Какая жизнь в тюрьме. Первые шаги в тюрьме. Как выжить? Не так страшен волк

подарившей мне жизнь

Спасшей мне жизнь

ценой собственной жизни

Вступление

«Сидеть будут все…»

(глубокое внутреннее убеждение сотрудников правоохранительных органов)

Ты перешагнул порог и остановился у входа в камеру, рассеянно оглядевшись вокруг. Чего стоять? Проходи, братуха, присаживайся. Здесь ты никому и ничем не обязан. Никто не вправе лезть в твою душу, выпытывая, кто ты и за что тебя кинули за тюремные стены. В местах «не столь отдаленных» чрезмерное любопытство справедливо рассматривается как проявление дурного тона, а посему тот, кто собирается жить долго, не страдает вышеупомянутым недостатком. Это там, наверху, мусора стремятся любыми правдами и неправдами нас раскатать и выудить побольше интересующей их информации, а здесь, в камере, вполне достаточно назвать статью, по которой тебя закрыли, да имя, чтобы мы знали, как к тебе обращаться. Всё остальное - сугубо личное дело. Хочешь молчать - молчи, хочешь общаться - общайся. Живи, как подобает свободному человеку, и поступай так, как считаешь нужным.

История одного человека о реинтеграции с современным миром. Выйдя на Таймс-сквер в Нью-Йорке, Отис Джонсон поражен подавляющим числом людей. Кажется, что все ходят быстро с пустыми лицами и проводами в ушах. Эра Стив Джобс полностью прошла мимо него. Он отправился в тюрьму, когда ему было 25 лет. К тому времени, как он вышел, он был.

Джонсон представляет собой очень маленький набор людей в Соединенных Штатах. Это составляет менее 7% всех заключенных в этом году. Комиссия по вынесению приговоров Соединенных Штатов осуществила ранние выпуски некоторых наркодельцов. В недавнем выступлении в Университете Рутгерса он подчеркнул необходимость программ по возвращению заключенных, ориентированных на образование, профессиональную подготовку и жилье, и рассказал истории успеха бывших заключенных граждан, которые избежали цикла рецидивизма, который поражает многих заключенных.

Не знаю, как ты, но я не вижу ничего странного в том, что мы встретились именно за решеткой, а не в ложе оперного театра. Это абсолютно нормально для данного государства. Трудно найти жителя Украины, который хотя бы раз в жизни не ночевал на казенных нарах. Впрочем, чему удивляться? Мы родились и выросли в стране, которая сама по себе является не чем иным, а местом «не столь отдаленным». Тюрьма - всегонавсего её копия в миниатюре.

Здравствуйте, я говорю вам здравствуйте!

Уже не поздно, - сказал Обама. «Есть люди, которые пережили трудные времена, они допустили ошибки, но с небольшой помощью они могут встать на правильный путь». Но в то время как в настоящее время предпринимаются инициативы по сокращению наказаний за лиц, виновных в совершении преступлений, связанных с наркотиками, и ненасильственных преступлений, демографическая группа пожилых заключенных начинает появляться в качестве другой группы, нуждающейся в реформе законодательства.

Департамент юстиции из года в год рассматривает почти четверть миллиона пожилых заключенных, не в последнюю очередь потому, что жилье и кормление пожилого населения дорого. Но число пенсионеров, освобожденных из тюрем, остается небольшим. В наши дни двупартийное соглашение о чем-то редко. Но есть консенсус в отношении массового лишения свободы. Пожилые заключенные могут быть следующей волной бывших заключенных, которые будут вновь введены в общество.

Видно чтото мы не так сделали в предыдущей жизни, раз в этой тут родились. С какой стороны ни посмотри, а наша нынешняя Родина далеко не самый лучший обломок некогда могущественной Российской империи, где понятия не имеют, что такое Закон и какого… мировое сообщество ворчит и требует, чтобы на Украине начали возводить пусть чтото, пусть отдаленно, но всётаки напоминающее правовое государство.

Но бывшие заключенные, такие как Джонсон, который был освобожден после десятилетий изоляции, столкнулись с препятствиями, которые превосходят тех, кто переживает нынешнюю, более молодую волну бывших заключенных. Их потребности сильно различаются. Проблемы психического здоровья, стратегии преодоления и другие побочные эффекты долгосрочного тюремного заключения вступают в игру.

Марике Лием, исследователь школы Гарварда Кеннеди, опросила заключенных, которые десятилетиями служили за решеткой. Она сказала, что существует большая нехватка ресурсов для тех, кто выходит после отбывания длинных сроков. Тюрьма решает, когда горит свет, и когда они уходят, - сказал Лием. Каждый момент дня запланирован. Когда вы были в пенитенциарной системе большей частью своей жизни, как вы можете функционировать как член общества?

Однако Украина - не Америка, не Европа и даже не Россия. Надеяться на то, что завтра здесь чтолибо изменится к лучшему, может только пациент больницы имени Павлова. Привычный для жителя цивилизованной страны вопрос «Как дела?», заданный «среднестатистическому украинцу», звучит, по меньшей мере, глупо и в высшей степени бескультурно. Более идиотский вопрос трудно вообразить. Чего, собственно, спрашивать? Тебе что - повылазило? Не видишь что ли - человек пока ещё жив, а если человек жив, то у него всё хорошо и нечего с расспросами приставать. Всё равно правду никто не скажет.

Не так страшен волк

Федеральных правонарушителей наркотиков могут претендовать на досрочное освобождение. Каждый день он перемещается по миру как можно лучше. Он вовлекает себя в местную мечеть. Он практикует тай-чи и медитирует. Он пытается преследовать свою мечту открыть приют для женщин, хотя с его недостатком кредитной истории обеспечение средств для такого проекта оказалось практически невозможным. Он ходит по улицам Нью-Йорка, наблюдая за окружающими. Он возвращается в Общество Фортуны к 9 вечера каждую ночь, прислушиваясь к его комендантскому часу.

На Украине залететь белым лебедем за решетку достаточно просто. Для этого не следует прикладывать какихлибо особых усилий и утруждать голову мыслительной деятельностью. У нас такая страна, что не успеешь опомниться, а ты уже там, то есть здесь, прямо как «здрасьте» среди ночи.

Что любопытно - стоящие у власти сажают соотечественников в тюрьмы с нескрываемым удовольствием, а выпускают из них с такой явной неохотой, да ещё морды кривят такие, словно, выходя на свободу, мы тем самым наносим оскорбление всему цивилизованному человечеству.

В связи с тем, что в настоящее время основное внимание уделяется реформе, Джонсон надеется, что повторное участие бывших заключенных, в том числе тех, кто служил на протяжении десятилетий, будет упорядочено для эффективного удовлетворения их потребностей. Остается увидеть, свобода ли может освободить, а не подавить, для тех заключенных, которые сели за решеткой.

Бывший игрок провел почти четыре года в полицейском участке в штате Массачусетс, прежде чем он был найден мертвым в своей тюремной камере в первой половине дня в среду. Он был освобожден Патриотами через несколько часов после его ареста. «Он приложит все усилия, чтобы получить дополнительные бутерброды», - сказал Ходжсон. «Он просто попытается убедить офицеров дать ему больше, чем то, что они могли бы получить».

Кстати, по поводу освобождения. Это - не просто незабываемое в жизни событие. Это целая эпопея, которая начинается с первых минут заключения и затягивается у кого на годы, а у кого на десятилетия. Мало того, что данный процесс во времени растянут до неприличия, так он к тому же достаточно дорогостоящий со всех точек зрения. Далеко не все, а правильнее будет сказать - никто не бывает готов к такому повороту событий, а посему, как поется в песне Владимира Высоцкого: «Тот, кто выжил в катаклизме - пребывает в пессимизме».

Хоггсон сказал, что в то время, когда он был там, он также вступил в бой с другим заключенным и пригрозил убить охранника и его семью. После того, как он был признан виновным в убийстве первой степени, Эрнандес был перемещен в камеру-одиночку в исправительном центре Суза-Барановски, тюрьме строгого режима в Ширли, примерно в часе езды от Бостона.

Всего один месяц в его пожизненном заключении Эрнандес вступил в битву «один на один», который отправил его в отделение сегрегации в тюрьме, сообщили в тот момент сотрудники правоохранительных органов. Чиновник тюрьмы сказал, что Эрнандес был «частью этих двух». Другой источник сказал, что другой заключенный был избит в своей камере и что битва оказалась «связанной с бандой».

Немало пассажиров, очутившись в тюремной камере, сразу же начинают биться головой о стену. Прямо как рыбки об лед. Не думаю, что удары головой о бетон особо способствуют улучшению мыслительной деятельности внутри черепной коробки. Как бы кто ни старался, а тюремные стены почемуто всегда оказываются чуточку крепче, чем буйные арестантские головы.

По сообщениям, тюремные чиновники сказали, что Эрнандес получил новую татуировку, которая ссылалась на банду уличной крови. В этом бою не было травм. Камеру Эрнандеса, где он был найден висящим из простыни, прикрепленной к окну его камеры в среду, был частью общего населения, говорится в заявлении Массачусетского управления исправительных учреждений.

Это ссылка на библейский стих, который гласит: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Своего Единородного Сына, чтобы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Согласно его веб-сайту, в тюрьме 366 камер регистрируются 24 часа в сутки. Он предлагает полный спектр программ обучения, программирования и злоупотребления психоактивными веществами, говорится в веб-сайте.

За время, проведенное в заключении, мне пришлось видеть разных людей в далеко не самые лучшие минуты их жизни. Заживо погребенные за тюремными стенами, лишенные элементарных человеческих прав, съедаемые друг другом, как пауки в банке, заключенные медленно, но уверенно превращались в затравленные комья человеческой глины. Им казалось, что жизнь закончена, что всё лучшее, что только может быть - свет, радость, любовь, абсолютно всё, что входит в понятие «счастье», - далеко позади, а впереди только беспросветный мрак, безысходность и пустота. В глазах подавляющего большинства сокамерников не было жизни - это были глаза мертвецов.

«Патриоты» выступили в двух матчах «Супер Боул» без звездного конца после того, как Эрнандес был взят под стражу. Но, похоже, Эрнандесу даже не разрешили наблюдать за его бывшей командой. По словам шерифа, Эрнандесу пришлось бы прибегнуть к выяснению оценки игры против этого года, либо подслушивая разговор офицера коррекции, либо спрашивая другого заключенного.

За день до игры Ходжсон сказал, что Эрнандесу не разрешают смотреть телевизор, радио или даже читать газеты, и поэтому пропустит большую игру. Юристы Эрнандеса жаловались на эти условия и подали ходатайство о переводе Эрнандеса в тюрьму в Бостоне, заявив, что он «подвергся необоснованным ограничениям», наложенным шерифом округа Бристоль.

«Ого! - сказал я себе. - Здесь делать нечего. Пора выбираться на волю». Это была первая мысль после того, как я переступил порог тюремной камеры и увидел, с кем мне придется сидеть. Публика мало чем отличалась от сборища бомжей, небрежно утрамбованных в обезьянник привокзального отделения милиции после очередной облавы.

Характерной чертой коллег по несчастью было тупое равнодушие как к своей дальнейшей судьбе, так и к собственному здоровью. Часть заключенных давнымдавно перестала за собой следить (а зачем?), живя, пока живется, жизнью примитивных животных (съесть, что дадут, оправить естественные надобности, а в остальное время валяться на нарах, воткнув неподвижный взгляд в потолок). Другие арестанты, наоборот, проявляли недюжинную активность, носясь как угорелые из угла в угол, распустив пальцы веером, а сопли пузырями. По всей видимости, они еще не набегались на свободе, в их задницах продолжало пылать пламя пионерских костров. Им нравилось изображать из себя тюремных авторитетов и время от времени изрекать глубокомысленные фразы типа: «Наш дом - тюрьма» или «На свободе делать нечего». Окружающие поддакивали, как попугаи, кивая в такт головами.

Уничтоженная семейная единица Эрнандеса

Непонятно, сумел ли Эрнандес увидеть Патриотов «самую последнюю победу в Суперкубке в исправительном центре Суза-Барановски». Несмотря на то, что Эрнандес нашел славу в тот день, поймав последний приземный проход игры. Дженкинс появился в суде с дочерью пары, когда Эрнандес был оправдан двойным убийством на прошлой неделе.

Двойной процесс убийства, когда он уже отбывает пожизненное заключение

На одном из посещений Джонатана Эрнандеса в тюрьму его младший брат вошел в двухсекционный серый тюремный костюм с белой майкой внизу. Эти двое смогли смеяться вместе в этом посещении, сообщает журнал. Некоторые из последних дней Эрнандеса были опубликованы на публике, когда он был признан невиновным в связи с убийством первой степени в пятницу. Он также был признан невиновным в вооруженном нападении с намерением убить, напасть и батарею с опасным оружием и стать свидетелем запугивания, но он был признан виновным в незаконном хранении оружия.


Как выжить в тюрьме

подарившей мне жизнь

Спасшей мне жизнь

ценой собственной жизни

Вступление

“Сидеть будут все...”

(глубокое внутреннее убеждение сотрудников правоохранительных органов)

Ты перешагнул порог и остановился у входа в камеру, рассеянно оглядевшись вокруг. Чего стоять? Проходи, братуха, присаживайся. Здесь ты никому и ничем не обязан. Никто не вправе лезть в твою душу, выпытывая, кто ты и за что тебя кинули за тюремные стены. В местах “не столь отдаленных” чрезмерное любопытство справедливо рассматривается как проявление дурного тона, а посему тот, кто собирается жить долго, не страдает вышеупомянутым недостатком. Это там, наверху, мусора стремятся любыми правдами и неправдами нас раскатать и выудить побольше интересующей их информации, а здесь, в камере, вполне достаточно назвать статью, по которой тебя закрыли, да имя, чтобы мы знали, как к тебе обращаться. Всё остальное - сугубо личное дело. Хочешь молчать - молчи, хочешь общаться - общайся. Живи, как подобает свободному человеку, и поступай так, как считаешь нужным.

Судья добавил от четырех до пяти лет тюремному заключению Эрнандеса за это обвинение, отдельно от его существующего срока наказания. После того, как вердикт был прочитан, Эрнандес обнял своих адвокатов и сторонников, прежде чем его увезли из зала суда.

«Никаких признаков» Эрнандес был самоубийственным

Эрнандес уже отбывал пожизненный срок, когда был оправдан. Через несколько дней его нашли мертвым в его тюремной камере. Тюремные чиновники заявили, что он покончил жизнь самоубийством. Если бы были опасения, Эрнандес был бы на страже психического здоровья в другой части тюрьмы, сказал представитель пресс-службы.

Не знаю, как ты, но я не вижу ничего странного в том, что мы встретились именно за решеткой, а не в ложе оперного театра. Это абсолютно нормально для данного государства. Трудно найти жителя Украины, который хотя бы раз в жизни не ночевал на казенных нарах. Впрочем, чему удивляться? Мы родились и выросли в стране, которая сама по себе является не чем иным, а местом “не столь отдаленным”. Тюрьма - всего-навсего её копия в миниатюре.

По словам пресс-секретаря, в настоящее время неизвестно, оставил ли Эрнандес записку о самоубийстве. Его семья и юридическая команда были «шокированы и удивлены», чтобы узнать о смерти Аарона, его ведущий адвокат Хосе Баэз, говорится в заявлении. Эрнандес «с нетерпением ждал возможности для второго шанса доказать свою невиновность» и отменил обвинительный приговор об убийстве в апелляции, сказал Баэз.

Государственная полиция штата Массачусетс и окружная прокуратура округа Вустер приступили к расследованию смерти Эрнандеса. Полиция и прокуроры будут рассматривать недавнее время Эрнандеса в тюрьме, в том числе предыдущие бои и любые споры, связанные с бандами, которые могли произойти.

Видно что-то мы не так сделали в предыдущей жизни, раз в этой тут родились. С какой стороны ни посмотри, а наша нынешняя Родина далеко не самый лучший обломок некогда могущественной Российской империи, где понятия не имеют, что такое Закон и какого... мировое сообщество ворчит и требует, чтобы на Украине начали возводить пусть что-то, пусть отдаленно, но всё-таки напоминающее правовое государство.

По словам Баэза, его юридическая команда также проведет собственное расследование. Тело Эрнандеса в настоящее время находится под опекой Управления главного медицинского эксперта. Вскрытие будет проведено в Бостоне. Если вы были приговорены к федеральной тюрьме, вы станете собственностью Бюро тюрем. Если вам дали федеральное предложение, то вполне вероятно, что вы будете проводить несколько лет за решеткой, но если вы знаете, что ожидать сразу, ваша жизнь в тюрьме будет намного проще. Если вы хотите знать, как подготовиться к федеральной тюрьме и как выжить в своей новой среде, просто следуйте этим шагам.

Однако Украина - не Америка, не Европа и даже не Россия. Надеяться на то, что завтра здесь что-либо изменится к лучшему, может только пациент больницы имени Павлова. Привычный для жителя цивилизованной страны вопрос “Как дела?”, заданный “среднестатистическому украинцу”, звучит, по меньшей мере, глупо и в высшей степени бескультурно. Более идиотский вопрос трудно вообразить. Чего, собственно, спрашивать? Тебе что - повылазило? Не видишь что ли - человек пока ещё жив, а если человек жив, то у него всё хорошо и нечего с расспросами приставать. Всё равно правду никто не скажет.

Имейте в виду, что все, что вы говорите, особенно по телефону, скорее всего, будет услышано как заключенными, так и охранниками. Среди ваших сокамерников есть обрывки, которые ищут информацию о торговле с помощью персонала. Будьте особенно осторожны с критикой другого заключенного, поскольку вы можете в значительной степени гарантировать, что он вернется к нему. Сохраняйте низкий профиль и старайтесь слиться с фоном, когда вы находитесь в тюрьме. В принципе, не обращайте внимания на себя, если вы можете избежать этого. Помните, что гвоздь, который выделяется, забивается. Наблюдайте и учитесь. Когда вам нужно идти в душ с 12 до 20 другими заключенными, носите боксеров. гомосексуалисты обычно смотрят сверху вниз и подвергаются остракизму со стороны других заключенных. Если вы гей, вы лучше держите его в себе, находясь в тюрьме, потому что это только вызовет у вас проблемы. Заключенным, которые необычайно молоды или симпатичны, можно обратиться к сексуальным другими, кто тестирует воды. Если к вам приблизится, лучше отказаться, вы не хотите становиться собственностью некоторых других заключенных. Не забывайте прививать все возможное до вынесения приговора. Ваша медицинская служба округа будет делать это по сниженной цене, и это может спасти вам жизнь. Регулярно контролируются письма и телефонные звонки в тюрьму или из нее. Это потому, что тюремные власти всегда ищут «грязь». Если они обнаружат что-то интересное, для будущего расследования будет сделана копия или запись. В какой-то момент вы будете протестированы, и вам нужно будет показать, что вы можете следить за собой. Когда вы входите в тюрьму, постарайтесь сосредоточиться на том, что происходит внутри тюрьмы, потому что время, похоже, пройдет быстрее таким образом. Трудно не думать о вещах, которые вы теряете во внешнем мире, но пытаясь сделать это, вы просто сделаете вас несчастными. Это, безусловно, не ускользнет от тюрьмы. Вместо этого сосредоточьтесь на том, что вы можете контролировать в тюрьме, а не на том, что вне вашей досягаемости вне тюрьмы. Не жалуйтесь на еду, которую они вам дают. Это может оскорбить персонал кухни и других заключенных. Это может показаться странным и неудобным, но может быть жизненно важным: если вас беспокоит нападение, сидите, когда вы идете в ванную, и полностью снимаете штаны. Поскольку многие атаки случаются, когда вы используете туалет, легче защищаться без штанов вокруг ваших лодыжек, так что вы не будете путешествовать. Надеюсь, вы не подвергнетеся физическому нападению во время вашего пребывания в тюрьме. Однако, если вы, вот некоторые моменты, о которых нужно помнить: вас могут атаковать в любом месте тюрьмы, хотя обычно это происходит в месте, где нет прямого наблюдения со стороны охранников, например, коридора. Очевидно, вас могут атаковать в камере, хотя классическое место для атаки - это туалет или душ, когда вы отвлекаетесь. Злоумышленник может захватить временное окно всего за 30 секунд, чтобы напасть на вас, а затем уйти беззаботно. Итак, смотрите на свои руки, потому что это то, атака происходит. Если у кого-то есть руки в карманах или за спиной, они могут скрывать импровизированное оружие, такое как самодельный нож. Если вы когда-нибудь позвоните кому-нибудь из них, будьте готовы к неприятной битве. Если нападение не наступит немедленно, это не значит, что оно не наступит. Тюрьма - это жестокое место, наблюдая за тем, что вы говорите, может спасти вашу жизнь. Если вы находитесь за что-то вроде сексуального преступления, не наденьте ложь и сказать кому-нибудь, что вы находитесь за чем-то вроде наркобизнеса. Если вы действительно были торговцем, то кто-то в тюрьме должен знать кого-то извне, который должен знать о вас. Они попросят вас указать имена определенных лиц в том районе, на который вы претендуете, чтобы иметь дело, имена, которые вы должны знать на местной арене наркотиков в вашем районе. Тюрьма будет заполнена людьми, которые знают сцену с наркотиками и даже маленькие люди в ней. Если они не могут отследить всех, кто вас признает, то они будут подозревать, что вы лжете, а последствия будут ужасными. В этой записке вам следует знать, что сексуальные преступники никогда не имеют права на федеральные тюремные лагеря, которые являются минимальной безопасностью и исключительно вы будете ограничены высшими или максимальными средствами безопасности, где вы будете взаимодействовать с пожизненными людьми и другими действительно опасными осужденными. Если вы действительно обеспокоены своей безопасностью, тогда вам следует попросить защитную опеку. В большинстве учреждений, вы не будете автоматически разделены, если не будет доказано, что вы находитесь в опасности. Обычно это связано с тем, что уже подверглись нападениям и получили серьезные ранения. Однако защитное хранение в большинстве объектов, как правило, такое же, как одиночное заключение, когда вы ограничены своей ячейкой почти 24 часа в сутки, около часа для одиночного отдыха в маленькой клетке или бетонной закрытой зоне. У вас больше не будет доступа к книгам и журналам. У вас также больше не будет доступа к комиссару, телефону или пакетам из дома. Никакой комиссар или пакеты не означает, что ваша диета будет ограничиваться только тремя неаппетитными тюремными приемами, которые подаются в зале чау-чау. Они доставляются в вашу камеру на лотке и проскальзывают через щель в вашей двери. Горячее питание часто может быть холодным к тому времени, когда вы их получите. Оставайтесь под радаром охранников и других сотрудников тюрьмы. . Текст является сводкой.

На Украине залететь белым лебедем за решетку достаточно просто. Для этого не следует прикладывать каких-либо особых усилий и утруждать голову мыслительной деятельностью. У нас такая страна, что не успеешь опомниться, а ты уже там, то есть здесь, прямо как “здрасьте” среди ночи.

Что любопытно - стоящие у власти сажают соотечественников в тюрьмы с нескрываемым удовольствием, а выпускают из них с такой явной неохотой, да ещё морды кривят такие, словно, выходя на свободу, мы тем самым наносим оскорбление всему цивилизованному человечеству.

Кстати, по поводу освобождения. Это - не просто незабываемое в жизни событие. Это целая эпопея, которая начинается с первых минут заключения и затягивается у кого на годы, а у кого на десятилетия. Мало того, что данный процесс во времени растянут до неприличия, так он к тому же достаточно дорогостоящий со всех точек зрения. Далеко не все, а правильнее будет сказать - никто не бывает готов к такому повороту событий, а посему, как поется в песне Владимира Высоцкого: “Тот, кто выжил в катаклизме - пребывает в пессимизме”.

Немало пассажиров, очутившись в тюремной камере, сразу же начинают биться головой о стену. Прямо как рыбки об лед. Не думаю, что удары головой о бетон особо способствуют улучшению мыслительной деятельности внутри черепной коробки. Как бы кто ни старался, а тюремные стены почему-то всегда оказываются чуточку крепче, чем буйные арестантские головы.

За время, проведенное в заключении, мне пришлось видеть разных людей в далеко не самые лучшие минуты их жизни. Заживо погребенные за тюремными стенами, лишенные элементарных человеческих прав, съедаемые друг другом, как пауки в банке, заключенные медленно, но уверенно превращались в затравленные комья человеческой глины. Им казалось, что жизнь закончена, что всё лучшее, что только может быть - свет, радость, любовь, абсолютно всё, что входит в понятие “счастье”, - далеко позади, а впереди только беспросветный мрак, безысходность и пустота. В глазах подавляющего большинства сокамерников не было жизни - это были глаза мертвецов.

“Ого! - сказал я себе.- Здесь делать нечего. Пора выбираться на волю”. Это была первая мысль после того, как я переступил порог тюремной камеры и увидел, с кем мне придется сидеть. Публика мало чем отличалась от сборища бомжей, небрежно утрамбованных в обезьянник привокзального отделения милиции после очередной облавы.

Характерной чертой коллег по несчастью было тупое равнодушие как к своей дальнейшей судьбе, так и к собственному здоровью. Часть заключенных давным-давно перестала за собой следить (а зачем?), живя, пока живется, жизнью примитивных животных (съесть, что дадут, оправить естественные надобности, а в остальное время валяться на нарах, воткнув неподвижный взгляд в потолок). Другие арестанты, наоборот, проявляли недюжинную активность, носясь как угорелые из угла в угол, распустив пальцы веером, а сопли пузырями. По всей видимости, они еще не набегались на свободе, в их задницах продолжало пылать пламя пионерских костров. Им нравилось изображать из себя тюремных авторитетов и время от времени изрекать глубокомысленные фразы типа: “Наш дом - тюрьма” или “На свободе делать нечего”. Окружающие поддакивали, как попугаи, кивая в такт головами.

Вместе с тем, большинство арестантов прекрасно понимало, что делать нечего как раз в тюрьме. Они суетились, нервно грызли ногти и вечно куда-то спешили. Старались сделать как лучше, а получалось как обычно - всё хуже и хуже... Их энергия, не находя выхода, выплескивалась на грязные тюремные стены, многократно усиливая и без того отрицательно заряженный фон мест “не столь отдаленных”.

Не проходило и дня, чтобы кто-то не пытался объявить голодовку в знак протеста против произвола властей, наивно полагая, будто бы на Украине можно кого-нибудь удивить голодовкой. Простодушные, доверчивые существа! В этой стране на взрывы ядерных реакторов возле столицы никто внимания не обращает, а тут голодовка какого-то зэка... Ну и что? Пускай себе голодает, раз хочется. Тем более, что интересоваться у голодающего, чего ему, собственно, не хватает для полного счастья, по меньшей мере, бесперспективно. Обычно не хватает именно того, что давать никто не собирается. Например, освободить из-под стражи или подарить на день рождения ящик с тротилом, чтобы было чем взрывать Министерство Внутренних Дел.

Периодически на тюремном горизонте появлялись радикально настроенные элементы, которые не разменивались на растянутые во времени голодовки, а настойчиво резали подручными средствами вены.

Я как-то задумался - а почему именно вены? Предположим, сделать по-людски харакири не совсем удобно в условиях тюремной антисанитарии, но зато перерезать себе глотку или воткнуть в нее заточенную ручку от ложки не менее, если не более, действенно и эффективно.

Однако люди вскрывают себе именно вены. В их подсознании до последнего вздоха живет надежда на то, что их обязательно спасут, пожурят, словно в детстве, и пожалеют. В реальной жизни их и вправду чаще спасают, чем нет. Только вот жалеть никто не собирается. Без наркоза и нежных слов вгоняют в руки металлические скобы, добавляют для верности дубинкой по почкам и водворяют обратно в камеру. Тюремщики отчего-то свято верят, что чем больше боли причинить потенциальному самоубийце во время так называемого “спасения”, тем меньше желания повторить то же самое у него возникнет в будущем. Спасенные почему-то думают по-другому и продолжают угрюмо размышлять о том, какой путь на тот свет наиболее прост и комфортен.


Top