Сколько стоит не сесть в тюрьму. В тюрьме можно спастись от грехов. Жизнь на свободе нелегка

Вот такая будет тема нынешней статьи. Речь в ней пойдет не о Федеральной службе исполнения наказаний и не о распоясавшихся хулиганах. Речь пойдет о том, как, руководствуясь благими намерениями, оказаться под следствием и, возможно, на скамье подсудимых. Как так?


Обучаю методам первой помощи и экстремальной медицины несколько лет. Веду специализированные тренинги. Инструктор по программе КК. Имею опыт реального оказания первой помощи пострадавшим и, более того, опыт работы в медико-санитарной части. В общем, чуть-чуть разбираюсь в вопросе. В последнее время наблюдаю очень плохую тенденцию. Многие паблики ВК, стремясь повысить популярность своих групп и нагнать побольше подписчиков, постят материалы по медицинской тематике. Доброе дело вроде бы?

Государства и муниципалитеты по всей стране много узнают о том, что не работает в пенитенциарной системе. С. насчитывается около 2 миллионов заключенных, больше, чем любая другая страна в мире, вновь вступивших в национальную беседу по обе стороны политического спектра.

В тюрьме можно научиться разбираться в людях

На прошлой неделе генеральный прокурор Эрик Холдер приказал Министерству юстиции предпринять шаги, направленные на сокращение числа заключенных, которые больше не обвиняют ненасильственных правонарушителей в серьезных преступлениях, ведущих к длительным тюремным заключениям. Но даже это имеет бюджетные ограничения, особенно на стороне тюрьмы. Данные о связанных с задолженностью предложениях ограничены, но эксперты отмечают, что долговые слушания засоряют уже растянутую правовую систему. В одном обследовании суда Нового Орлеана более 6% дел касались вопросов, связанных с взысканием долгов; из них почти четверть выдала ордер на арест, из-за неявки.

Возможно. Если бы не одно НО. Материалы в этих статьях содраны у других пабликов, которые, в свою очередь, содрали материалы у других, а те — у третьих... Админы, за редким исключением, не имеют отношения к медицине вообще, не говоря уж о профильном хирургическом образовании, поэтому публикуют то, в чем ни х*уя не понимают сами. Им нужны подписчики, а на истину им нас*рать. И кто первый написал эту статью, тоже никто уже не узнает. А зря. Потому что некоторых доморощенных врачей, дающих «полезные» советы, хочется подвергнуть именно тому, что они советуют другим. Если короче, то они дают советы, не только опасные для здоровья людей, но и такие, которые могут стать причиной смерти пострадавшего!

В тюрьме можно спастись от грехов

«Было единодушное согласие, что ненасильственным правонарушителям действительно не нужно находиться в тюрьме; мы можем найти менее дорогостоящие способы борьбы с этим», - говорит Ревекка Диллер, профессор юридической школы Кардозо в Университете Йешива, который был соавтором исследования Центра Бреннан. «Это должно быть частью этой дискуссии, если у нас есть люди, заполняющие тюремные кровати, потому что они не могут заплатить какую-то плату».

Поскольку графство Андерсон изучает влияние тюремных сборов на финансы округа, Йегер планирует предложить способ уменьшить рецидивизм. В следующем месяце комиссия округа будет голосовать по плану по превращению части тюрьмы в рабочий дом. Заключенные, отбывающие время для проступок, у которых есть работа, смогут уйти, чтобы работать на своих сменах, а затем каждый день возвращаются в тюрьму.

Поймите же! Среди читателей выживальщицких пабликов реальных врачей тоже не так много, их вообще не так много, врачей. В большинстве своем, подписчики — это обычные люди, в лучшем случае посетившие какие-либо курсы первой помощи. Без реальных навыков, без понимания, что и как делается, а главное — почему делается так, а не иначе. И тут им — хренак! — предлагают попробовать себя в качестве хирурга! Например, сделать пострадавшему... ТРАХЕОТОМИЮ! Таким советчикам я бы с удовольствием самим сделал трахеотомию, без наркоза, складным ножом, промытым в вискаре, ну, для полноты моделирования ситуации. В экстренных случаях трахеотомию «в поле» даже опытные врачи зачастую не берутся делать без инструментов. Именно потому что они — опытные. И понимают последствия ошибки.

«Одним из основных факторов высокой степени рецидивизма является потеря работы, поэтому, если заключенный отбывает наказание за проступок и у них есть работа, мы хотим, чтобы они сохранили свою работу», - говорит Йегер. Но ничто не освобождается для заключенных округа Андерсон. Если предложение пройдет, им будет взиматься плата за ежедневный сбор, плюс дополнительно за сопровождение на работу и обратно.

Разница между отсутствием без остатка и опустошением, как правило, равна. Отсутствие движения или развертывания - особенно в зонах боевых действий - преступления становятся гораздо более серьезными в отношении наказания. Как правило, эти члены будут освобождены от военных с помощью другого почетного или плохого поведения, однако в зависимости от важности пропущенной эволюции и времени от команды вы можете получить тюремное заключение.

Почитайте внимательно Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 25.06.2012) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" со ссылкой на Приказ от 4 мая 2012 г. N 477н «Об утверждении перечня состояний, при которых оказывается первая помощь, и перечня мероприятий по оказанию первой помощи». Там четко прописаны те манипуляции, которые граждане РФ, не будучи врачами, могут совершать с пострадавшим. Список в приказе — закрытый. То есть, только эти и никакие больше! В этом списке трахеотомии НЕТ!!!

Только в случае серьезных уголовных приговоров, таких как убийство и непредумышленное убийство, государство может подать ходатайство о прекращении ваших родительских прав на основании только осуждения. Федеральный закон гласит, что если ваш ребенок находится в приемной семье в течение пятнадцати последних двухмесячных месяцев, агентство может подать ходатайство о прекращении ваших прав. Он также требует, чтобы агентства информировали родителей, находящихся в заключении, о своих правах и обязанностях, а также предоставляли направления к услугам и программам посещения. Если вы отбываете тюремную казнь или тюремный срок на один год или дольше, а ваш ребенок находится на попечении, вам необходимо: немедленно обратиться к адвокату о шагах, которые вы можете предпринять, чтобы попытаться сохранить ваши родительские права. Вы не можете потерять опеку над своими детьми только за то, что находитесь в тюрьме или тюрьме, но если вы не посещаете или не общаетесь со своими детьми в течение шести месяцев подряд, ваши родительские права могут быть окончательно прекращены по причине отказа. Если ваши дети находятся в приемной семье: поддерживайте контакты с агентством, которое разместило ваших детей в приемной семье. Единственный раз, когда «считается» в качестве приемной семьи, время, которое ваш ребенок проводит на попечении государственного учреждения. Если вы организуете размещение своего ребенка с ответственным взрослым, это не считается приемной опекой. Вам не придется обращаться в суд, чтобы восстановить опеку над вашим ребенком, если другой взрослый не откажется вернуть вашего ребенка. Департамент исправительных служб должен иметь формы «Временное подтверждение содержания под стражей», которые вы можете использовать. Вот процесс для организации вашего ребенка с ответственным взрослым: Опишите соглашение о задержании в письменной форме, и пусть оба родителя и смотрителя согласятся на соглашение с их нотариально заверенными подписью. Не обязательно. . Как мне посетить моих детей, если у другого родителя есть порядок защиты от меня?

Существует законодательная база, о которой вы не знаете и которая до поры до времени вас не касается. Но в случае серьезного происшествия может и коснуться. Например, по инициативе родственников пострадавшего. А незнание законов от ответственности не освобождает.

Зарезать, в прямом смысле зарезать! пострадавшего, начитавшись в интернете подобного рода «полезных статей» с гордым названием «экстремальная медицина», легче легкого! И найдутся свидетели, которые подтвердят: до вмешательства пострадавший был жив. А потом этот парень взял нож, воткнул тому в горло, и кровища чето сильно брызгать начала, а потом этот, кому воткнули, захрипел и помер... И все это окажется в протоколе.

Попросите вашего защитника обратиться в уголовный суд с просьбой изменить его на «ограниченный» порядок защиты или сделать его «подлежащим изменению в семейном суде». Если приказ о защите «подлежит изменению в семейном суде», вы можете самостоятельно отправиться в семейный суд и подать заявку на посещение в семейном суде. Какие права у меня есть, если мои дети находятся в приемной семье?

Тюрьма спасет от жены

Это программа, которая облегчает посещение родителями-детьми, посещениями сестер и конференциями с заключенным родителем или заключенным молодым человеком. Вам будет отказано, если у вас есть уголовное осуждение за жестокое обращение с детьми или пренебрежение; Насилия в семье; Преступление против ребенка, в том числе детской порнографии; Преступление, связанное с насилием, включая изнасилование, сексуальное насилие или убийство, кроме физического нападения; или в течение последних пяти лет - уголовное преступление за наркотики или физическое насилие. Вам может быть отказано в том, что: вам было предъявлено обвинение или было осуждено за любое преступление; или Кто-то из вашего дома в возрасте старше 18 лет был обвинен или признан виновным в совершении какого-либо преступления. Это зависит. . Исследование Энторфа - первая попытка пролить свет на темноту.

Вы и жизнь человеку не спасете, и сами сядете за решетку. Сядете, сядете, не сомневайтесь. Да, судебной практики на этот счет не так много, но где гарантия, что именно из вас не захотят сделать козла отпущения в назидание другим?? Ну, по первому разу, может, дадут условно или минимум. Но факт останется фактом — убийство по неосторожности.

Интервью были добровольными и проводились в письменной форме. Мы встречались с заключенными в небольших группах, часто в тюрьме или в общей комнате, - говорит Энторф. Тщательно разработанная анкета была тщательно проверена исследователями, несколько раз модифицировалась и переведена на несколько языков, включая турецкий, русский и сербохорватский.

Эта группа контроля состояла из той же возрастной группы, образования, национальности и гендерной структуры, что и группа заключенных. Даже в необработанных данных появляется несколько интересных моментов: преступно в основном плохо образованные люди из сломанных отношений, которые находятся на окраинах общества.

Если вы думаете, что наша судебная система гуманна и справедлива, и «там» в конце концов разберутся, то вы полный мудак. Вам лучше всего не бежать от судьбы, а идти ей навстречу. Просто зайдите в любую группу из тех, что постят всякий бред, и скопируйте себе все это на стену. А потом идите и пробуйте на друзьях. Хуже уже не будет. Может, «зона» вас чему-нибудь научит, хотя вряд ли. Зарубите себе на носу или где там у вас место для зарубок: если есть убийство, обязательно кто-то должен сесть! Оправдательных приговоров по тяжким статьям в нашей юриспруденции — единицы, а обвинительных — подавляющее большинство.

Например, заключенные гораздо менее женаты или в брачных отношениях. Две трети людей за решеткой одиноки, разведены или живут отдельно. В «нормальной» популяции это даже не третья. Непропорционально часто преступники приходят из многодетных семей - более 40% из них имеют трех или более братьев и сестер. В контрольной группе она составляет менее 25 процентов. У одиноких детей меньше шансов оказаться на неправильном пути.

Примечательно то, что связь между законностью и воспитанием человека. Выбывание в три раза более вероятно будет уголовным, чем любой другой сопоставимый выпускник среднего или старшего класса. Кроме того, заключенные непропорционально часто перегружены задолженностью: 62 процента из тех, кто находится под стражей, имеют долги, две трети которых по-прежнему имеют проблемы с погашением, заявил Энторф. С другой стороны, в контрольной группе только 47 процентов респондентов были в долгах, и только 14 процентов были в погашении долга.

Так что же, скажете вы, теперь не спасать жизнь человеку, что ли? Оставить его умирать??

Конечно же, нет! Жизнь человеку спасать нужно, но делать это надо ПРАВИЛЬНО!!! Уже просто своевременным вызовом «Скорой помощи» вы начнете ему помогать. От того, насколько четко и внятно вы опишете ситуацию, насколько точно назовете адрес происшествия, и будет зависеть и скорость прибытия врачей. Да, есть ситуации, когда врачи далеко или не приедут вовсе. Есть места, где нет никакой связи с внешним миром. Тогда придется действовать на свой страх и риск. Но какой смысл брать на себя ответственность, если вы не умеете делать того, что собираетесь делать?? Есть у вас необходимые навыки? Есть знание анатомии и физиологии??

Похоже, что вера в ресоциализацию преступников тюрьмой потеряла большинство задержанных. Две трети из них считают, что тюрьма не реформирует или не задерживает задержанных. Удивительно, что законопослушные граждане видят это совершенно иначе - только около трети из них также пессимистичны.

Мнения также широко различаются в отношении сдерживающего эффекта тюремного заключения. Члены контрольной группы считают, что это имеет тенденцию предотвращать рецидивы. Однако они считают, что наказание будет удерживать остальную часть населения от преступных действий.

Мы на своих тренингах по 9 часов кряду учим спасать жизнь людям, советуем только то, что реально поможет в экстремальной ситуации, тратим время на подробные объяснения, даем практику, рассказываем про риски... А эти уе*баны берут и пишут: «... пpoтыкaeм тpaxeю [в месте перстнещитовидной связки] кoнчикoм нoжa, oгpaничив длинy лeзвия пaльцaми нa 1-3cм. Haдpeз дeлaeтcя нa 1-2 кoльцa тpaxeи нижe кaдыкa, ниже oтeкa. Зaтeм в нaдpeз вcтaвляeм любyю пoлyю тpyбкy, чтoб вoздyx пpoxoдил в лeгкие...» Ну-ка, читатели, кто из вас, не подглядывая, быстро покажет пальцем, ГДЕ У ВАС НАХОДИТСЯ ПЕРСТНЕЩИТОВИДНАЯ СВЯЗКА???

В какой-то момент обе группы согласны: запреты на вождение для правонарушителей имеют сдерживающий эффект. Даже если ресоциализация терпит неудачу и сдерживающий эффект тюремного заключения низок, содержание под стражей преступников имеет смысл, сказал Энторф, учитывая затраты и выгоды от тюремного заключения.

Однако по методологическим причинам средняя сумма ущерба в год не может быть экстраполирована на несколько лет, предупреждает Энторф. Конечно, можно также закрывать глаза на его несчастье. Таким образом, он делает только подсудимого, который был осужден за опасное телесное повреждение окружным судом. И к тюремному заключению сроком на один год и четыре месяца.

Прошу вас, друзья, простить мою эмоциональность, но тому есть причины. Я попросту боюсь за своих друзей и близких. Если не дай бог с кем-то из них случится несчастье, и рядом окажется такой вот придурок, начитавшийся «полезной» информации в ВК, и некому его будет остановить, то где гарантия, что мой близкий человек после этого останется жить?? И где гарантия, что я не постараюсь найти того, кто своими кривыми руками способствовал трагедии? И что я не сделаю все для того, чтобы этот человек сел в тюрьму?

Жертва - это была ножевая атака - конечно, также обеспокоена тем, что преступление наказывается должным образом. Однако, конечно, еще более важно, чтобы потерпевшая сторона была адекватно компенсирована ответчиком. Это означает компенсацию боли, повреждений. Даже достоверное извинение никогда не повредит. Даже извинения, на которые обвиняемый - достаточно интересно, только по моей явной просьбе - отправились в суд, были похожи на желе. Пока нет даже предложения. Его не будет мало.

Тем не менее, с самого начала у нас был случай, когда дружественный судья мог легко наложить небольшой тюремный срок. Строгий судья, но так же легко уже упомянутые 16 месяцев. Именно так в испытании, которое является почти более важным, чем размер наказания.

Если вы не врач-травматолог, не хирург со стажем, то хотя бы не делайте того, в чем не уверены на все 100%. Никогда не делайте «в поле» следующих вещей.

Никогда не оперируйте пострадавшего там, где этого можно избежать. Даже если у вас есть инструменты и согласие самого пострадавшего. На это есть хирурги с анестезиологами и реаниматологами.

Его адвокат разъяснит ему, насколько важна компенсация в таких пограничных случаях. Или, по крайней мере, соответствующая готовность, если она наведет правдоподобную. Если, например, за несколько месяцев до суда обвиняемый начал выплачивать 30 евро в месяц за ожидаемую компенсацию, это было бы испытательным сроком. Ну, возможно, обвиняемый полностью полагается на Апелляционный трибунал. Повторно попросив ответчика письменно немного отойти к моему клиенту. Например, с оплатой ежемесячной суммы.

Если до этого не было значимой реакции, тюрьма, вероятно, будет ждать в конце пути. В Нидерландах сотни заключенных добровольно «приговаривают» себя к тюремному заключению для других. За здоровую плату эти тюремные специалисты могут быть включены в течение от нескольких дней до нескольких месяцев. Министерство юстиции Нидерландов пришло к этому удивительному выводу в широком расследовании. В центральной прокуратуре была проверена истинная личность тысяч заключенных. Они отправили «депутата» в комплект и успешно справились с незаконными махинациями.

Никогда не давайте «таблеточек», которые помогли вашей бабушке, а, значит, помогут и этому терпиле. Тем более, не делайте никаких уколов, не зная всех «побочек».

Никогда не пытайтесь извлечь какое-либо инородное тело из головы и брюшной полости пострадавшего. А также из полости таза. Даже если с торчащим из брюха ножом пострадавший выглядит как-то некрасиво.

Никогда не пытайтесь вправить вывих шеи, даже если вы почему-либо без рентгена знаете, что это не перелом, а у пострадавшего полно оптимизма на этот счет.

Никогда не делайте сердечно-легочную реанимацию, когда это не требуется. То есть, когда у пострадавшего в наличии и дыхание, и сердцебиение. Почему? Да просто потому, что таким способом вы можете это самое сердце просто-напросто остановить.

Это все, что я хотел сказать. Благодарю за внимание. Надеюсь на ваше благоразумие, камрады.

Искренне ваш, Лисовский Григорий, руководитель Тренинг-центра «ГОТОВЫ ВЫЖИТЬ!» , и просто человек, который неравнодушен к тому, что происходит вокруг.

Попадая в неволю, нужно сразу усвоить одно - среди арестантов нет начальников. Как вы сами себя поставите, так и будете жить. Еще один постулат - в замкнутых сообществах (группа детского сада, класс школы, товарищи во дворе, трудовой коллектив, сокамерники или соседи по бараку) нет равенства. Где собираются больше двух, сразу же происходит разделение по мастям или кастам.
Порядок - прежде всего!
До того как попасть в тюрьму, я был совершенно не криминальным человеком. Так получилось, что даже знакомых с судимостями не имел. Занимался себе спортом, работал на довольно престижной по тем временам должности. И вот однажды, грубо получив с подонка долг, попал в следственный изолятор.

В те времена все было и проще, и сложней. Это я к тому, что впервые арестованных не сажали с рецидивистами. В неволе мы сами устанавливали свои порядки.

Как сейчас помню, привезли нас в «Кресты» в пятницу днем, кинули в подвальный «собачник» - это камера такая, карантин. До понедельника никаких движений не предвиделось - нам так сотрудник СИЗО сказал. Еще он объяснил, что сегодня мы на довольствии не стоим. В КПЗ (тогда ИВС не существовало) кормили раз в сутки. Есть хотелось сильно, тем более что мы все были молодыми и крепкими парнями. Бандит с Казани и я сразу подружились. Пять неспортивного вида парней нас опасались, хотя мы никого не трогали и ни на кого не наезжали. Само собой получилось, что парни всем скопом залезли на верхний настил. Мы с казанским расположились внизу. Поговорили часа три, стало скучно. Вежливо попросили «ботаников» рассказать нам анекдот. Те долго несли всякую чушь. Смеялись мы не от тонкого юмора, а от их потуг. Потом мы так же вежливо, без наездов, попросили молодых людей показать нам театр. Двое юношей вылезли к двери под лампочку и изображали по нашему заказу всяких зверей: орлов, ужей, скунсов, гнид. Заметьте, мы никого пальцем не тронули, но сразу заняли доминирующее положение, а слабые духом охотно подчинились.

В понедельник нас дернули на медосмотр и на дактилоскопирование. Было заметно, что наши соседи заметно тормозят. Они озирались и не могли без запинки назвать свои данные и статьи. Сотрудники не видели в них коренных тюрьмы обитателей и грубо с ними обращались. Мы с казанским, наоборот, сразу стали шутить с вертухаями, да и цирики, глядя на нас, потешались.

Жалко было расставаться с казанским братаном, но после выдачи постельного белья нас распределили по разным камерам.

Скажу честно, я немного нервничал. Вспоминались фильмы с татуированными суровыми мужчинами. Но вот открылась дверь, и я вошел в небольшое полутемное помещение. С двух сторон трехъярусные нары на шесть спальных мест и на пятнадцать арестантов. Все они внешне были совсем не страшными. Скорее наоборот, бледные до синевы из-за отсутствия солнца и худые от плохого питания. Самому старшему - лет двадцать пять. Поздоровался, присел на нижний ярус, матрас бросил у входа. Посыпались традиционные вопросы: по какой статье сижу, откуда сам, как там на воле? В общем, познакомились.

Все были ранее не судимы. Сидели они, в общем, за ерунду - пьяные убийства и неудачные разбои. Попробовали мне впарить, что новенький до прихода другого новичка моет за всех посуду и полы. Я предложил другое правило, чтобы «старички» этим занимались, как уже освоившие все хитрости помойного ремесла.

Наглее всех держался высокий Коля. Он долго просидел под следствием и побывал не в одной камере. Понятий, даже человеческих, парни не соблюдали. Каждый творил, что хотел. Например, все спят, а двое в это время громко разговаривают. Или едят чужую передачу, если ее владелец слаб морально и физически.

Через три дня Колю перевели в другую «хату». К тому времени я достаточно обжился, да еще показал народу часть своего бойцовского арсенала. Получилось все случайно. Разговорились о резкости удара. Я попросил подержать за верхние уголки газетный листок и, чуть разогревшись, пробил по средине кулаком. Листок не шелохнулся, но немного порвался в точке удара. Для опытного боксера это не сложно. Естественно, в камере никто подобного не повторил.

Честно скажу, в те времена я совсем ничего не знал об уголовных понятиях, но случайно именно их установил. Хотя чего здесь случайного - правила хорошего тона везде одинаковы. Предложил соседям вести себя прилично, не орать, не мешать остальным, делиться передачами поровну, убираться каждый день. Все согласились. Только одному грузину это не понравилось. Вернее, не понравилось то, что не он будет главным. Пришлось слегка дать ему по требухе, чтобы не выступал.

«Гуляй, братва!»

Стали мы жить, как белые люди. Кого-то дергали на суд или переводили в другую камеру. К нам тоже поступали новички. Причем неважно - с воли они приходили или уже успели посидеть в СИЗО, все слегка боялись. Только некоторые это скрывали за наглостью и вели себя странно. Вплоть до того, что изображали из себя жутких засиженных авторитетов.

Лишь тогда я понял, почему только что севшие делают татуировки и перенимают обычаи тюрьмы. Это просто мимикрия, чтобы их приняли за своего, не унизили и не побили.

Взять хотя бы такой случай. В камере тихо, кто-то спит, кто-то читает. Вдруг открывается дверь и к нам входит нечто. За матрасом его не видно, но оно громко рявкает: «Привет братве, достойной уважения! Бля буду я, в натуре, ага».

Матрас падает на пол, проснувшиеся и отложившие книги разглядывают нового обитателя «хаты». Большая лысая голова вся в свежих порезах от лезвия. Прохладно, но он в майке. Все руки, плечи и шея в наколках - страшных портачках, нанесенных тупой иглой.

Нас очень заинтересовало такое явление. «Пассажир», весь подергиваясь и дирижируя себе руками как паралитик-сурдопереводчик, продолжил концерт. Поочередно подмигивая нам двумя глазами, поощрительно похлопывая каждого по плечу, он заорал: «Чо, в натуре, грустные такие - в тюрьме все наше - ход "черный"! Гуляй, братва!»

Никто не ответил на его тираду. Вошедший чуть стушевался, забегал по центральному проходу (пять шагов в обе стороны) и задорно предложил: «Ну, чо, бродяги, чифирнем по-арестантски». Я понял, что можно развлечься, сделал наивную морду и пояснил: «Мы, мил человек, первоходы. Чифирить не умеем. Вон чай (запрещенный в то время и купленный у баландера за хорошую куртку), ты завари себе, а мы, обезьянки, посмотрим».

Розеток в то время в камере не было. Пассажир решительно оторвал кусок одеяла, намазал алюминиевую кружку мылом (чтобы сажа не налипала), повесил ее над унитазом и поджег «факел». Вскипятил воды, щедро сыпанул чая, запарил. Сидит, давится в одно жало. Видно, что не привык к густому напитку. Кривится, тошнит его сильно, но он крепится - ведь чифир все рецидивисты пьют.

Я спросил его: «Скажи нам, о мудрейший, а зачем чифир хлебают? Мы слышали, что от него кончают?» Чифирист согнулся и закаркал (этот звук у них смехом зовется): «В натуре, земеля, кто тебе такую лажу пронес? Просто чифирок кровь гоняет, бодрит. Я как его не попью - дураком себя чувствую». - «Видно, давно ты не пил, - заметил я. - Может, просто тебе надо отжаться от пола, чтобы кровь погонять?»

Новичок не понял подначки и начал рассказывать нам про тюремные обычаи, арестантское братство, общее движение. Он нес бред с самым умным видом. Оказалось, что сидит он всего два месяца. Но до нас попал в «хату», где все играют в тюрьму. Нам он даже понравился. Мы его постоянно тормошили и просили поведать о том, как сходить в туалет или подойти к двери, как обратиться к сотруднику и друг к другу.

Мудрый сосед снисходительно просвещал нас, неопытных. Через несколько дней цирк надоел, и мы его выгнали без беспредела. Сыграли в карты на желание и он его выполнил. Милая женщина-сержант открыла дверь и пригласила нас на прогулку. Наш уголовный гуру дико заорал: «Начальница, дверь открой пошире, пальцы не пролазят!» Потом он порвал на себе майку, обнажив наколки, растопырил ладони и с песней «Сколько я зарезал, сколько перерезал, сколько душ я загубил» направился к двери. Сотрудница такого страха никогда не видела. Она забыла захлопнуть «калитку» и ломанулась по коридору за подмогой. После разборок с вертухаями гражданина от нас убрали - он сам об этом попросил.

На следующий день на его место закинули мелкого азера. То, что он сел за наркотики, было видно издалека. Новичок никого не боялся, потому что плохо соображал. Он с порога спросил, есть ли у нас таблетки. Доктора на обходе давали анальгин, цитрамон и прочие дешевые медикаменты. Мы их брали про запас и скопили изрядное количество. Некоторые «колеса» не подлежали идентификации по причине отсутствия упаковки.

Думая, что человеку плохо, мы протянули новичку мешок-аптечку. Он обрадовался. Налил в кружку воды и закинул в себя все таблетки до одной! Даже поводил по дну мешка мокрым пальцем и втер пыль в десны, как это делают в кино с кокаином. Знакомиться он ни с кем не пожелал. Расстелил матрас прямо у двери (свободных шконок не было), накрылся одеялом и начал тащиться - состроил блаженное лицо, закатил глаза и принялся мастурбировать.

Нас шокировало прилюдное овладение самим собой. Но на внешние раздражители в виде окриков и пинков новый сосед не реагировал. Мы с тоской вспоминали татуированного «клоуна». Делать нечего, крикнули вертухая и продемонстрировали ему онаниста. Прапорщик все понял и позвал санитаров из осужденных. Они унесли болезного в неизвестном направлении. Операм очень не понравилось то, что из нашей камеры «ставят на лыжи» сидельцев. Как зачинщика в виде наказания удалили меня. Обещали даже кинуть в «пресс-хату». Готовясь дорого продать свою жизнь и честь, я вслед за корпусным поднялся на четвертый этаж.

Оказалось, «пресс» бывает разный. В те времена существовала статья, предусматривающая уголовное наказание за нарушение паспортного режима. Граждан без паспорта или прописки сажали в тюрьму. На зиму бомжи сами рвались за решетку. Именно к таким, самым запущенным бомжам, меня и кинули.

Пройти вперед я не решился: на полу было по щиколотку мусора - обрывки газет, хлебные крошки и прочее. Сбоку смердел забитый и переполненный унитаз. Сортирную вонь дополняли аборигены теплотрассы. Они валялись на полу и на шконках, все в чирьях, с распухшими суставами и покрытые вшами. Я никогда не видел, чтобы вши образовывали сложные рисунки. Меня никто не приветствовал - только сбоку раздалось радостное восклицание.

У стены стоял молодой накачанный парень в белой футболке. Он рассказал, что со вчерашнего дня здесь, но даже присесть не может. Парень слышал, что «ломиться» из камеры нельзя - это «косяк». Я придерживался другого мнения. Камера камере рознь. Здесь мне сидеть не по масти.

Постучал в дверь ногами, подозвал дежурного, показал условия содержания и по секрету сказал, что если нас с накачанным срочно не переведут, мы покалечим несколько бичей. Приперся опер, заглянул в «хату», смерил нас со спортсменом взглядом и скомандовал: «На выход с вещами». В коридоре я первый раз за час вздохнул полной грудью.

О вреде развитой мускулатуры

С новым знакомым нас кинули в камеру, где сидел только что заехавший туда «пассажир». Странно, но в «Крестах» никого из зеков не оставляют в одиночестве, чтобы не повесились.

«Пассажир» мне сразу не понравился. Сам паренек был из небольшого поселка, но строил из себя крутого мафиози и знатока тюрьмы. Я вежливо попросил его не вонять своей трубкой и махрой. Он сдулся и курил у двери в щелочку. Скоро к нам перевели еще одного соседа. Как потом выяснилось, в день совершеннолетия его подняли с « » (их тогда тоже содержали в «Крестах». Пацан из коридора сразу же оценил меня и накачанного спортсмема. Он бросил матрас и сумку, оттолкнул вертухая и с криком «Убивают!» бросился бежать. Странно, подумали мы, и вопросительно уставились на дверь.

Все разъяснилось позже. До нас в этой «хате» сидели беспредельные бандиты. Они ломали народ, чем вовсю пользовались опера. По тюрьме пошла об этой «хате» нехорошая молва. Вот бывший «малолетка» и принял нас за «прессовиков». Сотрудники долго внушали ему, что в камере сидят хорошие дяди. Мы это тоже подтвердили. Юнец вроде поверил, но долго нас боялся. Чуть позже к нам кинули еще одного. Он был только что с воли. Парню исполнилось всего восемнадцать. Этот «новосел» встал у двери и с ужасом смотрел на меня и атлета. Пришлось внести предложение о том, чтобы постоянно ходить в рубашках с длинными рукавами и не светить мышцами. Предложение насчет паранджи на морду не прошло.

Каратист-сутенер вошел к нам спокойно. Он давно сидел в «Крестах» и знал все здешние порядки. Моряк тоже не тормозил, как и «кидала»-грузин. Начали мы жить спокойно, соблюдая правила социалистического общежития и не мешая друг другу.

Раз сплю себе тихо и мирно, даже шконку простыней занавесил. «Малолетка» вдруг затормозил - выдернул из рамы гвоздик и стал его вбивать в стену эмалированной кружкой. Атлет на него наехал. Тут открылась дверь. Я высунулся из-за занавеса и вызверился на придурков, поднявших шум. К нам как раз вошел солидный мужчина (как потом выяснилось, ранее не судимый лидер известной ОПГ). Как он после признался, опера в отделе обещали ему в тюрьме «пресс-хату». Когда он увидел меня и атлета, то подумал, что вот оно, началось. Две ночи он не спал, а лишь делал вид, что спит, - опасаясь, что мы на него сонного нападем.

У каждого были свои задвиги. И это несмотря на то, что мы встречали новичков нормально, даже сумасшедших.

Тройной душегуб

Только обжились мы в камере, как снова открывается дверь и на входе замаячил очередной «пассажир». Говорить, что у нас нет спальных мест, было бесполезно. Сотрудники как аргумент обычно рассказывали нам про «хату», где на таких же девяти квадратных метрах обитали восемнадцать рыл.

К нам втолкнули сильно запущенного средних лет человека. Мы первые поздоровались с ним, пригласили пройти. Он не ответил - сел на шконку и поведал, что к нему недавно теща приходила (по обвинительному заключению, он по пьяни застрелил из охотничего ружья тещу, жену и соседку). Ему эта теща покойная, типа, про нас всех поведала. Дальше убивец рассказал, какие срока мы получим. В общем, каждый из нас получил как минимум пятнадцать лет или высшую меру - расстрел.

Мы были людьми не суеверными, но настроение он нам испортил. Дали ему бутерброд с колбасой и положили спать. Тогда под шконой спать было не впадлу - летом так вообще самое козырное место, где не так жарко. Мы тоже улеглись. Только тройной убийца шепотом все с тещей спорил. Под его бормотание я задремал, соседи тоже. Новичок увидел под шконкой спрятанную заточку для резанья хлеба. По ходу дела он совсем разругался с покойной мамой жены и решил с ней разделаться. Убивец взял самодельный нож и полез резать лидера ОПГ, приняв его за тещу. Хорошо, что я проснулся и долбанул психа ногой. Лидер ОПГ вскочил. Тут на него снова бросился убийца. Только против мастера спорта по боксу в тяжелом весе заточки мало. Мы не стали бить придурка, а просто позвали вертухая и попросили поместить больного в стационар. Пришел опер, заявил, что «мокрушник» косит под дурика. чтобы «вышки» избежать, и велел перевести его в другую камеру.

Чуть погодя корпусной открыл «кормушку» и поведал нам о том, что наш «охотник» попал в «хату», где сидели рецидивисты, и прямо с порога стал лупить их по мордасам. Авторитеты поначалу опешили - подумали, что это спецназ в гражданке заявился или власть сменилась и воров уничтожают. Потом разобрались и сами отдуплили психа, да так, что его потом в больницу положили.

Надо быть самим собой

К нам снова кинули азера, на этот раз здорового. Видя, что мы мирные люди, он уселся и принялся врать. Часа два он вообще не закрывал рот, рассказывая, что владеет всеми языками, знает всех правителей, зарабатывает миллиарды, метко стреляет и пользуется успехом у сногсшибательных блондинок (хотя, по мне, так ему только обезьян оплодотворять, и то насильно).

Сначала нас развлекала его болтовня. После я вежливо попросил его помолчать или почитать газету, но он продолжал говорить. Тогда я попросил его читать газету не вслух. Новичок принялся на меня орать и оскорблять, за что получил по морде. Добавить я не успел - разняли соседи. Потерпевший забился под шконку и оттуда сверлил меня ненавидящим взглядом. Спокойно ему объяснил, что если скажу, то никто уже не станет вмешиваться. Или пусть он перестанет зыркать, или нам нужно разобраться один на один.

Драться он не решился и заявил, что его преследуют по национальному признаку. Наш грузин заметил, что просто вести себя нужно нормально. Через пару дней у меня состоялся суд, и я вышел на свободу.

Эта недолгая посадка меня многому научила. Достаточно сказать, что когда я сел в следующий раз в провинции, в карантин СИЗО заехал, возвращаясь с суда, «смотрящий» за тюрьмой. У него даже мысли не возникло попросить меня уступить ему угловую (положенную блатному по рангу) шконку, на которой расположился я. Мы со «смотрящим» сразу же увидели друг в друге ровню - людей, умеющих себя вести в неволе, хотя у него засижено было двадцать лет, а у меня на тот момент - всего несколько месяцев в СИЗО.
Я уже говорил вначале: как себя поставишь, так и будешь жить.

Игорь Залепухин
По материалам газеты
"За решеткой" (№2 2011 г.)


Top