Форма пожизненно заключенных. Колония для пожизненно заключенных женщин

Косметика, одежда по каталогам и отлично налаженный быт. Так живут хладнокровные убийцы - женщины, приговоренные к высшей мере наказания - пожизненному заключению. Качановская колония в Харькове - единственная в Украине, где содержится столь специфический контингент.

Здесь коротает свой век исполнительница заказных убийств, женщина, порешившая семью из четырех человек, дама забившая топором родного племянника. В черном списке - 23 заключенных и 56 трупов. Эти женщины убивали много, изощренно и с особой жестокостью. Хладнокровно уничтожали собственных родственников и малолетних детей. В администрации колонии признаются: порой читаешь уголовные дела - волосы дыбом встают.

Не смотря на это, режим для женщин с максимальным сроком намного мягче, чем для мужчин с такой же мерой наказания. Женщин-убийц не водят в наручниках и предлагают им условия жизни максимально приближенных к европейским стандартам. В женской колонии «пожизненные» почти не отличаются от остальных осужденных - живут полноценно, зарабатывают хорошо, ходят на свидания с родными. Единственное «неудобство» - ограничение свободы в прямом смысле.

Развлекаются, как могут

Бетонная изгородь до небес, железная калитка, грохот замков - и вот оно, жизненное пространство особо опасных преступниц. Маленький пятачок - прогулочный дворик, две лавочки и клумба. Здесь убийцы дышат свежим воздухом, ухаживают за цветами на клумбе. Не смотря на хорошие условия содержания, тяжелая энергетика здесь буквально ощущается каждым, кто посещает сектор.

Интерьер внутри помещения - в лучших традициях европейских общежитий. Душевая, кухня, спортзал, уютные комнатки на троих. Тумбочки, полочки, телевизоры - это обязательно. Мягкие игрушки, косметика, фото родных в рамках - по желанию. Неизменный атрибут каждой комнаты - обилие литературы. Причем, не только художественной.

«Женщины увлекаются психологией, изучают английский, вышивают хорошо. Это всесторонне развитые женщины, которых интересуют все сферы жизнедеятельности» - рассказывает заместитель начальника колонии Ирина Евреинова.

У нас в роду все хорошие…

Фабулы преступлений этих спокойных женщин, все как одна, похожи на сценарий фильма ужасов: «…Решила убить детей Бондаревой…держала в воде до тех пор, пока они не умерли…облила бензином, подожгла». «… Кухонным ножом расчленила труп на 17 частей и спрятала в мусорных баках…»

Самой молодой заключенной этого сектора - 29 лет. На ее совести - убийство молодой женщины и несовершеннолетнего ребенка.

А вот - выдержка из уголовного дела самой старшей, 74-летней осужденной: «…лезвием топора нанесла удары по голове своему мужу... перерезала шеи троим спящим внукам».

Труп скрывала два года

В деле осужденной Н. все банально, но не менее ужасно. Предыстория убийства стара как мир - сражение за недвижимость: «Пока я отбывала 15 лет в колонии, тетка переписала мой дом на себя. А когда я освободилась - не захотела меня прописывать. Жить негде, не за что, а у меня на руках племянница-инвалид. Получается, я у себя в доме не имела никаких прав. Три года жила в кошмаре - тетка ставила мне условия, скандалила, еще и выпить любила».

Однажды Н. не выдержала - задушила тетку подушкой, а труп закопала во дворе. Преступление раскрылось случайно.

«Я скрывала труп 2 года. Первое время мучили кошмары, но со временем забылось. Об убийстве знала только я и моя дочь. А потом дочь призналась в этом сожителю, который и позвонил в милицию».

Первый срок Н. отбывала за убийство, за второе преступление - дали пожизненное.

За 12 лет Н. вроде бы смирилась с наказанием. Покорно отбывает срок, волнуется за судьбу племянницы и мечтает о встрече с дочерью на свидании.

«Просить о помиловании? Мне уже 67 лет. Конечно, буду просить. Но пока я больше волнуюсь за племянницу - девочка инвалид детства которая не знает материнского тепла и любви близких. Хорошая девчонка. Вообще у нас все в роду хорошие…»

Посадили от зависти

Розовощекая, ухоженная клофелинщица Л. отбывает наказание уже 22 года, она - одна из тех четверых, кому чудом удалось избежать смертной казни. Может быть, от пережитого ужаса, в психике этой женщины произошли необратимые изменения. Л. много говорит о прошлой сытой жизни, связях с КГБ и каких-то секретных документах. В разговоре перескакивает на религиозные темы, размышляет над смыслом жизни. В свободное время женщина изливает поток своих мыслей на бумаге, а потом раздает листы сокамерницам. За что отбывает пожизненное наказание - Л. не понимает.

«Может от зависти - у меня была квартира, машина, хорошая работа. И еще моя сестра работала референтом особого отдела МИДа в ЦК. Может это причина? Меня незаконно посадили - я никого не убила».

О том, что подливала своим жертвам лошадиные дозы клофелина и жгла впоследствии их трупы, Л. не вспоминает. Живет одним днем, и пребывает в полной уверенности, что не сегодня-завтра пойдет на освобождение.

О красоте не забывают

Работа для «пожизненных» - своего рода отдушина. По закону, они могут и не работать, но трудятся все как одна. Восьмичасовой рабочий день, смена заканчивается в 15.15. Они сами признаются: никто не напрягает, хочешь заработать - будешь выполнять норму - шить или клеить картонные коробки.

«Зарабатывают они хорошо. У некоторых после вычетов за питание и коммунальные услуги остается до 900 гривен. Кто-то отправляет деньги родственникам, кто-то покупает в магазине для осужденных продукты питания и отправляет родным посылки», - рассказывает Ирина Евреинова.

Приобретение продуктов питания и товаров первой необходимости «пожизненницам» организовывают два раза в месяц. Сладости скупают килограммами - вафли, конфеты, печенье. В остальном, по необходимости - от средств гигиены до губной помады.

За жизнь цепляются зубами

Самое интересное, что по итогам тестирования жестокие убийцы - просто идеальные люди.

«Они отличные психологи, настроение сотрудников раскусывают мгновенно, зато их не всегда удается понять даже с помощью тестов. На то, чтобы проникнуть в душу заключенной, порой, уходит не один месяц», - рассказывают в колонии.

За 13 лет существования в Харькове сектора пожизненно заключенных, ни одна осужденная не пыталась покончить с собой. Сотрудники Качановской колонии утверждают, что эти женщины ценят жизнь больше, чем все остальные и слишком беспокоятся о своем здоровье.

Что говорить - врачебный обход утром и вечером - обязательная ежедневная процедура:

«Если у них что-то болит, здесь не стоит вопрос: надо или не надо вызывать врача. Если необходимо - будет дополнительный вызов», - делятся в «Качановке».

Отказалась от помилования

Осознав меру наказания, кто-то уходит в себя, а некоторые начинают бить тревогу - пишут петиции президенту о том, что не согласны с судебным решением. Поменять решение пока не удавалось никому. Впрочем, у этих женщин тоже есть шанс на спасение - по закону, отбыв 20-летний срок заключения, они имеют право подать прошение о помиловании.

«У нас есть женщина, которая как раз в этом году могла бы просить о помиловании, но не спешит этого делать - побаивается, ведь могут отказать. Она ждет изменения в законодательстве. Сейчас в Верховной Раде на рассмотрении лежит законопроект, который предполагает отмену пожизненного заключения для женщин и замену его реальным сроком. Тогда к этим женщинам могут применяться такие же льготы, как для обычных заключенных. К примеру, они смогут претендовать на условно-досрочное освобождение», - резюмировала заместитель начальника Качановской колонии.

СПРАВКА

В Харькове сектор среднего уровня безопасности появился в 2003 году. До этого убийцы отбывали наказание в Черниговской колонии № 44. В 2001 году, когда смертную казнь заменили пожизненным заключением, четверым женщинам Качановской колонии удалось избежать «вышки».

24/11/2009

На прошлой неделе Конституционный суд РФ запретил применять смертную казнь в России и после 1 января 2010 года, когда истекал введенный в стране мораторий на применение высшей меры наказания. «Настоящее определение окончательное и обжалованию не подлежит», - заявил председатель КС Валерий Зорькин.


Как у нас

Мораторий на применение смертной казни был введен в 1999 году и должен был действовать до тех пор, пока на всей территории РФ не начнут работать суды присяжных. 1 января 2010 года суд присяжных будет образован в Чечне, таким образом, это условие будет выполнено. Однако Конституционной суд решил, что мораторий на смертную казнь отменен быть не может, поскольку Россия в 1997 году присоединилась к протоколу Европейской конвенции по правам человека.

Сейчас вместо смертной казни суды приговаривают подсудимых к пожизненному заключению. Приговоренные к нему отбывают наказание в колониях особого режима отдельно от других заключенных. После отбытия 25 лет возможно условно-досрочное освобождение по решению суда. В случае отказа в прошении об освобождении повторное прошение может быть подано не ранее, чем через 3 года. Ни один заключенный пока не воспользовался такой возможностью, так как никто еще в современной России не провел в пожизненном заключении 25 лет.

В России осужденные на пожизненное заключение содержатся в пяти колониях, самой известной из которых является «Белый лебедь» в Пермском крае. Кроме того, в исправительных учреждениях могут создаваться спецучастки для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы.

Ряд экспертов утверждает, что приговор к пожизненному наказанию в России фактически равняется смертной казни, только казни тайной - поскольку в таких колониях заключенные долго не живут. Впрочем, официальной статистики о смертности среди приговоренных к пожизненному заключению в открытых источниках нет. По неофициальным данным считается, что в «Белом лебеде» продолжительность жизни пожизненно заключенных не превышает 3 лет. На форумах приводятся и другие данные длительности их жизни: от 5 до 7 лет.

Точно известно, что в 2002 году в «Белом лебеде» умер Салман Радуев, которого всего за год до этого - в 2001-м - приговорили к пожизненному заключению.

А в Соль-Илецкой колонии в Оренбургской области в 2000 году умер криминальный авторитет Сергей Мадуев. Он был приговорен к расстрелу, но в 1999 расстрел ему заменили пожизненным заключением.

А как у них

В Швеции последний смертный приговор был исполнен ровно 100 лет назад. Впрочем, и до 1909 года смертная казнь не применялась как минимум в течение 25 лет. Как и в России, в Швеции объявили десятилетний мораторий на объявление и исполнение смертных приговоров, в 1921 году казнь была окончательно отменена для мирного времени, а в 1973-м - для военного. Сейчас в стране действует три тюрьмы для пожизненно осужденных: вопреки ожиданиям, они совсем не переполнены. Количество заключенных тоже не увеличивается, может быть, потому, что каждый такой заключенный в стране имеет право попросить об определении срока. Это значит, что бесконечное заключение ему заменят, скажем, на 25-летнее.

По закону прошение об определении можно подать после 15 лет заключения. Если заключенный все это время хорошо себя вел, ходатайство удовлетворяют и назначают, например, 20-летний срок вместо пожизненного, - рассказал «Городу» шведский журналист и писатель Малькольм Дикселиус. - Это означает для заключенного, что через пять лет он может выйти на свободу. Но и этот, остаточный срок могут уменьшить за хорошее поведение.

А если прошение не удовлетворят, когда можно подать следующее?

По закону уже через год. Но все равно все зависит от самого заключенного и тех преступлений, за которые он был осужден. Если криминологическая и медэкспертиза покажут, что человек еще опасен для окружающих, конечно, его не выпустят. У нас уже несколько прошений подал один человек, которого называют самым известным грабителем Швеции. Он совершил 18 ограблений и 11 покушений на иностранных иммигрантов, один из которых погиб, а трое стали инвалидами. В тюрьме он женился, регулярно получает хорошие характеристики, но на свободу его выпускать не хотят. Впрочем, условия в наших тюрьмах для пожизненно осужденных отличаются от российских. Этого гражданина даже домой на свидания с женой возят.

За эти сто лет пожизненно заключенные совершали побеги?

Из тюрьмы - нет. Из больниц или со свиданий - да.

В России пожизненно осужденные преступники очень быстро умирают. А в Швеции нет?

Им оказывается квалифицированная медицинская помощь. И общение с миром - не такое ограниченное, как в российских тюрьмах. Хотя сидят они, конечно, в одиночках. Кстати, пожизненно осужденные почти никогда не идут на самоубийство. У нас если и происходят суициды, то только в изоляторах, где сидят люди до суда. От страха и неизвестности. А когда в твоей жизни все известно на все годы вперед - зачем из нее уходить?

За эти сто лет изменилась статистика тяжких преступлений?

Их число не уменьшилось и не увеличилось. И в среднем соответствует общему западноевропейскому уровню.

Нина АСТАФЬЕВА

В последние месяцы сразу несколько российских политиков заявили о необходимости снять запрет на смертную казнь в стране и применять ее к преступникам отдельных категорий, в первую очередь, террористам. Каждое такое предложение вызывало острую дискуссиюмежду сторонниками и противниками такой кары. Как известно, с момента вступления России в Совет Европы в 1996 году в стране действует мораторий на применение смертной казни, ее альтернативой является пожизненное заключение. В каких условиях сегодня содержатся приговоренные когда-то к расстрелу злодеи, есть ли у них шанс обрести свободу и что они думают о преступлении и наказании? За ответами на эти вопросы корреспондент "Интерфакса" Кирилл Мазурин отправился в ИК-6 УФСИН по Оренбургской области - соль-илецкую исправительную колонию особого режима для осужденных к пожизненному лишению свободы (ПЛС), более известную в народе как "Черный дельфин".

Оренбург принял меня неохотно. Несколько дней подряд здесь обильно шел снег, а в день моего приезда прекратился, температура поднялась до +4 градусов и образовался плотный туман. В Москве об этом было известно, авиарейс задержали на сорок минут. Уже после взлета командир судна предупредил о плохой видимости в пункте назначения и вероятности неоднократных попыток посадки либо ухода на запасные аэродромы Самары и Уфы. Покружив лишних два с половиной часа над Оренбургом, А-320 благополучно приземлился и пассажиры, в том числе ваш покорный слуга, загалдели в телефоны, успокаивая паниковавших родственников. Начальник пресс-службы областного УФСИН Алексей Хальзунов встретил меня в молочной мгле у выхода из аэропорта и отвез в гостиницу, чтобы наутро вместе выехать в Соль-Илецк, расположенный в 70 километрах от города.

Утром тумана меньше не стало, он сопровождал нас всю дорогу и по приезду в колонию сменился дождем. Вкупе с мрачными стенами, опутанными колючей проволокой, это создавало ассоциацию с началом фильма "Остров проклятых" и соответствующее настроение.

Начальник "Черного дельфина" - один из самых молодых руководителей пенитенциарных учреждений страны подполковник Сергей Балдин - ждал нас и сразу приступил к повествованию, попутно прерываясь на доклады по телефону и распоряжения подчиненным.

По словам Балдина, история ИК-6 началась в середине XVIII века. В 1756 году здесь располагалась крепость Илецкая Защита, в которую направляли ссыльных каторжан. Позднее учреждение преобразовывалось в каторжную тюрьму, арестантское отделение, пересыльную тюрьму, концлагерь, колонию для содержания осужденных, больных туберкулезом. С 2000 года - это исправительная колония для осужденных к пожизненному лишению свободы. До Великой Отечественной войны осужденных задействовали на работах в расположенных поблизости соляных копях, затем эта практика была прекращена. В 1996 году кто-то из сидельцев изваял у входа в главный тюремный корпус два небольших фонтана в виде дельфинов - они породили название учреждения и стали фирменным знаком на производимой ею продукции. Позднее две похожие композиции украсили вход в административный корпус.

Сегодня соль-илецкая ИК-6 является самой крупной из шести учреждений особого режима, в которых содержатся "пожизненники" - здесь их 733 человека (из более чем 1800 по стране), в том числе 612 заключенных, которым смертная казнь с введением моратория была заменена на бессрочную изоляцию от общества. Излишне говорить, что мошенников, грабителей, квартирных воров и подобной им уголовщины среди них нет. Это рецидивисты, на совести каждого из которых многие загубленные жизни, зачастую детские.


Сотрудник службы безопасности следит за обстановкой в камерах "пожизненников"

Отсюда и неукоснительно соблюдаемые условия безопасности: камеры оборудованы сигнализацией, тревожной кнопкой и видеонаблюдением, отделены двумя массивными решетками от входной стальной двери с одной стороны и стены с окном - с другой. Вся мебель (кровати, стол, лавка, тумбочка, шкафчики) наглухо вмонтирована в стены и пол. Выход за пределы камеры только в наручниках в позе конькобежца - согнувшись вперед, руки за спиной - в сопровождении трех вооруженных дубинками конвоиров (оружие в режимной зоне исключено), один из которых кинолог с собакой. В случае перемещения осужденных за пределы этажа (например, в производственные цеха) им на глаза надевается повязка для дезориентации в пути, перед этим их досконально досматривают. Эффективность таких мер налицо - за несколько десятилетий здесь не зафиксировано ни одной попытки побега и нападения на работников ФСИН.

Мы идем по коридору жилого этажа. Сергей Николаевич обращает мое внимание на персональные таблички у каждой камеры - в них краткая информация о "жильцах": фио, даты рождения и приговора, уголовные статьи, по которым осужден, конкретные совершенные преступления и склонности (при наличии) к нападению, побегу или суициду. Это тоже мера безопасности, поясняет Балдин: сотрудник должен заранее знать, кого ему предстоит вести и на что тот способен. "В составе банды организовал теракт, погибли 18 человек", "Совершил убийство 6 человек, покушался на убийство 2 человек", "..четырех человек, в том числе ребенка", "..с помощью топора..", "..с особой жестокостью при помощи ножа", "..в извращенной форме", "..задушил" - уже после второй такой "визитки" подкатывает тошнота.

День у заключенных начинается в 6:00. Полчаса на туалет, зарядку (обязательна для всех) и заправку коек, садиться и ложиться на них до отбоя запрещено. Затем время завтрака, который разносят по камерам осужденные со строгого режима - таких в "дельфине" 122 человека (содержатся отдельно от "пожизненников", у них меньше решеток, больше свободы передвижения).

В 7:00 заключенных ведут на работу в цеха по пошиву одежды и обуви, где они работают до 18:00 с двумя перерывами - на прогулку и обед (его подают на рабочие места). По возвращении в камеры осужденные ужинают, смотрят телевизор, могут писать письма, играть в шахматы или шашки. Телевизор имеется в каждой камере, смотреть его разрешено четыре раза в день в личное время. Понятно, что у трудоустроенных колонистов это развлечение занимает меньше времени. Права выбора каналов у осужденных нет. Программа передач и фильмов утверждается каждую неделю и транслируется по кабелю через дежурную часть. В 22:00 подается команда "отбой" и до 6:00 никакие перемещения по камере не разрешаются, за исключением посещения туалета или вызова медика в случае плохого самочувствия.


Парикмахер "со стажем", обслуживающий колонистов

В рацион питания заключенных входят крупы, мясо, рыба, овощи. Среди диетических блюд молочные продукты, яйца, компоты, натуральные соки. В праздничные дни в меню добавляют салаты и выпечку.

Мы зашли в комнату, в которой в новом году будет организован православный храм. Здесь работает 36-летний художник Алексей Рыжанков - в одиночку расписывает стены и потолок иконами. В 1998 году Кемеровский облсуд приговорил его к смертной казни за убийство семьи из четырех человек, в том числе двух девочек 9 и 12 лет, которых он изнасиловал перед расправой.

Рыжанков: "Мне было 18 лет и четыре дня, когда зачитали приговор. Я был подростком, который убегал из дома, воспитывался на улице, воровал. Я не осознавал, что такое смертная казнь, что я натворил. Потом взрослел, набирался ума, приходило осознание (смерти), но в какой-то момент мне заменили наказание на ПЛС. В то время я как раз уверовал в бога, понимал, что бог дал мне возможность исправиться, дал мне прощение. Сегодня я не хочу, чтобы меня казнили, потому что сейчас я совсем другой человек с другим мировоззрением. С одной стороны я понимаю, что могу провести здесь остаток жизни, с другой - все-таки надеюсь освободиться и какую-то часть своей жизни прожить по-человечески".


Надежда освободиться - не пустой звук. Уголовно-исполнительный кодекс РФ позволяет осужденным к ПЛС подать в суд прошение об условно-досрочном освобождении (УДО), если срок их заключения достиг 25 лет и затем - через каждые пять лет. На сегодняшний день восемь из 37 заключенных "Черного дельфина", отсидевших четверть века и более, подали заявления об УДО. Четырем просителям было отказано, остальные прошения пока на рассмотрении. Вообще, по данным ФСИН, за последние 20 лет ни один из таких осужденных на волю не вышел. Но их количество по стране растет и в ближайший год превысит 150 человек.

Работа для осужденного - это возможность погашения назначенных судом исков и воспитательная цель, рассказывает Балдин. Средствами, которые остаются на счете после всех удержаний, осужденный может пользоваться по своему усмотрению - приобретать товары и продукты в магазине учреждения (не более, чем на 7000 рублей в месяц), перечислять родственникам. Многие из тех, чей срок заключения приближается к 25 годам, стремятся полностью погасить задолженность по искам, поскольку это обстоятельство является одним из условий УДО. Из приговоренных к ПЛС на сегодняшний день, по словам подполковника, трудоустроено чуть более половины - это самый высокий показатель среди аналогичных колоний.

Владислав Горбунов, 47 лет, рецидивист. В 1990 году признан Ярославским областным судом виновным в посягательстве и убийстве сотрудника милиции, приговорен к исключительной мере наказания.

Горбунов: "Свои ощущения? Нет, не помню. Ни когда услышал смертный приговор, ни когда узнал о замене казни на пожизненное лишение свободы. Тогда меня волновали совсем другие вопросы наподобие радиоприемников. Жизнь продолжается? Не знаю. Я вот лично семью сохранил - жена у меня, ребенок вырос. Мы общаемся. Они ко мне ездят на свидания. Нормальная жизнь".

Спросил его, правильно ли я понял, что пожизненное лишение свободы - это не лишение жизни?

Горбунов: "Нет, это лишение жизни. Получается, что человек вырван из общества навсегда. Со стороны государства сделано все, чтобы человек общался как можно меньше с родными, с обществом. Я считаю, что это неправильно".

Содержатся осужденные к ПЛС по одному, по двое и по четверо. Кому, где и с кем сидеть, решает комиссия с учетом особенностей личностных характеристик, в том числе психологических. По утверждению начальника колонии, для безопасности осужденных удобнее содержание по три-четыре человека. "Если их двое и между ними возникает конфликт, пресечь его может только группа сотрудников по вызову дежурного, а на это требуется время - до двух минут по нормативу. Если же сокамерников трое, один из них всегда может нажать кнопку тревоги (это его обязанность) и затем попытаться разнять оппонентов. Ситуация упрощается, если камера четырехместная", - поясняет Балдин.


Такие случаи бывают, отмечает он, и связаны, как правило, с длительным пребыванием осужденных в одном помещении - когда они сидят вместе несколько лет, им просто уже не о чем говорить. "Подельников, проходивших по одним уголовным делам, вместе не сажают. Родственников до недавнего времени тоже было запрещено держать в одной камере, но сейчас это разрешено. В нашей колонии семь семейных пар - есть братья, есть отец с сыном. Но и они устают друг от друга и зачастую просят расселить их", - рассказывает мой собеседник.

Не могу не сказать, что в "Черном дельфине" меня поразили чистота, порядок и отсутствие специфического затхлого духа, характерных для большинства пенитенциарных учреждений (я видел их немало). Все помещения либо новые, либо недавно отремонтированы.

"Здесь личный состав службу несет. Не должно быть такого, что сотрудник приходит домой, а от него исходит запах тюрьмы. Мы строго следим за чистотой, все осужденные должны быть коротко пострижены и побриты. В весеннее и летнее время, когда жарко, дополнительно разрешается стирка белья, в каждой камере есть холодная и горячая вода", - поясняет начальник ИК.

Кроме этого, по его словам, "пожизненникам"-курильщикам пришлось расстаться со своей привычкой. "Они сначала были категорически не согласны, но я объяснил - это не моя прихоть, есть федеральный закон, который четко определяет, что в госучреждении курить запрещено. Поэтому табачного запаха у нас тоже нет", - сказал Балдин, который и сам не курит.

Но ведь можно курить в прогулочном дворике, попытался возразить корреспондент-курильщик. Это так, ответил Балдин, но прогулка один раз в день - проще отказаться от сигарет.

Владимир Муханкин, 36 из 55 лет провел в местах изоляции. В 1996 году приговорен к расстрелу за убийство восьми человек, в том числе трех детей.

Муханкин: "Мое мнение всегда было однозначно - я очень строгий к себе и себе подобным. За 36 лет тюремно-лагерной жизни очень многих людей познал. Террористы - это нечисть. Это не маньяк какой-то. Если больной человек сдуру кого-то убил, кого-то изнасиловал, то эти идут на массовые убийства невинных граждан любого возраста любой нации. С ними нельзя цацкаться - просто голову отшибать с корнем, уничтожать, как бешеных псов. А для таких, как я, для других осужденных, которые не раз сошли с пути истинного, пусть пожизненное (заключение) будет".

Муханкин: "Не скажу, что я привык к тюрьме, к ее строгости, принципиальности. Расстрел - это конечно страшновато, даже козявка жить хочет. Не буду хвастаться - боялся, сидел в камере смертников, каждый день ждал смертной казни и знал, что она уже вот-вот (состоится). Это жутко. Некоторые люди в ожидании казни не выдерживали - вешались, "вскрывались", травились, сходили с ума. Я мужественно это перенес, решил - как будет, так и будет. Если Господь решит, что я не должен жить - я достойно смерть приму, оденут мне маску на голову, расстреляют и закопают. Я совершил, я виноват".

Подполковник Балдин показывает стройку нового четырехэтажного корпуса для осужденных к ПЛС. "Подвал полностью оборудуем под фабрику, один этаж будет выделен под осужденных, достигших 60-летнего возраста, там же расположится помещение для тех, кто находится в отпуске, спортзал. Из бюджета на это строительство ни копейки не потратили - все средства от реализации собственной продукции", - сказал Балдин.


Стандартное обустройство четырехместной камеры для "пожизненников". Стиль заправки койки визуально гарантирует отсутствие в ней человека.

По его словам, швейный и обувной участки, работая в две смены (спецодежда, постельное белье, ботинки туфли, тапочки), приносят ежегодно десятки миллионов рублей. "Участок колонии-поселения принес в этом году уже 1,7 млн рублей прибыли по сельскому хозяйству и растениеводству - крупный рогатый скот, лошади, свиньи, овцы, кролики, куры, утки. Имеется огород 100 га - помидоры, огурцы, капуста, свекла, морковь, перец, арбуз, дыня, тыква", - рассказывает начальник "Черного дельфина".

Григорий Ким, 54 года. В 1992 году приговорен Мосгорсудом к высшей мере наказания за 14 разбойных нападений, три из которых сопряжены с убийствами, побег из-под ареста.

Ким: "Да, я был готов к этому (смертному приговору), потому что совершённое преступление предусматривало такую меру наказания. Позже были и волнение и страх. Когда узнал о помиловании, никаких эмоций не было. Жизнь продолжается? Конечно. Надежда выйти отсюда? Надежда есть всегда. Первое время, когда находился в камере смертников, тяжело было. Потом настал такой момент, уверовал в Господа и совсем по-другому стал на эти вещи смотреть. Лучше здесь (в колонии) постоянно быть с Господом, чем там (на свободе) один час без него".

Любому осужденному, который работает в местах заключения, положен 12-дневный рабочий отпуск. Сергей Балдин поясняет, что осужденные в колонии строгого режима могут смотреть телевизор больше обычного, писать письма, гулять на свежем воздухе в пределах локального участка. А "пожизненные" проводят отпуск в своей камере, их режим практически не меняется, они просто не выходят на работу. "Когда в новом корпусе сделаем помещение для тех, кто находится в отпуске, они будут помещаться туда. Там будет телевизор, настольные игры, турник, теннисный стол", - говорит Балдин.

Мы осматриваем медсанчасть, которой позавидовали бы и некоторые московские поликлиники. Рентген-аппарат, операционная для несложных операций, современный зубной кабинет. Везде кварцевые лампы для дезинфекции. Палаты больничного блока схожи по обстановке с жилыми камерами - те же дополнительные решетки, только чуть больше площадь. Здесь лечатся от сердечно-сосудистых, инфекционно-респираторных заболеваний, гриппа. Больных туберкулезом - наиболее часто встречающимся тюремным недугом - всего 17 человек.


Кстати, в случае тяжелой (как правило, неизлечимой) болезни, осужденные к ПЛС, также как и другие "сидельцы" СИЗО и колоний, подлежат обследованию специальной медицинской комиссией. Она может освободить от наказания по состоянию здоровья. За последние 10 лет комиссии в регионах освидетельствовали и направили в суд медзаключения на 103 "пожизненников". Положительных решений по их освобождению судами не было принято.

Когда осужденный умирает, его родственникам в тот же день направляется телеграмма с предложением забрать тело. Если родня отказывается или в течение трех дней нет ответа, заключенный находит свой последний приют на отдельном участке муниципального кладбища. На могиле ставится табличка с фамилией и датами рождения и смерти.

В соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом, осужденные на пожизненный срок содержатся в строгих, обычных и облегченных условиях.

В строгих условиях они пребывают первые 10 лет - в год им разрешены одна посылка или передача и два трехчасовых свидания. По прошествии этого периода осужденный переводится в обычные условия, которые дают право на два краткосрочных и два длительных (3-дневных) свидания и получение трех посылок или передач в год. Спустя еще десятилетие в отношении "пожизненника" действуют облегченные условия, которые разрешают в течение года три краткосрочных и три длительных свидания, четыре посылки или передачи и четыре бандероли.

Александр Скрипченко, 1970 года рождения. В 1990 году Иркутским областным судом приговорен к смертной казни за изнасилование и убийство женщины, убийство ее дочерей 4 и 6 лет.

Скрипченко: "Если люди сидели, выпивали и поубивали друг друга, им все равно - есть смертная казнь или нет - все спонтанно получилось. Какие чувства испытал, выслушав смертный приговор? Не помню - столько лет прошло. Сейчас? А сейчас как в поговорке: что хуже, ужасный конец или ужас без конца? - каждый сам решает".

По данным ФСИН, самый большой срок (с мая 1984 года) провел в застенках колонии номер 2 ГУФСИН по Пермскому краю ("Белый лебедь") осужденный за бандитизм и подделку документов. Он был приговорен к высшей мере наказания, но в 1993 году помилован президентом и отправлен на пожизненное заключение. В 2009 году Соликамский городской суд отклонил его ходатайство об УДО. В 2014 году повторно просить об освобождении осужденный не захотел.

Согласно статистике, примерно пятая часть осужденных к ПЛС женаты, две трети не имеют семьи, остальные разведены.

За последние 10 лет среди обитателей колоний особого режима зарегистрировано 15 самоубийств. Основные мотивы - расставание с родными и длительный срок заключения, осознание утраты смысла жизни, психическое расстройство. Двоих к уходу из жизни подвигло чувство вины за содеянное.

P.S. Я улетал из Оренбурга, как и прилетел, в сумерках - в прямом и переносном смысле. С ощущением, что так и не нашел ответа на вопрос, насколько оправданной может быть смертная казнь. В голове снова и снова мелькали строчки: "..нанес 27 ударов ножом.. совершил половой акт.. ударил ножом..".

И слова заключенного: "уничтожать, как бешеных псов".

Во время медового месяца 33-летняя заключенная Качановской женской колонии Екатерина Костина и ее муж 27-летний житель Славянска Юрий смогли побыть вместе всего три дня. Молодая жена отбывает пожизненный срок.

Наша встреча с Екатериной проходила в одном из кабинетов административного корпуса колонии. При разговоре присутствовала женщина-инспектор, которая занималась чем-то своим у компьютера. Впрочем, нужды в особых мерах безопасности не было: 33-летняя заключенная совершенно не выглядела опасной преступницей. Юное личико с правильными чертами (Катя выглядит гораздо моложе своих лет), хрупкая фигура, красиво сшитый халатик.

Екатерина Костина находится в Качановской колонии уже четыре года. Поэтому разговор вначале зашел не о свадьбе, а о преступлении, которое привело молодую женщину в спецотделение для пожизненных заключенных.

«Он убеждал, что мне дадут самое большее десять лет. Я ранее не судимая, к тому же женщина…»

Екатерину осудили за двойное убийство, совершенное в 2007 году в городке Лутугино Луганской области. Правда, по ее словам, она взяла на себя вину под давлением подельника. Тот убеждал Катю, что ей как женщине дадут самое большее лет десять.

— О том, что он сам был неоднократно судим за грабежи, я узнала только из материалов уголовного дела, когда мы оба оказались под следствием, — рассказывает Екатерина Костина . — С этим парнем я познакомилась на стройке, где мы оба занимались отделочными работами. Он был младше меня на год, но казался очень мудрым. Красиво ухаживал, приносил цветы, говорил комплименты. Завязался роман. Однажды мы вдвоем остались ночевать на объекте. Подельник предложил сходить в гости к его знакомым. Хозяин дома и двое его гостей к тому времени уже были изрядно навеселе. Нам тоже налили спиртного. Когда застолье перешло в ссору, подвыпившая гостья схватилась за нож. Я решила заступиться за подельника, ударила ее бутылкой по голове, она упала.

Дальнейшее, по словам осужденной, напоминало страшный сон, который она помнит до мельчайших деталей: как убивали людей, как ее спутник, когда жертвы уже не подавали признаков жизни, на всякий случай еще перерезал горло всем троим.

— В тот момент я стояла за шкафом и дрожала от ужаса, — продолжает Катя. — Почему-то была уверена, что теперь очередь за мной, потому что он не захочет меня оставлять как свидетельницу. Подельник сказал мне собирать тряпье по всему дому, потом поджег эту кучу. Выскочив из горящего дома на улицу, мы направились к его знакомым, где он застирал вещи от крови, и вернулись на стройку. Потом он сказал: «Катя, если бы я там тебя порешил, в милиции сразу бы вышли на меня, ведь в тот вечер тебя со мной видели многие».

Удивительно, но преступление действительно могло бы сойти парочке с рук. Следователь, занимающийся тройным убийством, опросил их лишь как свидетелей. Продавщица расположенного неподалеку магазина подтвердила, что они неотлучно находились на стройке, приходили в магазин поздно вечером, покупали себе на ужин продукты. Никто не мог предположить, что они отлучались.

Мужчина и женщина продолжали жить вместе, однако Катя стала бояться подельника. С одной стороны, опасалась уйти от него — была уверена, что он найдет ее и прикончит. С другой, боялась оставаться с ним рядом — убийца все чаще приходил домой пьяным и избивал ее.

— Видите, какие шрамы? — молодая женщина приподняла длинную челку, спадающую на лоб. — Это его рук дело. Кончилось тем, что я сама пошла в милицию и обо всем рассказала.

— И в результате оказались в тюрьме для пожизненных преступниц?

— Вначале я проходила по делу как свидетель. Потом подельник уговорил меня взять на себя одно убийство, а лучше два. На очной ставке он намекнул, что его брату, только что отсидевшему срок за убийство, не составит труда заехать к моей сестре и «разобраться» с ней и ее маленьким сыном. Я очень испугалась за родных. К тому же он убеждал, что мне дадут самое большее десять лет — я ранее не судимая, характеристики хорошие, к тому же женщина… Я никак не ожидала пожизненного срока! Когда услышала приговор, потеряла сознание… На заседании Верховного суда я заявила об изменении показаний, но приговор оставили в силе.

Около года Катя провела в одиночной камере Луганского СИЗО. Удивительно, но это время она вспоминает едва ли не с ностальгией (хотя даже для мужчин месяцы одиночки являются тяжелым испытанием).

— У меня была возможность смотреть телевизор, я много читала, научилась вязать , — вспоминает Екатерина. — Пожизненным заключенным не разрешают иметь обычные спицы, приходится приспосабливаться к спицам-капсулам. Я вязала носочки, даже передавала их на продажу. Трижды в день дают еду, утром приходит уборщица. А так — тишина и покой. Поэтому первые дни в спецблоке Качановской колонии показались мне очень шумными. Меня определили в камеру с еще двумя женщинами, начали водить в производственный цех, где я быстро освоилась. Мы шьем рабочие рукавицы, чехлы для матрасов, постельное белье, полотенца. Более сложные вещи (например, такие халаты, как на мне) шьют в общей зоне. Мой подельник тоже получил пожизненный срок, но не знаю, где он отбывает наказание. И не интересуюсь.

— Смотрю, вы его по имени никогда не называете.

— Ну, а кто он мне? Из-за этого человека я оказалась в тюрьме. К тому же у меня теперь есть муж.

«Ты права, на свободе девушек много. А такая, как ты, — одна. И я тебе нужнее»

Наконец разговор плавно подошел к событию, вызвавшему ажиотаж не только в Качановской колонии, но и, пожалуй, во всей Украине. Ведь случая, чтобы пожизненно заключенная вышла замуж, да еще нашла себе мужа на свободе, до этого у нас не было.

— Катя, как вы познакомились со своим избранником?

— Немного освоившись в колонии, я стала членом протестантской церкви. Сестры часто посещают наше отделение. Я утвердилась в вере, меня покрестили. По переписке познакомилась с прихожанкой этой церкви из Славянска. Она стала писать мне письма, однажды рассказала о своем знакомом Юрии. Ему 27 лет, живет в Славянске, работает на заводе. Сестра по вере попросила меня: «Помолись за Юру. У него мятущаяся душа, он бы и хотел примкнуть к церкви, но никак не может решиться». Она дала мне его телефон, я позвонила ему по скайпу. У нас это разрешается. Нужно только подать заявку, и разговор проходит в присутствии инспектора. Вначале мы говорили с Юрой только на божественные темы. Он не скрывал, что хотел бы жениться на хорошей женщине, чтобы укрепиться в вере.

Однажды вместе с названной матерью (так Юрий называет познакомившую нас женщину) они приехали ко мне на кратковременное свидание — четыре часа мы общались через стекло. А вскоре пришло письмо. На одной страничке — об обычных делах, а на обороте — только два предложения: «Катя, как ты думаешь, какая у меня будет жена? Такая, как ты?» Я отнеслась к этому вопросу серьезно, обрадовалась и встревожилась одновременно. На следующий раз Юра приехал на свидание уже один, а спустя время… сделал предложение. Я пыталась возражать: «Подумай, я в тюрьме, у меня серьезный срок. А на свободе столько девушек, найдешь себе хорошую жену». Но он отвечал: «Ты права, на свободе девушек много. А такая, как ты, — одна. И я тебе нужнее. Может, в этом и будет состоять мое служение Богу».

— Вы сразу рассказали сокамерницам о предложении?

— Да. Не знаю, может, кто-то отнесся к этому язвительно, но вслух никто не высказывался. Ожидая свадьбы, я больше всего боялась, как бы Юра не передумал. Волновалась, сумеет ли он довести задуманное до конца. Но чем дольше я с ним общалась, тем увереннее становилась в этом человеке. Начальник колонии заверил мое заявление о желании вступить в брак, Юра отнес его в загс. Узнав об этом, женщина, познакомившая нас, отказалась с нами общаться. Дело в том, что я член баптистской церкви, а Юра — нет, поэтому сестры посчитали наш брак большим грехом. Но давить на мужа и настаивать, чтобы он непременно крестился, я не считаю нужным. Может быть, он придет к этому сам.

*Платье и туфли невесте прислали верующие христиане из Киева, а свадебную прическу сделали подруги-заключенные (фото из семейного альбома)

— На свадебной фотографии вы в таком красивом платье.

— Платье и туфли мне прислали верующие христиане из Киева. В их церкви уже двое сестер вышли замуж за пожизненных преступников, так что они одобрили и поддержали нас. Накануне свадьбы мои подруги-заключенные испекли торт, утром сами сделали мне красивую прическу. К сожалению, им не разрешили присутствовать на росписи. Все произошло в административном корпусе, куда приехал представитель загса. Юра привез цветы, подарил мне цепочку с кулоном и браслет с двумя сердечками.

«Пожизненные заключенные могут звонить родственникам и друзьям, общаться по скайпу, пользоваться Интернетом — кроме соцсетей»

После росписи молодые удалились на три дня в комнату для долгосрочных свиданий.

— Очень волновалась, как все пройдет, — признается Катя. — Ведь замужем я первый раз. Но все было хорошо. Комната для длительных свиданий — вроде однокомнатной квартиры, с санузлом и кухонькой. Мы вместе готовили еду, варили себе супы, даже печеночный торт сделали. Я не особая кулинарка, но все равно было вкусно. И гулять можно было вместе — вечером нам разрешили выйти во дворик. Подышать воздухом.

Сейчас Катя готовится к следующему длительному свиданию. Первое было подарком от руководства колонии. А теперь положено очередное, так что Юрий вот-вот должен приехать к молодой жене. Супруги уже обсудили вопрос о возможном рождении малыша. Оба только «за». Правда, если это случится, перед Минюстом встанет вопрос: где должна продолжать отбывать срок мать с ребенком? В спецотделении условий для мам нет. Поэтому женщину, скорее всего, отправят в колонию, где находятся мамы с детьми до трех лет.

Корреспонденту «ФАКТОВ» очень хотелось пообщаться с молодым мужем. После свадьбы Юрий разместил на своей страничке в социальных сетях несколько снимков с подписью: «Я счастлив!» Но телефон его не отвечал.

— Да, Юра после свадьбы был вынужден поменять сим-карту , — говорит Катя. — Столько знакомых и незнакомых людей звонили ему: одни хотели поздравить, а другие — просто из любопытства. Попрошу его — и, если захочет, он сам наберет вас.

Увы, звонка от Юрия мы так и не дождались…

Говоря о необычной свадебной церемонии, первый заместитель начальника колонии Роман Хвостов особенного энтузиазма не проявил.

— Роман Валерьевич, эта свадьба была для вас неожиданностью?

— Ну, не знаю , — пожал плечами офицер. — Не совсем понятна позиция этого парня, но это их дело. Я не комментирую.

— А другие заключенные замуж не собираются? Девять лет назад, побывав в только что открывшемся корпусе для пожизненных преступниц, я говорила с одной из заключенных, тогда самой молодой по возрасту. 32-летняя женщина похвасталась только что полученным по почте махровым халатом, присланным любимым мужчиной, который тоже отбывает пожизненный срок.

— Насчет халата не знаю. Но замуж она не вышла, да и сейчас вроде не собирается.

Сейчас, по словам замначальника колонии, в «пожизненном» блоке находятся 23 женщины. Самой старшей — 74 года. Десять лет назад бабушка насмерть забила топором пьяного мужа и трех малолетних внуков. Говорит, что до сих пор не понимает, зачем это сделала. Ежемесячно она посылает пенсию родственникам в село, в том числе и семье сына, детей которого убила.

Следующая по возрасту — 66-летняя пенсионерка — умерла несколько дней назад. «ФАКТЫ» писали о ее преступлениях в Харьковской области, где она убила нескольких старушек, польстившись на «похоронные» деньги и даже… обед на плите. Алкоголичка со стажем, она умерла в больнице от хронического панкреатита. До последних дней ее навещала двоюродная сестра, которая не могла поверить, что была (согласно материалам уголовного дела) намечена как очередная жертва.

Самой молодой заключенной — 31 год. Четыре года назад они с мужем — четырех и двух лет. Она убила его ребенка, он — ее. По пьяни хотели отомстить друг другу. диком случае, произошедшем в 2012 году в Черниговской области.

— Спустя 20 лет после начала отбытия срока пожизненным преступникам можно просить о помиловании. Много у вас таких?

— На данный момент пятеро отсидели уже около 19 лет, поэтому готовятся писать прошение о помиловании , — рассказывает Роман Хвостов. — Восемь женщин уже подали в суд ходатайства о пересмотре дела по так называемому закону Савченко. Ведь многие из них провели в СИЗО не один год. Например, заключенная, обвиняемая в организации убийства двух партнеров по бизнесу, провела под следствием семь (!) лет. Если ей пересчитают срок, она уже давно может ходатайствовать о помиловании. Кстати, она, как и большинство заключенных этой категории, своей вины так и не признала.

— Женщины, осужденные пожизненно, отбывают наказание в режиме средней тяжести. Этот режим мягче, чем у мужчин «пожизненников». Каков распорядок их дня?

— Подъем в 6.30, построение, завтрак. Тюремная пища проста — каша, макароны, суп. Но многие на добавку делают себе салаты или бутерброды. В пищеблоке есть плита, посуда, чайник. Продукты присылают родственники, но многое можно купить в тюремном магазинчике — за зарплату или пенсию. Швеи могут заработать около двух с половиной тысяч гривен в месяц. За коммунальные услуги и питание (сейчас пропитание одной заключенной обходится государству в 800 гривен в месяц) удерживается 25 процентов зарплаты. После работы могут посмотреть телевизор, почитать. В комнатах живут по двое-трое, но все равно часто скандалят между собой.

Право переписки не ограничено, они могут звонить родственникам и друзьям, общаться с ними по скайпу, пользоваться Интернетом — кроме соцсетей. Единственное, что я запретил, — выводить «пожизненных» заключенных на общую территорию, на массовые мероприятия вроде праздников и концертов. Это не положено по закону.


Top