Обида, чувство вины, прощение: что нужно знать каждому? Св. старцы и прощении. Отвечает протоиерей Павел Великанов


В жизни каждый человек бывает не прав или сталкивается с чужой неправотой. Уверен, что любой из нас когда-то извинялся или прощал. Однако в современном мире для большинства понятие «прощения», как и многие другие, потеряло свою истинность, своё исконное значение. Давайте постараемся посмотреть немного глубже, ведь многие люди часто упускают из вида сложность этого момента взаимоотношений. Я буду говорить именно об отношениях людей, о друзьях и любимых, а не о случайных столкновениях в общественном транспорте.

Простить - значит понять
Простить - значит понять, поверить, перестать корить человека за его поступки в прошлом, а не просто сказать «прощаю». И это далеко не всегда возможно и довольно тяжело. Бывает недостаточно даже чистой широкой души и любви к человеку, нужно время. Уметь прощать - большой дар, и далеко не все способны его принять. Это несколько противоестественно.

Это предполагает период отсутствия знания и непонимания, который, с темпераментом Поверэлло, может принять форму дискуссии с Богом. В процессе раскрытия воли Бога мы пришли к соглашению с мыслью Всевышнего, которая пересекла желания молодого сына купца и Ассизи. В Неподтвержденном Правиле Бедный Верующий призывает больных братьев не расстраиваться и не сердиться на Бога или на братьев, потому что это акт зла. Начало прощения и примирения - это найти мир с Богом, чья воля приведет к счастью. В этом неподтвержденном Правиле наш Основатель также заявляет, что все прощение исходит от Бога, потому что Он - милосердный Спаситель, чья милость находится под небесами.

Допустим, если Вы ударите собаку сапогом по носу, она никогда этого не забудет и не подставится Вам для второго удара. Собака учится на своих ошибках и опыте. Люди же сложнее собак и поэтому пытаются прощать подобные вещи, снова подпустить к себе обидчика, когда он того просит. Чтобы это сделать, нужно поверить, что человек понимает, за что конкретно он извиняется. Если же Вы хотите попросить у кого-то прощения, Вы обязаны предпринять всё возможное чтобы в следующий раз не поступить аналогично. Часто прощение - это слепая вера человеку, и далеко не всегда такая вера оправдывает себя.

Отражение милосердия побуждает Франциска стремиться к грешникам и интенсивно проповедовать Слово Божье, призывающее к обращению. Фрэнсис ходит по лесу вокруг Порзиункулы, крича, что любовь не любима. Будучи источником всего блага, Бог предоставляет эту доброту человеку через прощение грехов, полученных в таинстве покаяния. В «Молитве отцов» наш Патриарх Ассизский вспоминает, что Бог прощает грехи и проявляет милосердие благодаря силе страсти Сына, а также по заслугам и покровительству Марии и святых.

Бог прославляется теми, кто прощает и переносит слабости других и подвергается гонениям. Бог также учит прощению других и помогает им, даже если они наши враги. В той же молитве Фрэнсис просит прощения. Способность Бога любить ближнего и сострадание может стать частью человека, если он будет любить всем сердцем Бога и постоянно смотреть на Него. Бог Фрэнсиса, однако, является справедливым Богом, заботясь о том, чтобы превратить грешника и привести его к покаянию. Человек находится в руках Бога и даже наносит вред кому-то другому, и забывая о Боге, следует помнить, что в день суда есть счет.

Прощение необходимо просить, а не требовать

Недаром говорят именно «ПРОШУ прощения», ведь оно необходимо раскаявшемуся человеку. Действительно осознавая свою вину, мы буквально мучаемся, а совесть не даёт нам покоя. Не имея возможности как-либо исправить прошлое человек, ведомый чувством стыда или раскаяния, нуждается в прощении. «Прости» звучит совершенно иначе, и люди так говорят чаще из вежливости, или в мелких ситуациях вроде того, что Вам наступили на ногу в автобусе. Если после измены, например, Вы говорите «прости», это звучит глупо. Но лично я вообще с трудом представляю себе, как можно простить измену или предательство.

Поощряя праведников упорствовать на благо, Фрэнсис молится в кабинете Страсти Господней с словами псалмопевца, что преследователи находятся в руке Господа и находят справедливую оплату для него. Безмятежность Серафима Ассизского описывается как слепота людей, не находящихся в покаянии. Неоднократно, в его трудах, категория людей, которых проклинают их поведение. Не соблюдая заповеди, в результате не замечая, насколько сладок Господь, утопит человека во внутреннем ограждении и заставляет его быть проклятым Богом.

Жестокость работы Бога также предательство и блуждание по всему миру. В Письме к управляющим наций есть ужасное утверждение, что забывание о Боге приводит к проклятию. Умирая во грехе и не заботясь о приобретении Божьего прощения, грешники рискуют подвергнуть свои души дьяволу. Фрэнсис выступает как милостивый судья, который прощает, когда он просит его. Однако Бог остается праведным и раскаявшись в грехах и уважает свободное решение человека, который отказывается от помощи Бога и подвергает себя проклятию осуждения.

Искренняя просьба о прощении это не ритуал, обязательный после проступка, как в детстве. В детстве нас учат извиняться, но это касается детских шалостей. В дальнейшем стоит понять, что подчас крайне тяжело прощать, или даже невозможно.

Совесть

Чем глубже Вы осознаёте свою вину, тем тяжелее Вам самим простить себя. В моей жизни, например, были поступки, за которые меня могли простить. А я до сих пор не могу понять - был ли я достоин прощения? Большой и индивидуальный вопрос. Бывает так, что Вас прощают, но легче Вам не становится. Вообще, на мой взгляд, человек добивается прощения от другого, чтобы самому простить себя. Иначе всё просто теряет смысл. Если ваша совесть, как Вам кажется, чиста, то просить о прощении не за что.

Фрэнсис, как глашатай Великого короля, хочет провозгласить свою щедрость, но не скрывает свою силу власти, чтобы уничтожить любого противника. В вопросе о прощении францисканское убеждение в греховности человека, призывающего к бесконечной милости Бога, выходит на первый план. Человек - грешник, который обнаруживает свою травму и распад в погоне за телом, чтобы доминировать над духом. Жизнь в нищете и нищете становится драмой для беззащитного человека с собой и беспомощности против мира и давления собственных страстей.

Истинное желание быть свободным от такого состояния внутреннего разрыва заставляет человека искать способы, которые не всегда уместны. Попытка ценить себя, доминируя над другими, собирать богатство и охарактеризовать ваше тело становится ловушкой для человека. Мало того, что они отвлекают его от желаемой цели, обманывают явления счастья и ложных решений, но также закрывают его, чтобы получить помощь от Бога, как часто течет через служение других братьев в Церкви. Братский акцент на бедности и несовершеннолетних является выражением ответа на вопрос о ключе для достижения консенсуса.

Вежливость или личная выгода?

Очень многие люди хотят прощения просто для того, чтобы совершённое ими действие как будто забыли, аннулировали, а не потому, что ощущают свою вину или реально понимают последствия содеянного. Происходит использование человеческих чувств для личной выгоды. В таком случае прощение - это совершенно бесполезное действие, несущее больше отрицательный эффект, причём для обоих.

Великие устремления этого молодого человека раздираются противоречивыми устремлениями, которые заставляют его искать впечатления, славу и рыцарскую карьеру. Амбиция молодого патриция, вдохновленная непреклонным социальным прогрессом его отца, не могла противостоять напряженности, вызванной несоответствием между раздутыми и невозможными планами и ментальным оборудованием и физическим потенциалом. Подобные желания можно увидеть в Св. Тереза ​​Лизье, которая хотела такого превосходства, что это может привести к безумию.

Только когда она обнаружила ее несчастье и призвала быть любимой, она спасла Терезу и сделала ее по-настоящему великой. Прежде чем Фрэнсис приходит к своему величию как человек, вдохновляющий средневековье, он должен пройти долгую борьбу с самим собой и обнаружить, что организм управляет духом. Можно сказать, что нищета и минориты, так радостно переживаемые бедными, стали самым глубоким выражением примирения с самим собой и прощением неудачи в достижении мечты о молодежи. Парадоксально, что содержание его мечты достигло другого пути и совершенно разных средств.

Ради чего люди просят прощения, если не сожалеют, не дают критической оценки своему поступку? Вряд ли это лучшее место для проявления «вежливости». Если Вы могли сделать так, как удобнее вам, совершенно не думая о других, если чувства и эмоции другого человека для Вас куда ниже собственных интересов, то Вам не за что просить прощения. Будьте честными! Извиняться в таком случае стоит только после изменений в себе, которые происходят далеко не мгновенно.

Но нужно было очистить чувства, которые привели к распятию его тела. В этой перспективе необходимо прочитать францисканские высказывания о признании своей собственной греховности и даже абсолютной необходимости смирения. Смирение - это глубоко осознанная истина о человеческом состоянии, столь хрупкая и подвешенная на тонкой нитке надежды. Фрэнсис убеждает братьев в том, что «наше имущество - это только недостатки и грехи», «из-за нашей собственной вины мы воняем, несчастны и против всех добра, склонны и готовы к злу».

Сам Фрэнсис чувствует себя скромным и маленьким, но он не радует его и не хочет убежать и скрывать его от мира. Будучи убежденным в бесконечной милости Бога, чем больше он рассчитывает на Его помощь, тем больше он осознает свою собственную страдания. Нет никакой тайны греха и оправдания слабости. Также нет простого способа узнать о вашей травме и о том, как бороться с ней в качестве предлога для несоблюдения. Фрэнсис очень строг с самим собой и не жалеет своих слабостей, способен освободиться от всех привязанностей к вещам и людям и нести сильную покаяние за свои или другие преступления и даже несовершенства.

Лучше искреннее попросить прощения через год, чем обманом заслужить его мгновенно.

Прощение необходимо заслужить

Далеко не всегда осознать поступок и измениться внутренне бывает достаточно. Иногда действительно необходимо заслужить прощение. Не просто попросить, а совершить поступок. Появиться в ливень с цветами, сделать приятный сюрприз. Причём не купить человека подарком, а удивить поступком. Ведь прощают Вас, а не цветы или конфеты. Вы можете ничего не преподнести, а подарить новые ощущения, впечатления и дать человеку понять, что он Вам дорог, а всё остальное было глупостью. Но куда важнее заслуживать прощение внутри.

На протяжении всего этого меньшинства он убежден в возможности расти и преодолевать все человеческие ограничения. Конечно, пересечение этих пределов осуществляется только силой Бога. «Если бы Бог не дал нам благодати, мы были бы в сто раз хуже, чем величайшие грешники». Опыт Божьей помощи становится большой привилегией Фрэнсиса, который примирился с истиной о себе, хотя и грешным и недостойным, но в то же время он знает, что радость Бога заключается в том, чтобы помочь бедным. Когда-то у него было видение, в котором он узнал, что ему была прощена его вина.

Но себя нужно испытать, а не просто понять, что внутри что-то поменялось, ведь человек может и не чувствовать перемены в душе, поэтому уже после достижения глубокой осознанности можно на что-то решиться.

Обиды нет. Просто сделаны выводы
Даже если Вас поняли, даже если человек Вас не винит, это не означает, что всё по-прежнему. Бывает, что глупо обижаться или винить человека, например, если он лжец или пьяница, и ничего не может с этим поделать. Человека можно принимать таким, какой он есть на самом деле. А на основе его поступков не таить обиду или боль, узнать его и сделать выводы. Это уже намного «хуже», но честнее и разумнее. Если Вы предали, изменили, то вопрос уже не в прощении.

Этот опыт возродил веру и увеличил радость и надежду. Он обратился к своим братьям в следующих словах: «Не пугайте меня или вашу простоту». Такое отношение порождает францисканское прощение собственной малости, которое можно назвать самопринятием. Это особенно заметно в ситуации, когда слабость человека становится видимой для других. В Правиле Неподтвержденного Патриарха Ассизи рекомендует брату брата: Он благодарил за все Творца; и что он хочет быть тем, чего хочет от него Господь: здорово или больно.

Подобным испытанием примирения с судьбой является испытание смирения в форме невзгод. Он не может знать раба Божия, если у него есть терпение и смирение, пока все в его уме. И когда настанет время, когда те, кто следует за его волей, начнут противостоять ему, то с терпением и смирением, гораздо больше. Путь к открытию вашего места в мире заключается в том, чтобы унизить себя и нести обвинения и замечания. К этому вопросу Фрэнсис возвращается несколько раз, утверждая, что тот, кто спокоен и смирен, чтобы вынести увещевание, благословлен.

«Бог простит»

Каждый из нас всего лишь человек. Поэтому не всегда бывает верным оценивать поступки и действия другого человека. Во многих случаях люди пытаются абстрагироваться от попыток найти силы понять человека и оставляют это богу. Мы оцениваем по своим ощущениям, принятым нормам, моралям и ценностям. Эти ценности и нормы придуманы одним типом людей. Радует, что таких большинство. Есть и принципиально другие, не укладывающиеся в рамки общества и нашего сознания. Как можно простить маньяка, насильника, педофила? Никак, и только высшим силам, пожалуй, по силам простить таких людей. Они предстают перед земным судом за несоответствие морали и просто за «не человечность», но всё же... если есть что-то высшее - это единственный шанс для таких людей на прощение.

Кроме того, с миром слабости и гонений делает человека таким благословенным, потому что Бог будет увенчан. Признание необходимости исправления от братьев происходит от желания обрести вечную жизнь. С увечьями братьев, с одной стороны, исправлять поведение брата, а с другой, если они несправедливы и оскорбительны, они приближают к Христу сходство. Фрэнсис даже утверждает, что наши друзья - все те, кто несправедливо мучает и преследует нас, унижает и причиняет боль, причиняет боль и страдания, мучения и смерть.

Мы должны любить их, потому что мы делаем, чтобы дать вечную жизнь. Правило, одобренное мотивом любви к тем, кто преследует, упрекает и обвиняет, - это призыв Христа любить врагов. Помогать преодолеть себя - это послушание, которое стыдно всем человеческим и телесным похотям и удерживает тело в умерщвлении, повиноваться духу и подчиняться брату. Послушание заставляет человека подчиняться другим людям. Отличное послушание - это выражение совершенного примирения между братом и его начальством. Это двусторонние отношения, не делает рабского брата и предполагает его свободную инициативу.

«Я же извинился!»

Часто слышал фразу «я же извинил(ла)ся(сь)!». И действительно бывают неловкие ситуации, в которых вежливость остается главным компонентом прощения. Допустим, Вы случайно вылили воду на человека, столкнувшись в проходе. Вы поступили непреднамеренно, и человек должен это понимать. Здесь действительно удобнее сказать «извини», поскольку это обычная жизненная ситуация. Адекватный человек не должен кинуться на Вас, он должен понять. Здесь действительно применима фраза «я же извинился», если вдруг человек устроил скандал, то это уже вопрос ЕГО воспитания. Другое дело, если Вы подошли к этому человеку и вылили ему на голову горячий шоколад. В таком случае не удивительной будет и агрессивная реакция. Ну а если речь идет о серьёзных поступках, большой физической или душевной боли, совершенно неуместно думать, что извинений будет достаточно.

Послушание любви действительно строит сообщество, потому что оно приводит к тому, что тот, кто подчиняется своей совести, несмотря на свою оппозицию своему начальнику, тем не менее любит его и предпочитает скорее преследовать, чем отрываться от братьев. Отношение друг к другу в глазах святого. Фрэнсис - это дух христианской мягкости, но он означает полноту силы. Фрэнсис знает свои слабости и понимает их, но он не потакает им в своей постоянной борьбе за то, чтобы отдать свое тело духу. Челано написал в своей второй биографии Фрэнсиса: Когда он устал и полностью опустошен на теле, он никогда не прекращал совершенствоваться, никогда не нарушая правил.

Чувствуйте
Очень важно правильно оценивать свои поступки, понимать степень их серьёзности и чаще думать о других людях. Мы достойны прощения, и это, прежде всего, прощение внутри себя. Да, многим необходимо понимание другого человека, но есть настолько мелочные персоны, просто неспособные на прощение, - не давайте таким играть на вашем чувстве вины. Вы можете стать их «рабами» и корить себя ни за что.

Измученный организм даже не знал, как снять его, чтобы не почувствовать беспокойство совести. В конце своей жизни он желает примирения со своим телом и извиняется за свою нечистую покаяние и обещает удовлетворить свои желания. По сути, тело Бедняка больше не могло желать и использовать.

Говоря о прощении и примирении. Что касается монахов, сначала нужно сказать, что он тщательно избегал конфликта. Братья принесли примирение, обратившись к примеру Христа. Он добивался мира между могущественными в этом мире, между прочим между епископом Ассизским и мэром этого города. Он внес вклад в установление мира в Ареццо. Состояние мира в мире заключается в том, чтобы сохранить его в своем сердце, также во время всех страданий, с которыми вы сталкиваетесь. Воспитывая то, как мир следит, он призывает и поощряет братьев не заниматься ссорами или спорами, а быть спокойными и смиренными, разговаривая со всеми, как им следует.

Существует масса тонких граней серьёзности вины, разумности реакции на обиду и необходимых действий для прощения. Их невозможно описать или рассказать, каждый ощущает их своей совестью. Главное адекватно оценить себя, уметь чувствовать свою и чужую неправоту, учиться извиняться и прощать, ведь ошибаются все.

Умение прощать и просить прощения - важнейший компонент полноценной личности. Отсутствие таких качеств говорит о комплексах, слабости характера и больной душе. Старайтесь развивать их в себе, только не создавайте ситуаций специально, ведь заслужить доверие очень трудно, а потерять его можно за одну минуту.


Обида - одно из самых тяжелых чувств, сопровождающих нас в жизни. Она окрашивает жизнь в темные тона, заставляет слышать ядовитый подтекст в самых обычных высказываниях, портит отношения между близкими людьми, гробит наше собственное здоровье. Обида возникает, когда другой человек ведет себя не так, как мы ожидали. Любая обида - это всегда претензия. Претензия на то, что с тобой поступили неправильно, не увидели, не оценили, не поняли и так далее. И, пожалуй, самое обидное - когда тебя предает близкий человек, когда он обращается против тебя. Как на это реагировать? Об этом и многом другом врач-психиатр, психотерапевт Константин Ольховой и настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой лавры в Сергиевом Посаде протоиерей Павел Великанов.

Отвечает Константин Ольховой, врач-психиатр, психотерапевт

Темы обиды, вины и прощения огромны, даже бесконечны, по ним существует великое множество книг, статей, лекций. Здесь же я расскажу о тех вещах, которые важно знать каждому.

Непрощенные обиды - болевые точки в душе человека

Как часто нам говорят, что обиды надо прощать. И, вроде бы, это должно быть очевидной вещью, а тем более для христианина, который понимает важность прощения. Но почему же в абсолютном большинстве случаев психотерапевт сталкивается в работе с темой того или иного непрощения? С непрощением, которое мешает человеку жить, с не проработанными обидами, которые выжигают человеку душу.

Часто мы подходим к теме прощения формально: говорим «я прощаю», не простив искренне. Делаем вид, что простили, формально выполнив социальные и религиозные «нормы и правила». Не вскрываем гнойник, а загоняем его глубоко внутрь. Но гнойник никуда не девается. Вот и обиды - это скрытые глубоко внутри гнойники, которые могут какое-то время не болеть, но в итоге они все равно начинают давить, вызывать «воспаление» и т. д. Классический пример - скрываемые от самих себя детские обиды на родителей, часто вполне справедливые. Причём к самой обиде добавляется ещё и чувство вины за обиду, которое может быть больнее самой боли: «Ведь родители - святое! Их надо почитать! Как можно на них обижаться!» И мы вновь и вновь пытаемся подавить эту обиду, не понимая, что подавление не лечит, а лишь загоняет проблему внутрь. Но ведь почитание не означает, что разбирать свои боль и обиду, связанные с родителями, не нужно.

Почти в каждом человеке живет непрощенная обида

Непрощённые обиды - одна из самых частых проблем в супружеских отношениях, когда семейная жизнь превращается во все возрастающий ком взаимных обид. Со временем, когда этот ком достигает гигантских размеров, это почти неминуемо приводит к разрушению брака. И не важно, будет ли это юридически оформленный развод или формально совместное проживание чужих, враждебных людей.

А есть ведь и совсем «странные» обиды, обиды, в которых не признается себе большинство людей. О которых они скажут: «Это точно не про меня! Это невозможно, мерзко, гадко и аморально!» Я говорю про обиду на близких за то, что они… умерли. Звучит очень странно. Но спросите себя: «А мне не обидно, что меня бросили? Не обижен ли я на родителя, супруга, ребенка, близкого мне умершего человека - за то, что он меня оставил тут одного, за то, что своим уходом сделал мне так больно?» Разум будет кричать, что это глупости, что близкий не виноват в том, что он умер, что он не хотел оставлять вас одного. Но кто-то маленький и несчастный внутри нас знает, что от правильных слов ему не становится легче, что боль и обида живут. По своему опыту скажу, что эта обида, в том или ином виде, есть практически у всех людей, переживших потерю.

Не бойтесь признаваться

Если вас что-то сильно задело, не стесняйтесь признаваться в этом, прежде всего, самим себе. Любая попытка уйти от обиды, говоря «ну что вы, все нормально, мне совсем не обидно» или «ну что вы, я давно простил», будет только загонять гнойник внутрь. Нет - «мне обидно, мне очень обидно и очень плохо». Только разрешив себе это прочувствовать, можно выйти из состояния (явной или затаенной) обиды.

Не копите!

Это очень важный момент. Если вы обиделись на человека, лучше сразу сказать ему об этом и попытаться вместе разобраться в проблеме. Не собирайте в себе пять, десять, сто обид. Чем их больше, тем труднее с ними потом справиться.

Формальные «прости - прощаю» без подлинного прощения не имеют смысла

Что мы вкладываем в слово «простить»? Забыть и сделать вид, что ничего не было? Так же, как прежде, радоваться человеку, который причинил тебе боль?.. С психотерапевтической точки зрения простить - значит отпустить. То есть не испытывать боли, переживаний, гнева, ярости по отношению к человеку.

Если вы чувствуете, что какая-то непрощенная обида (входящая или исходящая) вас гложет, постарайтесь ее искренне отпустить. Да, это работа со своей душой. «Все, я больше не хочу обижаться, потому что от этого плохо мне, а не тому, на кого я обижаюсь, это меня пожирает и не дает мне жить».

Проблема в том, что люди очень часто просят прощения или прощают формально: «Ой, прости, пожалуйста» - «Да ну, что ты, я на тебя не обижаюсь». А реального отпускания проблемы нет. Поверьте, что формальные «прости -прощаю» не работают.

Прощать ли тех, кто не просит прощения?

Прощать. Но как? Решат ли слова «я должен простить» проблему? Нет. Ведь что такое обида? Эта наша реакция на действия, которые задели наше слабое место. Но если мы просто скажем себе, что «мы должны простить обиду», то наше слабое место никуда не денется. Мы так и останемся его заложником. А вот если мы скажем себе, что хотим простить, то нам придётся найти в себе источник обиды. Нам придётся найти это слабое место, придётся проработать его. И тогда обида отпустится, ибо у неё не останется точки приложения. А наша душа станет немножко свободнее.

А если человек не хочет вашего прощения?

Важно понимать, что за фразой «Я никогда ни у кого не просил прощения» всегда стоит какая-то психологическая игра. Почему человек не признает свою вину, какую выгоду он из этого извлекает? Поэтому, если это не крайне близкий для вас человек, лучше формализовать дальнейшее общение. Не для того, чтобы его наказать, а для того, чтобы себя защитить. А с близким? За близкого мы можем бороться, снова и снова стуча в его сердце. И - достучаться. Или… отступить, понимая, что это уже не близкий.

Это не обязательно произносить вслух, это надо сказать себе. Человек один или несколько раз так поступил и не считает, что поступил неправильно. Значит, он может сделать это снова, и я должен быть к этому готов. Я не держу на него обиды, зла, но я просто знаю, что такое может снова случится. Точно так же, как я не держу зла на грозу, ураган или землетрясение, но при этом понимаю, что они представляют для меня опасность, и я стараюсь как-то себя обезопасить.

Просить прощения можно не только словами

Не забывайте, что есть люди, которым очень тяжело попросить прощения словами. Может, человек и не хочет, чтобы на него обижались, но просто не может произнести эти три заветных слова. Зато нередко такие люди всем своим видом и своими действиями пытаются показать, что были неправы - и тем самым перед нами извиняются. Засчитывать это как просьбу о прощении? Думаю, да. Такое поведение часто имеет гораздо больший вес, чем слова, которые снова приводят нас к проблеме формализма: «Ой, я тебе ногу сломал? Ну извини, пожалуйста».

Очень важно научиться признавать свою неправоту

Наш читатель опасается: «Ты вроде бы чувствуешь, что обязан попросить прощения, хотя, может быть, и виноват только отчасти. Но что, если твою просьбу о прощении человек воспримет как признание твоей капитуляции?»

С одной стороны, мы, скорее всего, снова имеем дело с какими-то искаженными взаимоотношениями. Почему вы так боитесь, что ваши извинения воспримут как капитуляцию? Не кажется ли вам, что, если вы в ответ на ваше извинение ждете от человека фразы: «Ага, ты капитулировал!», это значит, что ваши отношения складываются каким-то скандально-деструктивным образом? Нужно ли вам это вообще? Не повод ли это для того, чтобы в корне изменить отношения?

С другой стороны, часто бывает так, что человек абсолютно прав по содержанию, но неправ по форме. Если вам, к примеру, что-то не понравилось в поведении другого и вы устроили по этому поводу безобразный скандал, наорали так, что человек ушел весь в слезах, разумеется, вам следует сказать: «Извини, я устроил ужасный скандал, я абсолютно не прав. Но при этом мне все равно не нравится то поведение, на которое я так по-дурацки, некрасиво отреагировал».

Любому ребенку и взрослому важно научиться признавать свои ошибки. От вас не требуется тотальное признание своей вины за всё. Если вы чувствуете, что в чем-то неправы, нужно просить прощения за конкретные вещи. И когда вы искренне признаете свою ошибку, когда вы совместно анализируете, почему так случилось, как это исправить, как не повторять этого в дальнейшем - это намного эффективней и для вас, и для окружающих, чем просто кричать: «Я виноват, прости меня, прости!» Вот это и есть здоровые отношения - когда люди пытаются проработать ситуацию, понять, что послужило причиной конфликта и разобрать свои ошибки.

Сбрасывая камень с души, не покалечь окружающих

Есть такая поговорка, и она наилучшим образом отвечает на последний вопрос нашего читателя. Если вы когда-то причинили человеку зло, о котором он не знает, если вы чувствуете, что виноваты перед ним, но боитесь своими словами сделать ему больно, разрушить его семью или даже жизнь, если ситуация уже неисправима - попросите у него прощения мысленно. Решите эту проблему без его участия, разберитесь сами со своей душой. Главное - искренне осознать свою неправоту.

Запомните: обиды - не неизбежность! С ними можно работать и справляться

Но надо четко понимать, что это душевный труд - большой, тяжелый и почти всегда очень болезненный. Может, и есть такие продвинутые люди, которые могут просить прощения и прощать легко и весело, но я таких в своей жизни ни разу не встречал ни среди мирян, ни среди священников. Это трудно, но необходимо. Потому что, если мы не проработаем нашу обиду, в какой-то момент жизни она начнет нас съедать.

Далеко не с каждой обидой можно справиться в одиночку

В некоторых случаях человеку нужна помощь со стороны. Какие есть варианты? Например, вы можете разобраться в проблеме вместе с тем человеком, на которого обиделись, - но только если он искренне готов вам помочь, готов работать вместе с вами. Если не получается решить вопрос между собой, можно обратиться за помощью к психотерапевту, который поможет посмотреть на то, на что самому посмотреть не удаётся.

Врач-психиатр, психотерапевт Константин Ольховой

Отвечает протоиерей Павел Великанов

Простить - значит начать с чистого листа

- Отец Павел, скажите честно, а Вы человек обидчивый?

Скорее да, чем нет. Но я быстро отхожу.

- А что помогает не копить в себе обиды, а быстро отходить от них?

В моей жизни была одна ситуация, которая мне очень помогла. Однажды определенная группа людей, к которым я был достаточно близок и всегда испытывал симпатию, меня осудила. Причем массово. В один прекрасный день я пришел к этим людям и вдруг почувствовал, что между нами каменная стена. Поначалу не мог понять, в чем причина, и пытался эту стену как-то пробить. И встретился с жестким неприятием и полным отторжением. А потом выяснил, что на самом-то деле меня просто оклеветали. Кто-то приписал мне то, чего на самом деле не было, и все остальные в это поверили. Я, конечно, очень сильно обиделся и расстроился. Очень сильно. Для меня это был очень болезненный удар.

Но по прошествии недолгого времени меня посетила мысль, которая помогла мне со всем этим справиться. Я сказал сам себе: «Хорошо, конкретно этого ты не совершал. Но неужели в твоей жизни нет ничего такого, за что тебе по сей день стыдно? Ты же не безгрешен! И если бы эти люди узнали - они отреагировали бы точно так же?» И эта мысль меня очень обрадовала. C тех пор я к подобным ситуациям отношусь очень просто: вместо того чтобы утверждать свою правду и доказывать, что я не верблюд, я вспоминаю тот случай, улыбаюсь и говорю себе: «Ладно, хорошо, пусть так и будет».

Любая обида - это всегда претензия. Претензия на то, что с тобой поступили неправильно, не увидели, не оценили, не поняли и так далее. И, пожалуй, самое обидное - когда тебя предает близкий человек, когда он отказывается от той первой любви, которую к тебе имел, и обращается против тебя. Как на это реагировать? Мне кажется, если мы станем адекватно относиться к самим себе, то все основания требовать к себе уважения и любви у нас просто исчезнут.

Самые правильные отношения между людьми - отношения асимметричные. Когда ты даешь окружающим больше, чем они тебе, и не ждешь от них ответной реакции. А когда ты ждешь симметрии: «вот я простил, а он меня не прощает», «вот я сделала для него, а он что для меня сделал?» - это уже изначально искаженное понимание отношений.

То есть всегда нужно первыми делать шаг навстречу и не ждать другого? Прощать даже тех, кто у нас прощения не просит?

Конечно. Потому что в таких симметричных отношениях можно только утонуть, больше ничего. Если только не приложить усилие и не начать искать путей примирения. А примирение начинается с преодоления той обиды, которая в нас сидит. Когда мы прощаем человека еще до того, как он просит у нас прощения, мы даем ему шанс изменить отношения с нами, мы первыми делаем шаг навстречу. А если мы ждем, пока он сделает этот шаг, то получается - мы становимся его заложниками, мы играем по тем правилам, которые он нам определил. А это, конечно, неправильно. Тем более для христианина.

Простить - значит полностью убрать какие бы то ни было ожидания и претензии по отношению к другому человеку. Начать все с начала, без предыстории. Дать человеку еще один шанс и, как заповедует нам Спаситель, давать этот шанс бесконечно.

- А мы, как правило, этих шансов человеку не оставляем.

Ну, или, по крайней мере, большинство из нас. Это очень тяжело - дать человеку шанс, особенно если этот шанс уже неоднократно давался и был использован против тебя. Чаще всего мы в подобной ситуации даем условное прощение: «Я готов тебя простить, если ты…» - и дальше начинается список наших пожеланий и предложений. Но настоящее христианское прощение - это прощение безусловное. Когда ты прощаешь не просто потому, что от тебя этого ждут, а потому, что сам хочешь избавиться от своей обиды и не хочешь жить с ней дальше и смотреть на людей через призму собственных претензий.

Так же, как Бог смотрит на нас и видит в нас то лучшее, что можно развить, а через худшее переступает в надежде на то, что мы сами вырвемся из этой шкурки, оболочки греха - так же и мы призваны видеть в других только лучшее. Не судить - и тогда сами не будем судимы.

Сказать другому: «Ты меня обидел» - это нормально

А как перевести это безусловное прощение в область практики? Разве правильно делает жена, которая постоянно прощает своего гулящего или пьющего мужа, который уже тысячу раз обещал исправиться и каждый раз снова и снова предает ее и семью? Ведь уже многие священники, психологи сегодня говорят, что от таких людей лучше бежать…

Если переводить все это в практическую плоскость, то здесь все очень и очень непросто. Да, конечно, если муж - хронический алкоголик, если он мастер в плане лицедейства, если он умелый манипулятор, а вся семья - это его заложники, то, скорее всего, в этом случае надо развестись. Но ведь прощение - это про другое. Супруги могут развестись, но при этом «обиженная сторона» может простить обидчика. Перебороть эту боль, не иметь претензий, простить. Но просто из категории самых близких, самых дорогих перевести этого человека в категорию «других».

Давайте немного остановимся на состоянии обиженности. Психологи, психотерапевты говорят, что обиды в себе копить нельзя, что, если тебя обидели, надо, во-первых, признаться в этом самому себе, а во-вторых, сказать об этом обидчику. А это вообще по-христиански?

Сказать человеку: «Ты меня обидел» - это нормально. Потому что «я обиделся» - это не значит «я перестал к тебе хорошо относиться». Вовсе ведь не обязательно после этой фразы кричать: «Пошел вон отсюда, чтобы я тебя больше не видел!»

Поэтому я всегда говорю своим детям, да и своим прихожанам: если кто-то чем-то недоволен, не нужно стесняться выражать свое недовольство. Нет такой добродетели - стеснительность, есть добродетели смирения, кротости и скромности. Но любая стеснительность говорит о наличии в человеке серьезного внутреннего конфликта. Внутри его одно - а снаружи другое. Поэтому откровенность в любом деле, открытость и честность, особенно если это касается семейных отношений - это, я думаю, принципиально важная установка. Потому что ненормально, когда члены семьи находятся друг с другом в состоянии предельной отчужденности, и каждый за пазухой носит целый мешок обид и претензий - при этом все могут мило улыбаться друг другу, думая, что тем самым сохраняют в семье мир.

Но в попытке быть откровенными друг с другом важно не уйти в другую крайность и не превратить семью в концлагерь доброты и открытости.

Это когда каждый только и делает, что копошится в чужой душе, в уме, в сердце, и как только кому-то что-то не понравилось, начинает выяснять: «А что это ты обиделся? Наверное, мы тебя чем-то задели? Давай сядем, поговорим. Надо все ситуации проговаривать внимательным образом, чтобы ничего не накапливалось!» Естественно, в такой обстановке нормальному человеку захочется послать всех куда подальше. И чтобы избежать этой крайности, прежде всего нужна внутренняя установка на уважение человека, на понимание того, что он имеет право быть не таким, как мы хотим его видеть, иметь собственное внутреннее пространство.

Однажды мужчина пришел на исповедь к преподобному отцу Порфирию Кавсокаливиту с целью проверить, прозорливый этот батюшка или нет. Он во всем исповедался и не рассказал только самого главного - что у него была любовница. Старец выслушал его исповедь, что-то ему сказал, прочитал разрешительную молитву. И только когда они стали прощаться, старец назвал гостиницу, в которой этот мужчина встречался со своей любовницей, и попросил его там больше с ней не встречаться - потому что там теперь работает его дочь, и если она это увидит, это станет для нее большой травмой. Тот, конечно, был ошарашен. Я здесь вижу два очень важных момента. Во-первых, старец мог сказать: «как ты, негодяй, мерзавец, смеешь приходить на исповедь и попирать Священное Таинство ложью!» Ничего подобного он не сказал. А во-вторых, он сказал это лишь для того, чтобы предотвратить еще большую беду в жизни этого мужчины, чем та, в которую он загонял себя своим образом жизни. И здесь мне видится огромное уважение к человеку - именно Христово уважение и безусловная, безграничная любовь.

Соприкоснувшись с такой любовью, человек изменится - не сразу, но зато это будет настоящее, спасительное, а не лицемерное, покаяние - что и произошло в случае с этим мужчиной через какое-то время.

Просить прощения должно быть трудно

С темой прощения мы сталкиваемся в раннем детстве, когда родители учат (или заставляют) нас просить прощения. И часто бывает так, что в одной и той же семье один ребенок просит с легкостью, а другой - ни в какую. Как Вам кажется, можно ли научить ребенка просить прощения искренне?

Когда человеку трудно попросить прощения, легче всего сказать, что он горд и надменен. Но мне кажется, что все может быть куда сложнее. Может быть, человек просто еще не дозрел до покаяния. Он кого-то обидел. Он знает, что это неправильно, но он это сделал. И он не хочет к этой теме возвращаться, она ему неприятна, она ему не нравится. О «прости» в таком состоянии не может быть и речи. Ведь сказать «прости» - значит взять на себя ответственность: ты выстраиваешь отношения с тем, кого обидел, на каком-то другом уровне.

Если вернуться в детство, чтó такое «прости» со стороны ребенка, который сделал что-нибудь недолжное? Любой ребенок может сказать маме: «Я больше так не буду». Попросил он при этом прощения или нет? Мне кажется, нет. Он понимает, что нарушил мамины требования - но при этом не чувствует вины, не переживает, что его поступок прежде всего приносит маме боль. А вот если он это поймет, он обязательно попросит прощения. И даже если он не скажет «я больше так не буду», он не повторит свой поступок только потому, что не захочет снова причинять маме боль.

Поэтому я никогда не требую, чтобы мои дети механически говорили мне «прости». Может, я поступаю неверно, может, это манипуляция, но я считаю, что это правильно. Обычно я говорю детям: «Мне очень не нравится, как вы поступили. Меня очень расстраивает, что вы ругаетесь и друг друга обижаете». То есть я даю им понять, что они не просто нарушили какой-то закон, а совершили поступок, обращенный против меня.

В православном кругу часто можно услышать слово «прости», но далеко не всегда за ним стоит искреннее раскаяние. Как Вы думаете, почему так?

Мне кажется, потому, что мы не всегда понимаем, сколько на самом деле весит слово «прости». В православном кругу это слово, действительно, часто замыливается. А оно должно говориться с душевной болью, с покаянием. Ведь если слово «прости» не прожигает человека, как настоящее покаяние, если у него не подкашиваются ноги, если он произносит его с легкостью, может быть, лучше его и не произносить?..

Я думаю, что маркер настоящего «прости» - это его «трудность». Если ты причинил кому-то боль, ты должен потрудиться, должен подумать, каким образом ты можешь эту боль уменьшить, даже если это боль давняя. И тогда твое «прости» будет не пустым сотрясением воздуха, оно будет подкреплено плодами твоего покаяния. Попросить прощения - значит не только признать свою вину, но и каким-то образом засвидетельствовать, что в тебе что-то изменилось. А если это слово как собака лает, что толку от твоего «прости»?

И, конечно, настоящее «прости» невозможно без смирения, без того, что ты снова открываешь свою непотребность, греховность и через это «прости» пытаешься сквозь них прорваться.

Вы сейчас упомянули давние обиды. Наш читатель задается вопросом: как быть, если чувствуешь, что должен попросить прощения за то, что совершил когда-то давно, но боишься причинить боль, толкнуть кого-то к обиде на себя, разрушить чью-то жизнь?

Универсального ответа здесь быть не может. Ситуации бывают очень разные. Иногда кажется, что какие-то давние раны уже затянулись, что не надо ворошить прошлое, а на самом деле оказывается, что эти душевные травмы определяют нынешнее положение дел. В другом случае человек, принеся свои извинения, может стать источником соблазна и разрушить внутренний мир другого. Хотя даже тут понять, что в действительности произойдет, созидание или разрушение, может только опытный священник с достаточной погруженностью в жизнь человека, который мучается этим вопросом. А этим вопросом можно мучиться очень и очень сильно, годами и десятилетиями: ведь бывают же случаи, когда люди не могут умереть до тех пор, пока не попросят у кого-то прощения. Видимо, их Господь любит настолько сильно, что не дает им уйти в вечность с грузом вины. И это очень показательные случаи: значит, наши прощения и правда имеют большое значение.

Поэтому я думаю, что вопросы о давних обидах должны решаться с участием не только самого человека, но и его духовника. Главным критерием, на мой взгляд, здесь должно быть понятие пользы: полезно ли человеку это услышать, или это только разрушит его внутренний мир.

Как Вам кажется, сегодня, в связи со спецификой нашего времени, просить прощения, прощать - сложнее? Или это всегда было сложно?

Скорее всего, эта тема всегда была сложной и актуальной, потому что человек и сто, и пятьсот, и три тысячи лет назад один и тот же. И страсти, которые бушевали в древних людях, бушуют и в нас, они никуда не исчезают. Но предположу, что особенность нашего времени в том, что отношения между людьми становятся поверхностными, безответственными, недолговременными, без соблюдения многих принципов, которые раньше соблюдались по умолчанию.

Простой пример: еще 15 лет назад считалось нормой, когда девушка вступает в брак девицей, а сейчас это стремительно исчезает. Эта поверхностность, на мой взгляд, выхолащивает саму значимость отношений. И там, где отношения поверхностные, мне кажется, тема прощения звучит уже совершенно по-другому.

И, конечно, представления наших современников во многом определяются тем фоном, который создают средства массовой информации, бесконечные сериалы и прочее, где сплошной поток всяких обид, прощений, новых связей, романов и так далее. Этот фон создает ощущение того, что все в жизни течет, меняется, все непостоянно - и что это-то и прекрасно: тут не получилось, там попробую. И так до бесконечности. О каких попытках по-настоящему просить прощения или искренне прощать тут может идти речь?..

А ведь в реальности круг людей, с которыми мы общаемся в течение всей нашей жизни, не так уж и велик. Гораздо меньше, чем кажется пятнадцатилетнему подростку. И выходит так, что из этого круга сознательно выбрасываются те, с кем человек мог бы выстроить долгосрочные отношения, созидающие его и полезные ему.

Чтобы прощать, нужно безгранично уважать человека

Отец Павел, какие истории из Вашего пастырского служения, связанные с прощением или, наоборот, непрощением, Вам особенно запомнились?

Была одна очень страшная ситуация: у двоих супругов, моих прихожан, по вине одной женщины погиб ребенок. И они смогли ее по-настоящему простить. На словах они ее простили сразу же, ведь и для нее это было страшной личной трагедией. Но боль и отчуждение еще очень долго продолжали жить в их сердцах. Но со временем стало видно, что они через эту боль переступили и действительно простили эту женщину.

Но чаще всего я сталкиваюсь с ситуацией, когда человек никак не может простить за что-то… самого себя. И это большая проблема. Перекос в переживании греха как прежде всего твоей страшной и непростительной вины - а не твоей личной беды, не твоей кровоточащей раны - легко может привести к болезненному зацикливанию на вине и тем самым - отказу от настоящего покаяния как решительного шага вперед, прорыва к Богу - и к себе самому - настоящему. Никогда нельзя забывать о том, что Христос - Спаситель и Исцелитель, а не Мститель, подкарауливающий грешника в темном месте!

Когда мы говорим: я такой плохой и нет мне прощения, мы тем самым не разрешаем Богу войти в нашу жизнь, мы пытаемся Им манипулировать, мы дерзаем не разрешать Спасителю нас спасать. «Вот я себя не прощаю, и Ты, Господи, не посмеешь меня простить, потому что я-то себя не прощаю!» Я в этом вижу очень тонкую гордыню - и лукавый отказ от труда по преодолению своей греховности. В евангельской притче о званых и избранных есть один загадочный персонаж - некто, оказавшийся на пиру не в брачных одеждах и поэтому выброшенный вон. Мне кажется, это хорошая иллюстрация к непрощению себя: человек по тонкой гордыне отказывается прикрыть свое недостоинство праздничными одеждами, которые даются всякому, кто переступает порог царского дворца. Богатые одежды для царского пира - это, конечно же, образ Божественной милости, «облекшись» в которую, человек только и может войти в Царство Небесное.

Мне кажется, что пока мы не научимся прощать себя, мы не сможем прощать других. Понимая свою слабость, мы начинаем понимать и других людей. У святых отцов есть такой образ, что все грехи мира, собранные воедино - это не более чем маленькая песчинка, которая тонет в бездне океана Божественной любви. Даже если эта песчинка будет размером с булыжник в несколько тонн - все равно по сравнению с океаном это будет ничто. Когда понимаешь это, тебе легче принимать себя и других людей, какие бы грехи они ни совершили.

- Есть ли в Вашей жизни люди, которые стали для Вас примером в способности прощать?

Есть. Один из таких людей, не буду называть его имя, является администратором. И для меня очень важно, что если вдруг его подчиненный полностью проваливает какое-то ответственное задание, то этот человек отстраняет его от работы по этому направлению, но при этом никоим образом не меняет своего отношения к этому подчиненному как к человеку, он не отождествляет человека и функцию, которая на него была возложена. И для меня это очень сильный пример того, что не надо путать значимость личности и способность человека участвовать в том или ином процессе какого-то учреждения или организации.

И, конечно, большим примером для меня стал архимандрит Кирилл (Павлов), который на протяжении многих лет был духовником Троице-Сергиевой лавры. За все то время, когда он был здесь, при огромном количестве людей, которые проходили через него со своими житейскими историями, проблемами, я никогда не видел его на кого-то обиженным. Даже если люди поступали бесчестно по отношению к нему, он никогда от них не дистанцировался, он предоставлял им полное право пользоваться своей свободой и поступать так, как они считают нужным, притом что эти поступки, с его точки зрения, были совершенно неправильными и недопустимыми. Он не пытался своими силами, своим авторитетом повлиять на ситуацию, переломить чужую волю своей. И я знаю, что именно это нередко становилось причиной изменения людей и их раскаяния. А если бы он начал требовать, наказывать, принимать активное участие, играть по тем правилам, которые своим нечестивым поступком задал этот человек, я думаю, такого результата бы не было. И это снова о безграничном уважении к чужой свободе и к праву другого поступать не так, как тебе хочется.

Еще мне вспоминается история из «Нового Афонского патерика». Как-то раз в одном скиту выяснилось, что кто-то по ночам ворует дыни. Скит маленький, все друг друга знают. Кто мог это сделать? И вот один монах решил устроить ночью засаду и выяснить, кто ворует и ест эти дыни. Утром радостный монах прибегает к старцу и говорит ему: «Я знаю, кто тут у нас вор!» На что старец ему отвечает: «Если ты соберешься пойти в следующий раз искать вора, я тебя очень прошу, спрячься так, чтобы он тебя не заметил - чтобы ты не смутил его совесть». Понимаете? Он заботится об этом воре точно так же, как и о том, кто пытается его поймать. Он ждет, пока укравший сам не придет к покаянию. И для меня это вершина педагогической мудрости и силы духа, абсолютное желание целиком и полностью вручать судьбу человека и свою собственную судьбу в руки Божии, со стопроцентной уверенностью, что Он выправит ситуацию гораздо лучше нас. У греков есть на эту тему прекрасная поговорка: «Любит Бог вора - любит и хозяина».

- Вы могли бы посоветовать какие-то книги о прощении?

Прежде всего, я бы посоветовал одну книгу, самую любимую - Евангелие, где Сам Христос на протяжении всей Своей жизни прекрасно показывает, что значит прощать. Когда Иуда приходит предать Христа, Он, казалось бы, мог сказать: «Какой же ты мерзавец! Ты столько лет с нами ходил, за одним столом с нами ел, а теперь на Меня пяту свою поднимаешь, дрянь такая!» Но Он так не сказал. Он с болью и скорбью говорит: «Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?» (Лк 22:48). Или на Тайной Вечери, когда Христос говорит своим ученикам: «Один из вас предаст Меня» (Мф 26:21), Он ведь не показывает на Иуду пальцем и не говорит: «Вот, представляете, Иуда, сейчас собирается идти Меня предавать!» Спаситель ничего не говорит, Он не обличает Иуду, хотя Иуда понимает, что Христос обо всем знает. И мне кажется, это снова потрясающее свидетельство того, что Бог никому ничего не навязывает. Он всегда создает условия, но в этих условиях Он оставляет за самим человеком полное право выбирать, как себя вести и что делать. Хотя иногда Он очень жестко обличает фарисеев и саддукеев. Бывают в жизни случаи, когда поступить иначе, то есть смолчать, было бы просто неправильно. Например, супруги десятилетиями живут в браке и при этом не могут прямо сказать друг другу о каких-то принципиально важных вещах просто потому, что боятся друг друга обидеть. Муж может нахваливать ненавистную ему кашу из самых лучших побуждений - чтобы не расстраивать жену, и тем самым превратит совместную жизнь в муку. Почему? Потому что нет откровенности, есть только страх обидеть другого, сказав ему то, что ты думаешь на самом деле.

И тут мы выходим на интересную тему. Когда человек умеет любить и прощать, он гораздо свободнее общается с другими людьми. Он не становится заложником такой хитросплетенной схемы, в которой я не могу сказать вам, что я обижен, потому что если я скажу, то вы на меня обидитесь и еще поймете, что и я на вас тоже обижен. А вот когда человек любит другого, он всегда может сказать ему в лицо правду, даже горькую, даже хлесткую, но сказать ее таким образом, что другой человек не обидится. Но для этого каждое слово должно быть пропитано огромной любовью - Христовой любовью.

Протоиерей Павел Великанов
Интервью брала БАРИНОВА Дарья
Журнал Фома

Просмотрено (338) раз


Top