Жизнь в колонии строгого режима. Как живут заключенные в колонии строгого режима "девятка"

В колонии строгого режима, которая находится в Васильевском Мхе, 26 июля прошел праздник – «День колонии». На него были приглашены родственники заключенных, сотрудники ФСИН и пресса.

Исправительная колония №10 была создана на базе завода «Метиз» в 1961 году, сегодня она предназначена для рецидивистов, то есть там отбывают наказание люди, совершившие не одно преступление. Причем, отбывают здесь наказание убийцы, насильники, наркоторговцы. Почти все из них прибыли сюда из Тверской области, но есть и те, кого отправили из Московской, Смоленской, Новгородской областей.

С утра сотрудники колонии проводили экскурсию по территории для родственников заключенных. Обычно им предоставляют шесть свиданий в год, но если условия строгие – всего два, поэтому «День колонии» – возможность лишний раз увидеться с родными. Сроки почти у всех заключенных большие. А по территории спокойно гуляют коты, которые кажутся здесь символом свободы и того мира, что процветает за двумя метрами ограждений.

Когда едешь в колонию строгого режима в первый раз, ожидаешь настоящего хоррора, подтверждения всех стереотипов о гадких тюрьмах, карцерах, суровых надзирателях и обиженных на весь мир заключенных. Однако за высокой железной дверью взору открываются аккуратные белые корпуса, местный храм, купола для которого приобрел певец Леонид Телешев, друг короля русского шансона Михаила Круга. Вдоль дорожек расположились клумбы с розами и фонтаны.

Энергию, которая пропадает «на зоне» зря, пытаются направить в правильное русло – заключенным предлагают работу. После экскурсии гостей пригласили на выставку изделий осужденных – это нарды в деревянном резном корпусе ручной работы, часы, казачьи шашки, клинки, мангалы, кованые оградки, изделия из переработанного пластика, полотенцесушители, рюкзаки, одежда. Колония пытается выйти на общий рынок, поставлять, например, полотенцесушители в крупные магазины.

Развивают в колонии и сельское хозяйство. В местных теплицах спеют помидоры, где-то за забором с колючей проволокой слышно квохтанье наседок. В рационе заключенных есть все необходимое, но питание все равно самое простое. «Спасибо» можно сказать только за то, что поднос с едой не пихают в одиночную камеру через маленькое окошко в двери. Такое можно увидеть только в ШИЗО – штрафном изоляторе, который также находится на территории колонии.

Рядом с общей столовой есть кафе для заключенных, которое посещают по принципу «кто не работает, тот там не ест», поэтому для арестантов выгодно работать и вести себя примерно – тогда здесь разрешат даже свидание с родными вместо обычного разговора через стекло.

После экскурсии, выставки и встречи начальника ФСИН по Тверской области хлебом-солью началась торжественная часть мероприятия. Концерт подготовили заключенные, для которых это отличная возможность на мгновение вернуться в «нормальный» мир. Люди, которые отбывают наказание годами, постепенно теряют связи с обществом. С того момента, как они проходят через те зеленые двери, через которые проходили и мы, их мир сжимается до размеров колонии. Обществом для них становятся начальники отрядов, сотрудники и такие же, как они, осужденные.

Концерт посвятили творчеству Пушкина. Все артисты были в ярких костюмах, однако заключенных можно было узнать сразу – по нашивкам на тюремных штанах. Несмотря на то, что колония строгого режима, казалось бы, не располагает к творчеству, некоторые заключенные открывают в себе таланты. Кто-то учится петь, кто-то играть на музыкальных инструментах, кто-то начинает писать стихи или читать рэп. Среди арестантов ИК-10 есть человек, который вышивает иконы крестиком, его работы висят в местном храме.

В конце торжественного мероприятия начальник колонии объявил о том, что сегодня двадцать три человека будут освобождены условно-досрочно. Молодые и пожилые бывшие арестанты трепетно получали свои документы из рук начальника ИК и дрожащим голосом обещали «оправдать ваши надежды». Им, в свою очередь, желали «никогда сюда не возвращаться».

И плевать, что за этим трогательным моментом стояло преступление, наказание и внушительный срок. Лица гостей расплывались в улыбке, товарищи “все-еще-заключенные” выкрикивали слова ободрения. На этом закончился праздник, и началось привычное построение осужденных. Закончился и наш день в колонии строгого режима. На пропускном пункте, когда я обменивала свой талон на паспорт, я встретилась с освобожденными по УДО. Глаза их сияли, потому что для них закончилась та жизнь, и, кажется, не было ничего лучше, чем воздух, наполненный свободой.

Один блоггер побывал в уфимской колонии строгого режима №9, или, как ее еще называют, "Девятку", где отбывают наказание самые опасные преступники-рецидивисты, у которых на счету уже не по одной ходке. Предлагаю взглянуть на то, какая атмосфера царит в колонии и как там живется заключенным.

На днях по приглашению башкирского ГУФСИНа я посетил уфимскую колонию строгого режима номер 9. Больше известную, как "Девятка". Раньше она была общей, а теперь здесь отбывают свои сроки почти полторы тысячи рецидивистов, все они - опасные преступники, у каждого не по одной ходке и все они за тяжелые преступления - убийства, грабежи, насилие, наркотики в крупных размерах и тому подобные злодеяния.
К сожалению, в первой точке нашего маршрута - ШИЗО - фотографировать запрещено, а на словах эту атмосферу не передать. Это несколько небольших камер, где по одиночке сидят злостные нарушители тюремного режима. В камере, куда мы заходили, отбывает несколько десятков суток москвич с прозрачными глазами, у которого первый срок за разбой, а второй - за хранение наркотиков в крупных размерах. Попал сюда за отказ убирать тюремный двор. Этот срок не засчитывается в общий, поэтому парень выйдет на свободу еще позже. Еще в коридоре там висит большая колонка, через которую транслируется музыка и лекции. Это нужно, чтобы исключить общение между камерами. Дальше фотографировать можно было почти везде и мы отправились уже в отряд, где для зэка установлены облеченные условия отбывания наказания.



В небольшом закрытом дворике осУжденные (а это такой же профессионализм, как дОбыча), отличающиеся идеально примерным поведением, могут проводить часть времени, курить, любоваться на розы, которые здесь скоро зацветут и даже заниматься спортом.



Правда, все тренажеры прикованы цепями - мера предосторожности, чтобы, например, гантели нельзя было использовать в драке.



Заключенных нельзя снимать крупно без их письменного согласия, таковы правила. Но поверьте, очень сложно представить этих людей в роли убийц, воров и разбойников - совершенно обыкновенные лица, с ясными глазами и даже улыбками. Когда мы пришли, отряд находился в комнате отдыха, где со стен строго взирают первые лица государства и республики и стоит окно в мир - телевизор.



Естественно, тут не показывают все подряд, отбираются из эфира те программы, которые не могут повредить заключенным - из новостей убирают сюжеты про криминал, не показывают кино и сериалы со сценами насилия и секса.



Вообще, жизнь зэка строго регламентирована - по часам умываются, едят, работают, смотрят тв и в будние и в праздники.

Порядок на зоне ставят во главу угла, поэтому нигде нет ни соринки, ничего лишнего.

Известно, что труд цивилизует. В "Девятке" есть масса возможностей для перевоспитания трудом. Во-первых, это собственное металлоплавильное производство. Льют чугун и делают из него всякие полезные и нужные вещи.



Зарплата в цеху приличная. На руки после выплаты ущерба потерпевшему остается три-четыре тысячи. Виртуально, конечно. Их можно отоварить в ларьке на зоне - печенье, чай, конфеты.




Кроме того, тут работает большой швейный цех. Сюда, кстати, переехала часть оборудования с разоренной фабрики "8 марта", а теперь на нем шьют, например, спецодежду для "РЖД". Сильное впечатление, когда сотня луженых глоток нараспев кричит: "Дооооообрый день, гражданин начальник!"



Идем по территории колонии к тюремному клубу. Замечаю примету времени- комнату видеосвязи с начальником тюрьмы, которой могут пользоваться заключенные.

Заходи, нажимай на кнопку и оставляй свои жалобы и предложения. Но только по делу!

Центр духовной и культурной жизни колонии - клуб. Здесь на все праздники и в выходные проходят самодеятельные концерты, киносеансы и спортивные соревнования.



Для души тут есть три молельные комнаты, в которых мусульмане, католики и православные учат Коран и арабский, поют христианские гимны, исповедаются и причащаются.



Кстати, многие иконы и росписи - произведения заключенных.



На втором этаже - телестудия, в которой проходят цензуру программы для тюремного телевидения и производятся собственные проекты - социальные ролики и документальные фильмы. Руководит студией зэка из Подмосковья, который на воле имел отношение к телеремеслу, делал программу для одного из каналов.



Тут же художественная мастерская. Рисуют плакаты ко всем датам и наглядную агитацию. Рисунок очень даже ничего, а во рифма хромает.



Непременная часть жизни колонии - библиотека на пару тысяч томов. Библиотекарь - выпускник института искусств с очень интеллигентным лицом (первый срок за нанесение тяжких телесных, второй - убийство) говорит, что больше всего берут фантастику и русскую классику. Достоевский ожидаемо зачитан до дыр.



А вот разнообразные своды законов, кодексы и прочую юр. литературу берут редко - и так знают наизусть. На зоне время обеда. Идем в столовую.

Тут тоже, конечно, регламенты на все - граммы, виды продуктов, время посещения.



Дежурные разносят еду по столам, мы снимаем пробу с супа и второго.

Еда пресновата, очень простая, как в какой-нибудь обыкновенной заводской столовой. А вот пайка - краюха черного хлеба, который выпекают тут - очень даже вкусная.
Мы побывали почти везде. Не зашли, разве что в комнату свиданий. Там кто-то из заключенных встречался с родными и мы, конечно, не стали прерывать их и отнимать редкие в местах не столь отдаленных минуты радости.

Возможно, мой рассказ показался вам чересчур позитивным. Да, в колонии я не увидел каких-то ужасов, как в сериале "Тюряга". Тут чисто, порядок и все предельно просто и понятно. Но поверьте, с первых минут за решеткой, даже в качестве гостя, вы начинаете испытывать невыносимое желание поскорее выйти на волю! Это желание читается в глазах абсолютно всех обитателей зоны. И это ужасно! Помните, что тюрьма - это всегда тюрьма, какой бы она благоустроенной не была, и никогда сюда не попадайте!


На днях по приглашению башкирского ГУФСИНа я посетил уфимскую колонию строгого режима номер 9. Больше известную, как "Девятка". Раньше она была общей, а теперь здесь отбывают свои сроки почти полторы тысячи рецидивистов, все они - опасные преступники, у каждого не по одной ходке и все они за тяжелые преступления - убийства, грабежи, насилие, наркотики в крупных размерах и тому подобные злодеяния.

К сожалению, в первой точке нашего маршрута - ШИЗО - фотографировать запрещено, а на словах эту атмосферу не передать. Это несколько небольших камер, где по одиночке сидят злостные нарушители тюремного режима. В камере, куда мы заходили, отбывает несколько десятков суток москвич с прозрачными глазами, у которого первый срок за разбой, а второй - за хранение наркотиков в крупных размерах. Попал сюда за отказ убирать тюремный двор. Еще в коридоре там висит большая колонка, через которую транслируется музыка и лекции. Это нужно, чтобы исключить общение между камерами.


В небольшом закрытом дворике осУжденные (а это такой же профессионализм, как дОбыча), отличающиеся идеально примерным поведением, могут проводить часть времени, курить, любоваться на розы, которые здесь скоро зацветут и даже заниматься спортом.


Правда, все тренажеры прикованы цепями - мера предосторожности, чтобы, например, гантели нельзя было использовать в драке.


Заключенных нельзя снимать крупно без их письменного согласия, таковы правила. Но поверьте, очень сложно представить этих людей в роли убийц, воров и разбойников - совершенно обыкновенные лица, с ясными глазами и даже улыбками. Когда мы пришли, отряд находился в комнате отдыха, где со стен строго взирают первые лица государства и республики и стоит окно в мир - телевизор.


Естественно, тут не показывают все подряд, отбираются из эфира те программы, которые не могут повредить заключенным - из новостей убирают сюжеты про криминал, не показывают кино и сериалы со сценами насилия и секса.


Вообще, жизнь зэка строго регламентирована - по часам умываются, едят, работают, смотрят тв и в будние и в праздники.


Порядок на зоне ставят во главу угла, поэтому нигде нет ни соринки, ничего лишнего.

Известно, что труд цивилизует. В "Девятке" есть масса возможностей для перевоспитания трудом. Во-первых, это собственное металлоплавильное производство. Льют чугун и делают из него всякие полезные и нужные вещи.


Зарплата в цеху приличная. На руки после выплаты ущерба потерпевшему остается три-четыре тысячи. Виртуально, конечно. Их можно отоварить в ларьке на зоне - печенье, чай, конфеты.



Кроме того, тут работает большой швейный цех. Сюда, кстати, переехала часть оборудования с разоренной фабрики "8 марта", а теперь на нем шьют, например, спецодежду для "РЖД". Сильное впечатление, когда сотня луженых глоток нараспев кричит: "Дооооообрый день, гражданин начальник!"


Идем по территории колонии к тюремному клубу. Замечаю примету времени- комнату видеосвязи с начальником тюрьмы, которой могут пользоваться заключенные.

Заходи, нажимай на кнопку и оставляй свои жалобы и предложения. Но только по делу!

Центр духовной и культурной жизни колонии - клуб. Здесь на все праздники и в выходные проходят самодеятельные концерты, киносеансы и спортивные соревнования.


Для души тут есть три молельные комнаты, в которых мусульмане, протестанты и православные учат Коран и арабский, поют христианские гимны, исповедаются и причащаются.


Кстати, многие иконы и росписи - произведения заключенных.


На втором этаже - телестудия, в которой проходят цензуру программы для тюремного телевидения и производятся собственные проекты - социальные ролики и документальные фильмы. Руководит студией зэка из Подмосковья, который на воле имел отношение к телеремеслу, делал программу для одного из каналов.


Тут же художественная мастерская. Рисуют плакаты ко всем датам и наглядную агитацию. Рисунок очень даже ничего, а во рифма хромает.


Непременная часть жизни колонии - библиотека на шесть тысяч томов. Библиотекарь - выпускник института искусств с очень интеллигентным лицом (первый срок за нанесение тяжких телесных, второй - убийство) говорит, что больше всего берут фантастику и русскую классику. Достоевский ожидаемо зачитан до дыр.


А вот разнообразные своды законов, кодексы и прочую юр. литературу берут редко - и так знают наизусть.

На зоне время обеда. Идем в столовую.


Тут тоже, конечно, регламенты на все - граммы, виды продуктов, время посещения.


Дежурные разносят еду по столам, мы снимаем пробу с супа и второго.


Еда пресновата, очень простая, как в какой-нибудь обыкновенной заводской столовой. А вот пайка - краюха черного хлеба, который выпекают тут - очень даже вкусная.

Мы побывали почти везде. Не зашли, разве что в комнату свиданий. Там кто-то из заключенных встречался с родными и мы, конечно, не стали прерывать их и отнимать редкие в местах не столь отдаленных минуты радости.

Возможно, мой рассказ показался вам чересчур позитивным. Да, в колонии я не увидел каких-то ужасов, как в сериале "Тюряга". Тут чисто, порядок и все предельно просто и понятно. Но поверьте, с первых минут за решеткой, даже в качестве гостя, вы начинаете испытывать невыносимое желание поскорее выйти на волю! Это желание читается в глазах абсолютно всех обитателей зоны. И это ужасно! Помните, что тюрьма - это всегда тюрьма, какой бы она благоустроенной не была, и никогда сюда не попадайте!



Top