не поможет никогда.

Согласно официальным источникам, профилактическая работа с бывшими осужденными проводится полицией во многих районах Ленинградской области. Насколько удачна она, судить трудно.

Как следует из слов начальника Главного управления внутренних дел Ленинградской области при подведении итогов работы областной полиции за 2015 год, уровень рецидивной преступности остается высоким.

Хотя и удалось «снизить количество и удельный вес преступлений, совершенных после тюрьмы ранее судимыми лицами, на 10,7 процента, но они остаются, как и прежде, высокими. Каждое второе практически преступление, как и прежде, совершается лицами из категории ранее осужденных».

Что касается Александра, о котором мы рассказали выше, то ему, чтобы не попасть в эту статистику, нужна юридическая помощь. Ведь надежды на районную полицию или другие службы района – нет, – считают те, кто остался рядом с ним.

Помогайте людям, которые хотят вернуться к нормальной жизни после тюрьмы!


Top