Правила поведения в камере. Первоходы

Как выжить в тюрьме? Что делать, если тебя задержали или арестовали? Вопросы не праздные. Ситуация с задержанием видеоблогера Руслана Соколовского наглядно показала, что в современных российских реалиях оказаться за решеткой может каждый – за неосторожно сказанное в интернете слово, за перепост в социальных сетях, за глупую картинку. Но постят картинки и ведут видеоблоги, как правило, люди далекие от криминальной жизни, поэтому внезапное задержание и помещение в ИВС (далее – в СИЗО и, если совсем не повезет, колонию) может оказаться для них настоящим шоком. Человек, попавший в такую ситуацию, может запросто наделать глупостей, превратив свою жизнь в настоящий ад.

Вопиющих случаев «посадок» в России становится все больше. Мы решил проконсультироваться с людьми, имеющими за плечами богатый опыт пребывания в местах, как принято говорить, «не столь отдаленных». Это Алексей Кузнецов (более 10 лет лагерей, ведет свой канал о жизни в тюрьме на YouТube, занимается правозащитной деятельностью), Андрей Реут (отсидел 17 лет), Алена (фамилию и срок попросила не указывать, работает в юридической фирме), а также известный уральский правозащитник Алексей Соколов. Вот их советы.

Задержание. Молчи

Почти любая посадка начинается с задержания. Это может случиться на улице, на работе, в вузе, в общественном транспорте. Могут задержать после обыска или допроса. Задержание - это еще не арест. Иногда задержанных отпускают после дачи показаний или установления нужных фактов. Но иногда в момент задержания человек надолго прощается со свободой. Тут важно не потерять самообладания.

Реут: Как правило, если человек ни разу не попадал в руки представителей власти, после задержания он испытывает потрясение, испуг. Рушатся все иллюзии касаемо правоохранительных органов. Человек сталкивается с грубостью и цинизмом, понимает, что он всего лишь букашка. Первое, с чем столкнется, это запугивание, порой избиение, не исключены и пытки. Ведь «подозреваемый» уже виновен – так думают дознаватели и оперативные работники. И очень сложно потом добиться извинений или объяснений. Желательно иметь в знакомых адвоката, либо юриста, знакомого с уголовной практикой. Если таких нет, то лучше потерпеть, не наговаривать на себя, так как в последующем ВСЕ ваши слова будут использованы против вас. Независимо от алиби, свидетелей защиты, либо отсутствия доказательств вашей вины. Заявляйте, что не будете давать показаний без адвоката (юриста), которого вам выберут родные, либо вы сами. Статья №51 Конституции: гражданин имеет право не свидетельствовать против самого себя. В общем, лучше побороть страх, растерянность и боль, но не оговаривать самого себя, любое слово может быть искажено в протоколе допроса.

Кузнецов: Когда человека задержали, главное не паниковать и понимать, что его судьба зависит от тех первых мероприятий, которые будут проводиться в отношении задержанного. В первые дни задержания он своими действиями закладывает фундамент будущего - освобождения, либо лишения свободы. Все это прекрасно понимают силовики и поэтому стараются максимально отработать в первые минуты и дни задержания, надеясь на то, что их жертва в панике, ничего не понимая, будет вести себя в угоду им. Силовики, как правило, в первые минуты и дни задержания пытаются ограничить любые контакты с внешним миром для задержанного, подсовывают своего дежурного адвоката, который сладкими речами о возможном ближайшем освобождении склоняет задержанное лицо делать то, что угодно силовикам, фактически исключая шансы освобождения, усугубляя положение. В такие моменты задержанному лучше молчать и не свидетельствовать против себя самого и своих близких, тем более это ему позволяет статья 51 Конституции Российской Федерации.

Алена: Сколько бы раз тебя ни задерживали – всегда как в первый раз. Обстоятельства разные, предпосылки разные и полицейские, соответственно, разные. Но в любом случае нужно знать свои права. Не «качать», а знать. Это намного сократит риски и поможет впоследствии при осуществлении вашей защиты. Рекомендаций можно дать много, но каждый случай индивидуален – и есть разница, если тебя задержал отряд ППС или «постелила» группа быстрого реагирования, причем разница глобальная. Стоит изучить закон «О полиции», где четко прописаны обязанности и права полицейских.

Соколов: Во-первых, когда они приходят к тебе домой, нужно посмотреть документы. Они обязаны представиться, показать удостоверение и постановление на обыск или задержание. Каждому полагается телефонный звонок. Можно позвонить перед тем, как открываешь дверь. Нужно связаться с адвокатом. Если нет адвоката, позвонить родственникам или знакомым, чтобы они направили защитника. Можно, конечно, попробовать заявить, что не пустишь полицейских, пока не приедет адвокат, но они могут в таком случае взломать дверь. Ты можешь их впустить и дать трубочку адвокату, чтобы тот сообщил, что приедет. Сотрудники могут наплевать на это, но потом можно предъявлять это в суде. Если адвокат отсутствует, лучше всего фиксировать процессуальные действия на видеокамеру. Нужно требовать у сотрудников, чтобы обыски проводили в вашем присутствии. Сперва в одной комнате, потом в другой и так далее. Чтобы не получилось, что все сотрудники разбрелись по комнатам и вышли оттуда с наркотиками, боеприпасами или еще чем-то таким. При обыске должны присутствовать понятые. Либо это «ручные» понятые, либо привлекают соседей.

Нужно выяснить, кто главный в следственной группе, кто принимает решение. На любое нарушение нужно обращать внимание понятых. Это должно отображаться в протоколе обыска. В конце можно указать все нарушения. Это обязательно. Потому что впоследствии можно будет на это ссылаться. Следующий этап – допрос. На этом допросе, если нет адвоката, то лучше взять 51 статью. Потому что представьте психологическое состояние человека, когда к тебе приходят люди, поднимают тебя в шесть утра с кровати, начинают рыскать по комнатам - это шок.

Даже если адвокат по назначению, с ним можно работать. Просить, чтобы он фиксировал нарушения. Консультироваться с ним. (На следующих этапах крайне желательно обзавестись адвокатом по соглашению - см. след. пункт).

ИВС. Не верь

После задержания вас, скорее всего, отправят в изолятор временного содержания, ИВС. Это полицейское учреждение, где вас могут продержать до 48 часов без решения суда. Это еще не СИЗО и не тюрьма, а только их «предбанник».

Андрей: Находясь в ИВС, гражданин понимает и ощущает, что жизнь не так прекрасна. Отсутствие солнечного света в камере, отсутствие чистого воздуха и, частенько, антисанитария многих подкашивают морально. Но не надо забывать, что впереди, возможно, еще более худшие условия для существования. Поэтому – не стоит доверять сокамерникам… Многие сотрудничают с дознавателями, кто-то работает на них. Если в камере, где содержатся лишь задержанные впервые, находится гражданин весь в татуировках, рассказывающий, как легко и просто он жил в зоне, знайте: это работник тех, кто вас допрашивал накануне, с 99-процентной гарантией. Вам могут предложить «дежурного» адвоката на допросе, либо ином следственном действии. Не соглашайтесь! Дежурный адвокат, как правило, начинает вас склонять к тому, чтобы вы сознались в преступлении, которое вам вменяют, с объяснением, что так вам меньше дадут, либо отпустят домой под подписку о невыезде. Как правило, подобная «медвежья» услуга дежурного адвоката потом будет стоить слез и, скорее всего, грозит реальным сроком. Встречаются и адвокаты по назначению, которые честно отрабатывают свой хлеб и репутацию, но таких единицы. Поэтому предлагаю подумать хорошенько и смотреть, где и под чем расписываться.

Алексей: С первых минут необходимо понимать, что ты попадаешь в часть другого мира, где в отношении тебя могут проводить оперативные мероприятия, используя твоих сокамерников, которых как будто постоянно из камеры вызывают то следователи, то адвокаты. На самом деле они постоянно ходят к операм сливать информацию по тебе и получать новые задания по твоей разработке. С первого шага в этот другой мир задержанный должен быть «простачком», который, зайдя в камеру, просто скажет: «Всем привет». При этом внутренне необходимо держать волчью оборону и в любой момент принимать решения в соответствии с внутренним восприятием. За минуту слабости можно платить десятилетиями, а может, и вечность.

Находясь в ИВС первые дни, вы должны понимать, что следователь зависит от ваших показаний, а вы зависите от следователя - используйте это, чтобы сообщить близким и родственникам о том, что вас задержали. Скажите следователю: да, я согласен дать объяснения и показания, однако сообщите о моем задержании моим близким и родственникам, чтобы они наняли мне адвоката, после встречи с которым мы будем активно проводить процессуальные действия. Ведите себя так, как будто вы бежите к следователю навстречу семимильными шагами.

Когда придет нанятый адвокат, через него вы сможете сообщить близким и родственникам любую информацию, так как ваши встречи будут носить конфиденциальный характер, таков закон.

Если нанятого адвоката не будет, дежурному адвокату по назначению не верьте, так как это тот же самый следователь, прокурор и судья в одном лице.

В ИВС вас долго держать не будут, и в случае ареста вы поедете этапом в СИЗО. Это новое испытание - вы вроде адаптировались в ИВС, но тут опять что-то новое и страшное.

Алена: Что такое ИВС… Прежде всего, это вакуум неопределенности, в котором даже бывалый человек начинает себе рисовать картины с наилучшим исходом. Но, к сожалению, так выходит не всегда. И даже из маленькой мухи, при отсутствии информированности о своих правах, о нормах закона и многом другом, может выйти хороший слоник.

Адвокат от государства. Он бесплатный, и поэтому зачастую ему нет до вас никакого дела. Он не врач и клятву Гиппократа не давал. Он не представляет реально того, что человека, попавшего в заключение, могут просто убить или опустить. Этого и нет ни в одной статье УК РФ, но случаи исчисляются сотнями. Адвокат понимает, что, опросив подозреваемого или обвиняемого и оставшись для него «лишь» дежурным адвокатом, все, на что он сможет рассчитывать, - это копейки от государства. Не стоит осуждать их за то, что они идут по пути наименьшего сопротивления, предлагая написать явку с повинной и судиться в особом порядке. Он же не делает этого без согласия обвиняемого.

Соколов: Быт в ИВС… Это четверо нар, стол, туалет, огороженный кирпичной стенкой, умывальник, окна. В ИВС советую ни с кем не разговаривать, не обсуждать не только свое дело, но и другие моменты своей личной, профессиональной жизни, родителей, родственников. Потому что именно на этой стадии оперативники пользуются услугами «наседок». Те выкачивают всю информацию, которая используется против тебя.

В ИВС можно получать передачки. Про это нужно прочитать в правилах работы изолятора.

СИЗО. «Кто ты по жизни?»

Если суд принимает решение об аресте, человек из ИВС перемещается в СИЗО. Это уже почти настоящая тюрьма. Здесь можно провести долгие месяцы, при этом формально вы остаетесь невиновным человеком - вас просто изолировали, чтобы было удобнее вести следственные действия.

Андрей: С ИВС вас могут увезти в СИЗО, то есть в тюрьму. Там свои порядки и правила, которые желательно знать «новичку», не бывавшему в камерной системе. Что взять с собой? Что можно? Конечно, предметы гигиены: мыло, зубная паста и щетка, носки, трусы, футболки (желательно, однотонные, черного или серого цвета). Сигареты, чай, кофе (даже с учетом того, что вы лично не курите), так как всегда сможете угостить сокамерников, что даст вам возможность расположить к себе людей. Нельзя при себе иметь колюще-режущих предметов, ремней и шнурков. Поэтому подбирайте обувь без шнуровки. То же касается и брюк, лучше иметь спортивный костюм - так практичней.

Не забывайте, когда оказываетесь в камере СИЗО, лучше быть сдержанным и предельно вежливым с сокамерниками. Не стоит рассчитывать на свои силы, здесь другая атмосфера и правила жизни. Заходя в камеру, приветствуйте арестантов словами: «Мир и благополучия в хату (камеру), тепла и здоровья арестантам, здорово были (говорить просто «здорово» не принято, поскольку на это могут ответить неприличной присказкой - прим. авт.), приветствую порядочный люд». На первый взгляд эти слова могут показаться смешными, но это не так. Тюрьма живет своей жизнью.

В тюрьме бывают так называемые VIP-камеры. Есть они, например, и в Екатеринбургском централе. Мне даже довелось однажды там посидеть. Это камеры на два койко-места. Если не изменяет память, с 411-ой по 420-ую. Там пластиковые окна, все чистенько, ремонт сделан. Даже кормят в этих камерах гораздо лучше: мясо дают, суп наваристый. За деньги в такую камеру не устроиться. Администрация смотрит по личности осужденного. Например, в такой сидел [бывший вице-президент фонда «Город без наркотиков»] Евгений Маленкин. Но я там долго не просидел, попросился в общую. Мне нужно общение, я привык находиться с другими заключенными. Кроме того, мои сигареты постоянно стреляли малолетки в соседних камерах, я не мог им отказать. И изоляция давила. Поэтому попросился в общую.

Не надо забывать, что вам никто не может предложить действие, порочащее ваше имя, либо оскорбляющее человеческое достоинство. Любой, кто посмел это сделать, – не хороший человек, не «порядочный арестант», и такому смело необходимо говорить в глаза за его действие! В противном случае вы испытаете много неприятных моментов из жизни «вне воли». Например, попадает «первоход» на тюрьму. Если его просят, скажем, заниматься уборкой за других, то он вправе отказаться. Каждый здесь живет и убирает сам за собой. Силой его заставить не могут. В каждой камере есть человек, который считается «здравым», он разруливает разные конфликтные ситуации. К нему всегда можно обратиться, если с тобой пытаются поступить несправедливо, он обязан отреагировать. Применение силы не уважается в тюрьме. Даже если ты хочешь получить определенную услугу от «голубого» (обиженного), ты не можешь применять к нему силу, должен с ним договориться. Иначе с тебя спросят.

По поводу написания жалоб. Если ты пишешь жалобу касательно своего уголовного дела, никто не вправе тебе препятствовать – ни осужденные, ни администрация, это твое личное дело. Если же ты жалуешься на условия содержания, то тут каждый сам решает. Есть вероятность, что другие заключенные, подконтрольные администрации, попытаются тебя отговорить. Мол, ты напишешь, а нам потом шмон устроят. Но решает каждый сам.

Некоторые рассказывают про «кавказские» камеры, которыми пугают подследственных. Мол, посадим, а тебя там растерзают. В Свердловской области точно такого нет. Кавказцы такие же люди, даже, наверное, более сдержанные и гостеприимные, они даже не матерятся обычно. В тюрьме вообще нет национальностей. Эти грани стираются. Другое дело, у нас есть «беспредельные» камеры. В екатеринбургском СИЗО-1 тоже есть. Эти камеры в подвалах находятся. Когда приезжают какие-то комиссии, их раз – этапом быстро отправляют куда-то. Потом возвращают. Если туда попадешь, ничего хорошего не будет, конечно.

Алексей: По приезде в СИЗО в «крикушнике» (место, где сверяют данные прибывших арестантов в СИЗО и где получают дополнительную информацию, согласно которой арестанта распределят к той или иной категории арестантов) ДПНСИ (дежурный по СИЗО) спросит ваши ФИО, дату рождения, по какой статье вы привлечены в качестве обвиняемого, до какого числа избрана мера пресечения, а потом задаст вопрос: «Кто по жизни?» или «Кто ты по масти?» Если не знаете, что отвечать, то не теряйтесь, скажите, что «мужик» (это не «красный», не «опущенный», не блатной). Это «золотая середина». А там со временем разберетесь. Вопрос: «Кто по жизни?» задается для того, чтобы в соответствии с вашим ответом распределить вас в соответствующую хату, то есть камеру.

Заходя в хату, помните, что тут вы заходите в чей-то дом, в котором до вас кто-то жил и живет. Тут необходимо придерживаться правила: «В чужой монастырь со своим уставом не лезь».

Зайдя в хату, скажите: «Всем привет» или «Здорово были». Потом вас позовет «смотрящий» (главный в камере) поговорить. Из разговора он узнает, что вы за фрукт. В соответствии с его выводами к вам будет строиться отношение в хате. Вы должны помнить: как вы себя поставите в хате, так и будет. Отношение окружающих к вашей персоне зависит от вас. Условия жизни в СИЗО - как в ухоженном подвале у интеллигентных бомжей, правда, в СИЗО спальня, туалет и кухня – это одно помещение.

Алена: В СИЗО может произойти многое, а точнее, все что угодно – все зависит от того, что вы за человек по жизни, какой у вас «баул» (то есть материальное положение и помощь с воли). Ну и еще некоторые нюансы. Все индивидуально. Есть только один принцип: если ты жил по-человечески до всех печальных событий, то и после них ты будешь жить достойно.

Соколов: Жалобы нужно писать на действия следователей. Все ответы тоже обжаловать. Это все пригодится в суде. С администрацией нужно вести себя вежливо. Некоторые сотрудники будут провоцировать тебя на грубость, чтобы раскрутить тебя на новые уголовные дела. Тюремщики провоцируют очень профессионально – под кожу залезут так, что человек выходит из себя. Это все делается специально. Человек должен самодисциплинироваться, смотреть в оба. Здесь тоже есть «наседки», которые сливают информацию оперативным службам. Многие это делают за чай и сигареты.

Колония. Красное и черное

В колонии можно оказаться как после ИВС и СИЗО, так и минуя эти стадии. Например, вас могут приговорить и взять под стражу прямо в зале суда.

Андрей: Осужденные могут попасть как на общий режим, так и на строгий, все зависит от тяжести преступления. Так или иначе, но по Свердловской области не осталось лагерей (ИК), не попавших под влияние осужденных, активно сотрудничающих с администрацией. Да, это так, администрация, передав полномочия таким осужденным, творит произвол, а порой и беспредел. Страшное слово - беспредел. Такие лагеря, зоны называют «красными», и это связано с кровью. В таких лагерях все передвижения происходят строем, либо бегом. Под запевание песен, порой оскорбительного характера. Про пытки, унижения и избиения я лично знаю не понаслышке, поэтому могу сказать с полной уверенностью: в Свердловской области царит беспредел со стороны сотрудников администрации и их пособников в лице осужденных.

Попав в карантинное отделение в ИК, по приезде в зону, практически 100% вновь прибывших осужденных находятся там в течение двух недель. На протяжении этого времени они проходят медицинское обследование. К сведению, в «красных» зонах в карантине работают особо жестокие активисты, сотрудничающие с администрацией. Ведь именно в карантине начинается первоначальная «ломка» вновь прибывших. Отбирается все, вплоть до предметов гигиены. Начинается кошмар для тех, кто уважает себя и окружающих. Сотрудников администрации, как правило, в карантине нет, поэтому все полномочия возложены на «актив». Все иллюзии пропадают у тех, кто попадает в такие лагеря. Я не раз слышал лично от тех, кто творит беспредел: «Будут бояться, больше не сядут, будут послушными». Я неоднократно судим и могу заверить, что те, кто прошел через этот ад, становятся иными, и не в лучшую сторону. Ломается мораль, человеческие ценности пропадают, сострадание и сочувствие умирают. Только единицы, пройдя кошмары лагерей, становятся сильнее, не теряя человеческий облик.

«Черные» лагеря другие – там все основано на честности и порядочности, недопустимы оскорбления личности, либо родных и близких. Не приветствуются мордобой и насилие. За подобное – спрос по всей строгости, после чего мало кому захочется преступать людские устои. Там всегда помогут и словом, и делом, не останутся равнодушными к печали и горю.

Оставаться человеком в «красной» колонии крайне сложно, требуется сила духа и выдержка. Многих заставляют писать расписки: «Я буду сотрудничать с администрацией». В настоящее время повсеместно ведется видеозапись пыток и «признаний». Активисты и администрация предупреждают, что в случае неповиновения все видеоматериалы покажут по внутреннему ТВ.

Во многих «красных» лагерях работают цеха по изготовлению той или иной продукции. Оплата мизерная, правда, но это вариант, чтобы избежать пыток и издевательств.

Алексей: Царящие в обществе понятия о том, что на «красных» зонах правила внутренней жизни заключенных устанавливает администрация исправительной колонии, а на «черных» - блатные, ошибочны. Вся политика внутренней жизни что «красных», что «черных» колоний задается администрацией, и тут все зависит от того, кто выполняет установки администрации – «актив» или блатные (заключенные, которые чтутворовские идеи и открыто их пропагандируют). Хочу отметить, что в «черных» лагерях я увидел больше человеческого, так как блатные, исполняющие установки администрации, должны все-таки держать определяющий образ воровского благочестия, чтобы основная масса заключенных их уважала.

Например, приехал я в «черную» колонию. Попал в карантин. Блатные организовывают, чтобы к вновь прибывшим было нормальное отношение со стороны «красных» заключенных, которых на жаргоне также называют «козлами». С «общака» на время нахождения в карантине (14 дней) выделяется чай, сигареты, конфеты и иное необходимое. Пусть очень скромно, но каждый день и для всех. Если, не дай бог, в карантине «козлы» в таком лагере подняли на вас руку, то блатные должны реагировать. Поэтому в таких «черных» лагерях меньше пыток и насилия со стороны «козлов» в отношении массы заключенных. Хотя, если честно, все это присутствует и там, но в меньшей мере, чем в «красных» лагерях.

Вот приехал я в «красный» лагерь, попал в карантин. Тут с первых минут тебя начинают лупить. «Козлы» устраивают прессинг в течение всех 14 дней нахождения в карантине. Беседуя с тобой, «козлы» добывают информацию о твоем финансовом благополучии. Они смотрят на твою реакцию на предложенные ими послабления, за которые ты должен заплатить, дают тебе сотовый телефон позвонить домой, говоря при этом, что за звонок твои родственники должны положить определенную сумму денег на телефон или банковскую карту. Естественно, в условиях, когда тебя бьют и унижают 24 часа в сутки, – звонок домой бесценен, и ты платишь… Но с этого момента ты будешь платить весь срок. Тебя будут доить.

Алена: Про женскую колонию рассказать можно одно: «баульная система». Купи, продай, поменяй. Понятия как таковые есть тогда, когда это выгодно или когда нечего терять, а в основном все, кто дружит со здравым смыслом, стремятся уйти по УДО. Ведь там находятся матери. И когда спадает наркотический туман, мозги встают на место, то приходит понимание того, как мало нужно человеку для счастья: дом, ребенок, семья. Я не знаю ни одну женщину, которая не хотела бы домой. В колонии женщине делать нечего, поэтому не стоит туда попадать.

Какая колония, такой и распорядок. Разница бывает в количестве проверок – две или три. А остальное - от отряда, в котором ты живешь, вида твоей деятельности и психического состояния администрации колонии.

Даже в зоне можно себя занять и разнообразить свой досуг. Кто-то читает, кто-то смотрит фильмы, кто-то участвует в самодеятельности, кто-то вяжет, пишет, рисует. Кто во что горазд. Если человек хочет самореализовываться, самовыражаться, самообразовываться – в хорошем понимании этих слов (не чудить и не шатать режим) – человек найдет себе занятие для досуга и не будет тупеть за те годы, которые ему отмерены приговором.

Соколов: Есть очень простая поговорка «Не верь, не бойся, не проси». Ей и нужно руководствоваться. Еще – больше слушай, меньше говори. Человек, попадая в колонию, обычно внутренне уже смиряется с тем, что будет сидеть. Его отпускает шок, он начинает активно общаться. Но первое время лучше больше слушать и стараться думать, потом только говорить.

Простые правил для «первохода» от опытных зеков

Быть таким, какой ты есть. В тюрьме не стоит строить из себя кого-то, потому что маски здесь быстро слетают. А когда маски слетают, то последствия могут быть плохими.
Не замыкаться. Не стоит жить по принципу «я и моя тумбочка». Если человек замыкается, это трактуется так, будто он считает себя выше других.

Не жадничать. Сегодня у тебя есть чай и сигареты, а завтра – ничего. Никто не говорит, что ты должен отдавать последнее, но взаимопомощь здесь всегда приветствуется.
Не обсуждать других за спиной. Здесь это называется «интрига». Нельзя сплетничать о действиях и словах других осужденных. За «перемывание костей» могут спросить.

Держаться подальше от «опущенных». От реальности никуда не деться, в колониях существует такая каста людей. Они сидят за отдельными столами, едят отдельными столовыми приборами. У них нельзя брать сигареты или другие предметы. От этого не отмыться на протяжении всего срока.

Не бояться спрашивать у старших. К первоходам – особое отношение. Если он по незнанию употребит какое-то выражение, которое в обычной жизни считается нормальным, а в тюрьме – нет, то ему все объяснят, научат, предъявлять претензии сразу никто не будет. Например, если ты хочешь что-то узнать, следует сказать: «У меня есть интерес к тебе», поскольку фраза «У меня есть к тебе вопрос» означает конкретную претензию, предъяву, за которую тот, к кому обращаешься, обязан ответить.

Все будет хорошо. Надежда на освобождение – то, что греет не только сердце впервые попавшего в тюрьму. Это чувство, которое объединяет всех заключенных. Помните, что даже самые опасные с виду обитатели лагеря – такие же люди, как и вы. Просто привыкшие жить по другим законам. Ваша задача – принять эти законы и жить по ним. Сохраняйте свое достоинство и не ставьте себя выше других. Тогда и к вам будут относиться с уважением.

Калининградская эпидемия острого шаурмита в разгаре

София Ротару отказалась получать российское гражданство

Говорят - от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Любой из нас может - как за мелкое правонарушение, так и случайно - попасть в камеру. На несколько часов или на несколько месяцев. А это место сложное. Получить там мелкие повреждения или крупные неприятности можно за пару минут и за пару лишних слов.


Эти советы предназначены не для профессиональных уголовников. Они сами надают советов кому угодно. Например, в начале восьмидесятых группа людей занималась "разгонами" (под видом сотрудников милиции проводили "обыски" цеховиков и "изымали излишки"). Когда их арестовали сотрудники КГБ, "милиционеры" наплели что-то про измену Родине. Обвинения по этой статье даже и не выдвигали - достаточно быстро стало ясно, что это вранье. Но люди получили возможность вместо вонючих казематов СИЗО сидеть в теплых камерах внутреннего СИЗО КГБ. И общались не с "кондовыми ментами", а со следователями КГБ в галстучках. Да и питались не баландой...


Прежде всего решите для себя - долго ли вам придется сидеть. Варианты - 3 дня, 10 дней, месяц, до суда (у нас - от нескольких месяцев до нескольких лет), срок по приговору. В этом вам может помочь адвокат. Оценив обстоятельства дела, он должен честно обрисовать перспективу.

Чем меньше народу вы встретите на своем тюремном пути, тем лучше. Желательно избежать лишних встреч - с "отмороженными" криминалами или малолетками (что намного хуже), камерными агентами и т.д. Одиночество - это изоляция.

Во-первых, можно договориться со следователями. Можно попросить, но тут уж как получится.

Сидят зэки в камере. Принесли им поесть. Один зэк замешкался и крыса стащила его пайку. Тот недолго думая берет башмак и кидает его в крысу. Попал и убил.

Пахан посмотрел на дохлую крысу и говорит:

Ты вор, я вор, крыса хлеб украла - значит тоже вор. Так вот значит ты как... Даю срок тебе до утра не придумаешь отмазку - опустим.

Думал мужик, думал, всю ночь не спал, а утром и отвечает:

Да, я вор и ты вор, крыса хлеб украла - значит тоже вор, так ей что западло с нами посидеть что-ли...

Во-вторых, можно объявить голодовку. Не бойтесь - голодовка на несколько дней никому еще не вредила. Все действия такого рода необходимо оформлять документально, под подпись должностных лиц. И чем выше должность того, кто подпишется на вашем заявлении, тем лучше. Минимум - надзирающий прокурор. Но не помешает направить такое заявление и выше - вплоть до Генерального прокурора. Действовать надо через адвоката. Многие опера, подписавшись на вашем заявлении о голодовке, отправят его "в парашу". Не объявляйте "сухую" голодовку (отказываясь от пищи и от воды). Это ущерб здоровью, а для дела - преимущества никакого.

В-третьих, можно "закосить" на здоровье. Есть болезни, диагностика которых - вещь долгая и сложная. Например, ишемическая болезнь сердца... Вас должны будут перевести под наблюдение врача. А могут и вовсе освободить. Вряд ли сидящему по небольшому обвинению обычному человеку, не прошедшему тюремных "университетов" или не имеющему высшего медицинского образования, стоит симулировать психические болезни. Быстро разоблачат.

В-четвертых, есть и нетрадиционный способ. Можно доверительно шепнуть следователю, что, например, у вас создалось впечатление, что ваш сокамерник намерен покуситься на вашу честь. И вы можете не удержаться и решить этот вопрос кардинально - например задушить. Попросите ничего не говорить операм. 99% - вас переведут в одиночку.

Предположим, что тремя днями ваше заключение не ограничилось и вам продлили срок содержания под стражей до 10 дней, а то и до месяца.

Если вы уже объявили голодовку, нужно решать, что делать дальше. Длительная голодовка не принесет пользы. Можно прервать голодовку, а потом объявить ее снова, оформив по тем же правилам.

Но предположим, вас "выселили" из одиночки - голодовку вы прервали или болезнь "не прошла". Предпочтительней сидеть в "маломестке" (малонаселенная камера). Если повезет и вашими соседями в такой камере будут расхитители, аварийщики и т.п., вы можете просидеть весь срок без всяких "прописок", домогательств, "разводок" и т.п.

Как я уже говорил, что статья предназначена не для профессиональных уголовников. А простой человек должен знать, что очень важны правильные отношения со следователем и операми.

Если вы ведете себя с ними нормально, то шансов попасть в "маломестку" больше. Предположим, что ничего у вас не получилось и вас поместили в общую камеру (человек на 30-40), набитую уголовниками. Несмотря на то, что во времена перестройки газеты зарабатывали тем, что расписывали ужасы, которые ожидают человека, впервые попадающего в камеру, на самом деле никто вашей крови особенно не жаждет. Но если с воли за вами "тянется хвост" в виде информации о том, что вы "сдали" операм друзей, совершили преступление, которых не любят в местах лишения свободы (изнасилование, растление малолетних и т.п.), то вам может прийтись несладко. Если все чисто, то нарваться на неприятности можно в основном по своей вине.

Если в камеру попадает гомосексуалист, лучше прямо сказать об этом. В таком случае он будет спать и питаться с "петухами", но отношение к нему будет отличаться от отношения к "петухам", заслужившим свой статус из-за "неправильного" поведения.


Всякий вошедший в камеру должен пройти "прописку". К ней скорее всего не будут принуждать людей старше 40 лет и явных больных. Пожилому человеку сразу следует заявить, что он "определяется в мужики" (то есть будет работать, а если потребуют - платить в "общак"). Заставлять участвовать в воровских делах его вряд ли будут. Правда, из "мужиков" можно и выбыть - с понижением. Если, например, воровать у своих ("крысятничать"), слишком много разговаривать, попасться на связях с операми и т.п.

Есть случаи, когда от прописки откупались за несколько тысяч долларов - через адвоката.

"Прописка" - вообще-то формальный допрос с целью определить, что за человек "к нам пришел". Это и понятно - люди, которым предстоит какое-то время провести в одном помещении, не хотят лишних проблем. Например, они могут - не зная того - неделю-другую есть за одним столом с "петухом". А это чревато неприятностями и для авторитетов.

При "прописке" - да и вообще в камере - есть одно главное правило: нужно говорить правду. Если человек совершил изнасилование, а рассказал, что его оклеветали, ему могут поверить. Но если выяснится, что он все-таки обманул сокамерников, то ему этого не простят.

"Прописка" - это ритуал. Ее десятилетиями складывавшиеся правила на человека, впервые попавшего в камеру, могут произвести устрашающее впечатление. На вас могут кричать, несколько раз ударить, будут провоцировать. Но никто не ставит цели нанести серьезные телесные повреждения, скорее, это делается в порядке профилактики. Спортсмены, впервые попадающие в камеру, иногда воспринимают все это всерьез и устраивают настоящую драку. Были случаи, когда такие люди получали тяжкие телесные повреждения.

Формально "прописка" состоит в том, что вам задают вопросы, а вы обязаны отвечать. Если вы не уголовник со стажем, не надо изображать бывалого урку. Честно расскажите о себе. Если вы не знаете правил жизни в камере, так и скажите. На вопрос, будете ли соблюдать правила, лучше ответить, что да.

Есть много типичных вопросов. Показывается костяшка домино "шесть-пять". Предлагается выбрать. После сделанного выбора могут объявить, что пятерка означает "петух", а шестерка - "шестерку" (ложкомоя). А можно было бы выбрать и черточку между ними, что ничего не означает.

Специально для новичка могут оставить свободными крючки для одежды под номерами 5 и 6. Но вещи можно бросить и на койку или скамейку...

Могут задать вопрос: "Ты летишь на парашюте. Слева - море г..., справа - лес х... Куда будешь приземляться?" Времени подумать не дается, нужно отвечать быстро. Правильный ответ имеет философский оттенок: "В каждом море есть островок, а в каждом лесу - поляна". Могут задать вопрос: "В безвыходной ситуации придется или подставить ж..., или продать мать. Что будешь делать?" Ответ категорический: "Ж... не подставляется, мать не продается".

"Правильный вопрос при прописке звучит так: "Мать продашь или в жопу дашь?"
Ответ: "Мать не продаётся, жопа не даётся"

Могут задать ещё один вопрос: "Стоят два стула на одном пики точёны, на другом [цензура] дрочёны. Куда сядешь?"
Ответ: "Возьму пики точёны и срублю [цензура] дрочёны!"

Если человек не прошёл прописки он определяется как парашник, и приходя в сознание ощущает себя на этом месте. Парашник - это ещё не петух, но уже и не мужик (или "пацан" на малолетке). Из парашника можно стать мужиком в любое время. Надо вылить на себя ведро воды, прокричать "Прощай, параша!" и попытаться пройти прописку снова. Петух, разумеется, такой возможности не имеет."

Ясно, что вы можете угадать правильный ответ, а можете и не угадать. Если вы будете отвечать неправильно, скорее всего максимум, что вам грозит, - несколько ударов. А вот упорствующие в заблуждениях могут получить предложение определиться - отправиться к "петухам" или к "шестеркам". Вот здесь "отработать назад" уже очень сложно. Но можно: в некоторых случаях, если вы извинитесь, вы будете избиты, возможно, заплатите, но "отмажетесь".


Последний вариант - вам придется сидеть достаточно долго. Здесь нет смысла объявлять голодовку. Настройтесь на жизнь в камере, на "прописку" и общение с уголовниками. Постарайтесь причинять соседям как можно меньше неприятностей и вы сможете избавиться от многих проблем. Например, если вы будете портить воздух в камере, вам могут "предъявить" и быть вам избитым. За храп в камере "пахан" не ответит, а вы ответите.

Не садитесь играть в карты. Вам могут предложить "сыграть на просто так", а потом выяснится, что "просто так" - это много денег или ваша задница.

Не следует плевать на пол. Очень осторожно обращайтесь с матерными словами. Могут спросить: "Кого же ты имел?" И потребуют доказать. А когда вы не сможете, придется отвечать.

И вообще, следует быть очень точным в формулировках, а то могут и "за язык пристегнуть". В буквальном смысле - булавкой.

В общем, главное правило - не хотите неприятностей, ведите себя сдержанно. Большинство неприятностей в тюрьме люди получали по своей вине. Как тот человек, который, войдя в камеру, объявил: "Здорово, козлы!" Ему объяснили, что это слово нехорошее. Поднявшись с пола, он воскликнул: "Так бы сразу и сказали! А то раскричались, как петухи!"

Из этой не слишком громоздкой публикации Вам предстоит узнать о том, как вести себя в тюрьме.
Казалось бы, зачем вообще нужна эта статья вольному человеку.
Тем паче она ни к чему освободившемуся: он уже это прошел.
Друзья мои, так ведь от тюрьмы не заречешься, и пока мы на свободе кушаем балык, кто- то пытается его вырвать из нашей пасти.
Неосторожный удар, аноним- и ты за колючкой.
Теперь понятна Вам главная мысль?

Двигаемся дальше.
То, что Вы прочтете чуть ниже- это не плод моего разгоряченного воображения.
Мне доводилось сталкиваться с бывшими заключенными, с величайшим трудом выводя их на прямой разговор.
Один раз чуть сам не нарвался.
Так вот 5 полезных советов, сформулированных одним из “бывалых”, я решил разместить в виде этой статьи.

5 основных правил поведения в тюрьме

1). Меньше кичитесь про то, как Вы лихо шиковали на воле. Этого не любят те, кто предпочитает жить по неписанным законам. На заданный вопрос сходу не отвечайте: часто он содержит скрытый подвох.
Если Вы будете хвастаться тем, как ублажали потную жинку, место Вам отведут в “петушином курятнике”.
На воле Вы были сильны (я имею в виду с бабами), в тюрьме Вас сочтут за слабака. Это называют Понятия.

2). Правильным поведением в тюремных “хоромах” считается умение постоять за себя. Только знайте, вольно живущие, что лишнее слово карается жестким ответом.
Базарить- не значит ударить. Бейте, но базар фильтруйте. Иначе из героя рукопашного боя Вы превратитесь в приговоренного.

3). Тюрьма не любит “крыс”. За это наступает жесткое наказание. Вплоть до понижения в суровой лагерной иерархии. Свое- берегите, чужое- не тащите. Тогда и “подставки” не будет.

4). Никогда ни на кого не стучите. К осведомителям в тюрьме относятся с опаской, вешая на них даже то, что и в помине не было. К одному из тюремных девизов можно отнести: ничего не видел, никого не знаю. Один раз настучите, получите звание “наседки”.

5). Не раболепствуйте и не молите защиты, принимая подачку. Лучше сами “подбросьте сахарку” или, на худой конец, чифиря. Здравую независимость в тюрьме еще никто не отменял.

Чтобы до конца понять то, как вести себя в тюрьме, и 100 книг будет маловато.
Раньше блатные жили по понятиям и карали тех, кто их нарушал.
Сейчас на Вас могут “наехать”, подставить и оболгать без особой причины.
Поэтому, попав в тюрьму или зону, держите “хвост пистолетом”, а ширинку застегнутой.

Итак, начнем с нескольких простых правил и понятий, которые следует усвоить и соблюдать на протяжении всего срока, или, по крайней мере до тех пор, пока Вы достаточно не освоитесь чтобы не подчиняться чужим правилам, а жить по своим. Можно, конечно, и с первого дня установить свои правила игры, но, поверьте, очень мало кому это удается – для этого ваши убеждения должны быть для вас самих понятны и прозрачны. В противном случае ваша репутация может очень скоро опуститься ниже плинтуса.
В общем рассмотрении в тюрьме есть два типа арестантов:
1. Люди, живущие "воровской" жизнью, по "понятиям" – они себя зачастую называют босота, бродяги, братва.., в терминологии "ментов" - профессиональные преступники. Для них тюрьма – дом родной, закономерный этап жизненного пути, к которому они более или менее морально готовы и зачастую даже воспринимают с гордостью, т.к. в своей среде, не имея отсидки, их шансы на продвижение по иерархической воровской лестнице авторитета близки к нулю.
2. "Случайно" попавшие в застенки - т.е. совершившие преступления на бытовой почве, по пьянке, глупости, неосторожности, жадности и т.п. – как бы нормальные граждане, для которых это совершенно неожиданный поворот их судьбы. Позже, в лагерях, они составляют основную массу касты "мужиков" в отличии от "блатных", пришедших из первой группы.
В дальнейшем я так и буду их называть – блатные и мужики , хотя это термин скорее лагерный – в тюрьмах им практически не пользуются. Здесь больше делят на "нормальных пацанов" и остальных (шушара, пассажиры, например) – об этом позже.
Первая категория ведет себя соответственно – активно, вторая, по крайней мере пока достаточно не адаптируется – пассивно, осторожно, приспособленчески, присматриваясь к чуждому для них миру. За счет первых и происходит поддержка и сохранение "понятий" - своеобразного кодекса чести и общежития в тюремных стенах. Чтобы понять его суть, надо разобраться в побуждающих моментах и целях, которые им достигаются.
Психология «братвы» построена на противопоставлении себя обществу и его органам власти, и в первую очередь, ее силовым структурам. Некий ореол Робин Гуда, мученика за правое дело также не чужд большинству из них. Поэтому одним из основных понятийных принципов является организация такого противостояния, солидарность и многие понятия, доминирующие в тюрьмах, исходят именно из него. Взаимопомощь, сплоченность очень развиты в тюрьмах с сильным "черным" движением – "цветным" надо противостоять единым фронтом. В Калининградском СИЗО я неоднократно был свидетелем массовых, нехитрых, но достаточно эффективных, акций борьбы за свои "черные" и человеческие права, выражавшиеся, например, в массовой отсылке жалоб (до 500 штук за один день) или поднятии невероятного шума. Мужики в основной своей массе очень быстро тоже начинают, по крайней мере на словах, исповедовать такую идеологию, следуя (подстраиваясь) за зачастую достаточно харизматичными "черными" лидерами.
Так вот, попав в камеру, где поддерживается понятийный порядок, вы будете поражены атмосферой, там царящей. Ничего общего с тем, как это принято показывать в кино. Никто не может отнять ни у кого ничего силой, угрозой, хитростью. Никого нельзя ударить. Вы не услышите матерного слова – прямо таки прием у английской королевы – все через пожалуйста, благодарю... Все споры и конфликты «разруливаются» на самых начальных стадиях.
Все просто, 10-20 человек в маленькой комнатушке, если не будут придерживаться четких правил и ограничений, не то что свои минимальные права отстоять не смогут, просто перегрызут друг другу горло. Нарушитель карается очень строго – просто ударив кого-то, он реально рискует потерять как минимум здоровье, а то и честь, где-то в боксах, других камерах, на этапах, на зоне. Возмездие неминуемо, рано или поздно – этот принцип строго соблюдается – если у тебя была возможность спросить с беспредельщика и ты этого не сделал – спросят с тебя (как и принцип неминуемости /неотвратимости/ наказания в юстиции – в общем, как это не парадоксально выглядит на первый взгляд, психология представителей преступного мира и правосудия очень схожа. Я заметил, что они даже любят одну и ту же музыку, не говоря уже о поведении и жизненных ценностях).
Нельзя никого посылать. Простая фраза "Да пошел ты..." даже не доведенная до логического окончания, дает право тому, кому она адресована, ударить, опустить и даже убить неосторожного матерщинника (исключение из правила неприменения физической силы в камере). Фраза воспринимается буквально … Кодекс чести, понятия, обязуют ответить на оскорбление. Если ты не ударишь человека, который тебя послал, значит ты признаешь, что ты достоин «такого отношения» и в дальнейшем может случиться, что общение с тобой будет считаться ниже достоинства для нормального пацана.
В сложившейся ситуации нужно помнить, что даже вставленное в качестве невинного междометия "матерщинное словцо" может быть обыграно так, что не рад будешь, особенно если ты с кем-то на ножах и каждое твое неосторожное слово "ловится".
Необходимо отметить, что в тюрьме надо быть готовым ответить за любое свое утверждение – людям нечем заняться, поэтому если вы не уверены в том, с какой стороны аккумулятор у Мазды-626, лучше промолчите. Что ценится, впрочем, и в вольной жизни.
Также надо сказать, что физическая сила, знание приемов джиу-джитсу практически ничего не стоит. На таком ограниченном пространстве да и при запрете на применение силы и других нюансах камерной жизни преимущество получает более смекалистый и ушлый, умеющий словоблудствовать и пользоваться знаниями понятий и традиций. В общем – так как пространство ограничено, а времени нет, то убегать некуда и поэтому все споры, как правило, решаются на уровне энергий – несколько фраз, взгляд, поза и всем понятно, кто есть ху.
Таким образом, подведя итог сказанному, хочу повторить еще раз сказанное в тезисах:
- ничего ни у кого ни под каким видом отнимать нельзя – это беспредел. А беспредел по понятиям карается беспределом;
- бить никого нельзя, все вопросы и претензии должны быть разведены только по понятиям. Исключение - если вас послали на х.. или в какое подобное место;
- отсюда – никого посылать никуда не следует, да и вообще материться в тюрьме нельзя (прямо таки пажеский корпус);
- за любой, даже невинный базар, надо быть готовым держать ответ;
- физическая сила очень мало стоит – главное ваша внутренняя сила и страх (или их отсутствие).


Top