Жизни в тюрьме он с. Страшная правда о российских тюрьмах. Здравствуйте, я говорю вам здравствуйте

Книга актуальна во все времена и для всех народов, увы...

Оценка 5 из 5 звёзд от Светлана 13.12.2016 11:14

Мощнейшая книга! Кто не прочел ее, уверен, что жизнь прожил напрасно. Поверхностно - все красиво, а на самом-то деле так, как описал Андрей. Эти принципы насилия заложены в каждой семье. В каждой семье, если бы знали, что запросто случается и притом мгновенно, то изучили бы эту книгу наизусть. Все, что в ней описано, работает круглосуточно абсолютно во всех сферах нашей короткой жизни. Се ля ви... Знания - ЖЕСТОКАЯ СИЛА!
И нас охраняют только ЗНАНИЯ. и никакая структура с Конституцией. ;-)

Одиннадцать лет и четыре месяца, Теодор К. работал в столярных изделиях каждый день, с утра семь до начала дня. К. порезал древесину на циркулярной пиле, построил офисную мебель, игрушки, гнездовые ящики для птиц. С платой 2-го года, по его словам, он.

Он был отправлен, стал мастером, получил повышение и, наконец, пособие на исполнение. Даже три евро в час. Фактически, минимальная заработная плата в Германии сейчас почти в три раза выше. Есть лишь несколько исключений, в том числе небольшая область: тюрьма. Значительная часть около тысячи преступных заключенных, таких как Теодор К. должна работать гораздо меньше денег.

Оценка 5 из 5 звёзд от Аndrey-chudesnyiy 15.03.2016 20:41

Отличная книга....просто не верится, в какое время мы живём.....это УЖАС....

Оценка 5 из 5 звёзд от Гость 08.07.2015 20:01

Отличнейшая книга, в нашей стране такую книгу полезно будет почитать каждому дееспособному человеку, и чем раньше тем лучше, лучше всего еще в школе в возрасте 16-18 лет когда наступает частичная и полная криминальная ответственность. Полезность этой книги очень хорошо оценили нар. депы они читали ее на заседаниях Верховного совета. Видел по телевизору.
Книга эта будет также крайне полезна людям имеющим несчастье попасть в секту, в секте жизнь кок в чем напоминает тюрьму с той только разницей что духовная и моральная порабощение разбавлено такой себе дозой свежего воздуха, нормальной еды, и возможности ездить на метро. Такая себе тюрьма облегченного типа. зато задумана на всю жизнь. В остальном схожесть. человека окружаю шестерки вынюхивачи, сектантские паханы думают о том как бы поиметь паству. Нормальный, средний человек попадая в секту начинает деградировать умственно, отвыкает думать и становится обьектом влияния сектантских паханов душехватов. Далее обманутый становится на сторону своих поработителей, подыгрывает им втягивая в секту других людей, эдакая разновидность стокгольмского синдрома. У Жванецкого есть такая фраза;"Его б’ют и он голосует себе во вред" это Михаил Сергеич имел в виду людей социализма, но к адептам сект тоже подходит хорошо. Т.Г. Шевченко сказал о таких людях так: "Самі на панщину ідуть і діточок своїх ведуть"
Уверен что если Андрей Вячеславович напишет еще и книгу "Как выжить в секте" то это будет полезнейшая и актуальнейшая книга, успех будет гарантирован, учитывая то сколько разных сект развелось в нашей стране. один "черный пастырь" в Киеве чего стоит. а по всей стране сколько людей впутаны в разные секты? Кошмар. А это все целевая аудитория.

Каждое утро в шесть часов его разбудили: на службу. «Заключенные систематически эксплуатируются». В большинстве федеральных штатов заключенные обязаны работать. К ним относятся деревообрабатывающая компания: электрическая мастерская, пекарня, сантехника, слесарная мастерская, кладка.

Поэтому закон о минимальной заработной плате не применяется. Теодор К. считает: «Заключенные систематически эксплуатируются». В немецких тюрьмах возникла параллельная экономика, которая подрывает социальные стандарты страны. Это должно прекратиться, говорит Оливер Раст, который основал первый общенациональный профсоюз заключенных три года назад. Тем временем Раст больше не борется против государства, а за права заключенных. Союз имеет 100 членов по своим данным, он представлен в 80 учреждениях - и смеется.

МОСКВА, 21 авг - РИА Новости, Лариса Жукова. Около 650 тысяч россиян отбывают наказание в местах лишения свободы - по этому показателю наша страна занимает второе место в мире после США. Несмотря на это российская пенитенциарная система остается довольно закрытой: о жизни заключенных известно не так много. РИА Новости записало монолог одного из арестантов - автора Telegram-канала "Подвал", пожелавшего остаться анонимным.

В прошлом году члены профсоюза организовали прогулку и голодовку. Можно утверждать, что плохо оплачиваемая работа будет частью наказания. Но отдых не применяется. «Это не демпинг по заработной плате, а наказание, но свобода», - говорит он. «И поверь мне, это достаточно сложно». Прежде всего: дешевый труд заставляет заключенных жить в нищете, что не должно помогать им после наказания снова в обществе.

Существует не так много, чтобы сделать: когда Теодор К. утра Экономия от одиннадцати лет плотницкой работы продолжалась полностью для отеля, 31 евро за ночь в многоместном номере. Сначала он должен был найти квартиру. Однако более драматичным в конечном итоге является, возможно, тот факт, что заключенные являются безработными, даже в худшем случае, из жалкой тюремной заработной платы. Но они ничего не платят в пенсионный фонд, который в случае длительного тюремного заключения убивает огромные пробелы.

О лагере

Я еще очень молод. Обычный парень из типичной семьи, учился на инженера в техникуме, оставался год. Почти сразу как появилась "возможность" сесть в тюрьму на строгий режим, я тут же ей "воспользовался". Наказание отбываю недалеко от Москвы. Без разницы, как меня называют, - "заключенный", "зэк", "арестант". Ничего не меняется: как сидел, так и сижу.

Теодор К. не делает никаких иллюзий: Я не думаю, что получу значительную пенсию. Не говоря уже о том, что найти новую работу, требующую социального страхования, не так просто, когда вам исполнилось 53 года, вы не совсем годны и осуждены. Проблема была проблемой в течение некоторого времени - с момента вступления в силу Закона о тюрьмах было объявлено положение о пенсионном страховании. По запросу Рейнланд-Пфальц, который в настоящее время возглавляет Конференцию министров министров, относится к рабочим группам, в которых эта тема проходит в течение некоторого времени.

Моя история связана с неосмотрительностью, даже глупостью. Без наркотиков она не обошлась. Почти половина заключенных - со статьей 228 УК РФ ("Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов". - Прим. ред.). Недаром ее называют "народной". Вместо того чтобы лечить наркоманов, лишают свободы на долгие годы.

В прошлом году министры юстиции решили передать вопрос своим коллегам в финансовых и социальных министерствах. Они должны были уточнить до декабря этого года, насколько дорого будет пенсионное страхование для заключенных. По словам Майнца, решение в этом году больше не ожидается.

Возможно, также потому, что страны привыкли к доходам от дешевой рабочей силы. Поскольку тюрьмы больше не просто производят офисную мебель для администрации или одежды для судей. Они также предлагают своих субподрядчиков частным компаниям. Привлекательный бизнес: только Рейнланд-Пфальц ежегодно генерирует 9, 2 млн. В условиях демпингового конкурса страдают компании за пределами тюремных стен. Они получают тонны винтов и гвоздей от оптовика и наполняют их пузырьками объемом 250 штук для хозяйственного магазина.

Лагеря делятся на "красные" и "черные". В "красных" власть - в руках администрации: телефоны и "вольные" вещи разрешены только "приближенным". Там практикуют бессмысленное насилие: например, к лому приваривают канализационный люк, чтобы получилась своеобразная лопата, и отправляют "ловить снежинки".

В "черных", помимо администрации, есть "блатные". Можно найти все: телефоны, игровые приставки, ноутбуки, алкоголь и даже наркотики. Около пяти лет наш лагерь был таким. Большая часть зоны не посещала столовую: каждый день жарили шашлыки, ходили где угодно, словом, "брод-ход". Был и отдельный барак, где гнали самогон.

Лонг управлял бизнесом хорошо, даже неплохо. Вайгельт купил зал с рабочими комнатами и набрал персонал. Между тем в его компанию было вовлечено 60 человек. В тюрьме работает прачечная, лакокрасочный цех, мастерские по производству металлических и деревянных конструкций и услуги по упаковке. С тех пор, говорит Вайгельт, для него это идет вниз.

Только в прошлом году продажи снизились на 30 процентов. Из шестидесяти помощников осталось пять сотрудников, для которых Вайгельт выплачивает минимальную зарплату и пенсионное страхование, поскольку каждый работодатель должен будет сделать это. Какие компании могут быть изготовлены в тюрьме - и что они говорят о рабочих условиях.

Но после смены руководства пошло "закручивание гаек". Среди сотрудников уволили всех, кто когда-то имел даже условную судимость. Стал приезжать ОМОН. Везде поставили камеры видеонаблюдения. Ручную кладь запретили - выдают прозрачные сумки. За алкоголь можно попасть в изолятор на 150 дней, а за наркотики - на 300 с возможностью увеличения срока. Мы перестали ходить в одиночку и без "мойки" (лезвия от бритвенного станка).

Даже на ветровых электростанциях иногда работают тюремные работы. Однако основная часть работы осуществляется профессиональными упаковочными компаниями, говорит пресс-секретарь. Контракты, присуждаемые благотворительным и государственным учреждениям, будут присуждаться за их поддержку: «Пособие по найму и социальные пособия для заключенных регулируются Законом о тюрьмах».

В компании работают около сотни заключенных в тюрьмах Штраубинг и Ландсхут. Таким образом, компания «имеет возможность производить экономически выгодно в Германии, что в противном случае экономически нецелесообразно в Германии». «Как компания, мы придерживаемся всех предусмотренных требований судебной системы, которые, например, регулируют финансовое вознаграждение задержанных», - говорит пресс-секретарь.



О деньгах и расходах

В тюрьме сидеть не так дешево, как кажется на первый взгляд. Во-первых, услуги адвоката: от 500 рублей до нескольких миллионов. Во-вторых, посылки и передачи: каждые два месяца - по пять тысяч минимум без учета стоимости сигарет. В-третьих, нужно платить за длительные свидания. В-четвертых - расходы на улучшение жилищных условий.

Компания также сообщила о заключении контрактов на сбор, упаковку, прачечную или кустарное производство. Независимо от того, имел ли заключенный право на минимальную зарплату или пенсионное страхование, это «политический вопрос», на который Миле не хотел высказывать свое мнение. С 1980-х годов компания использовала тюрьмы в качестве расширенного инструментария. Однако Гардена не только взимает прямые выплаты в тюрьмы, но и расходы на доставку. «Вознаграждение заключенных регулируется законом и не связано с выплатой внешнего подрядчика соответствующему учреждению».

У каждого заключенного свой счет в бухгалтерии, который "путешествует" вместе с личным делом. Туда приходят пенсии, зарплаты и переводы от друзей и родственников, его используют для покупок в местном магазине и оплаты штрафов за нарушения. Ограничение - девять с половиной тысяч рублей в месяц. Иногда оплачивают услуги фотографа, чтобы отправить снимки родным: обычно снимают около церкви, это самое красивое место в лагере.

Кроме того, следует иметь в виду, что заключенные получили бесплатное питание и проживание. Таким образом, в Германии более тысячи заключенных. Большая часть работы направлена ​​на работу - обычно на долю минимальной заработной платы. Заключенные не платят пенсионный фонд, им угрожает возрастная нищета. Кроме того, работа в судебных органах вредит конкуренции вне тюрем. Профилерами являются федеральные государства, которые управляют тюрьмами, а также известными корпорациями или их поставщиками в качестве клиентов.

В различных типах французских тюрем религия часто позволяет заключенным структурировать свою жизнь. Религиозная практика имеет, по сути, терапевтические достоинства, умиротворения, смысла и самореализации. Кроме того, задержанные стратегически используют капелланов для встречи с другими задержанными, чтобы понять их решение или бросить вызов учреждению. Использование религии похоже на одно признание на другое, за исключением протеста, характерного для ислама. Мы показываем особенности использования религии в тюрьме и их позиционирование, характерное для межсистемной системы.

В бараках постоянно тратятся на уборку и чай, конфеты и сигареты для тех страдальцев, которые попадают в карантин, изолятор или больницу. Поэтому здесь своя "налоговая система": скидываемся каждый месяц в общий мешок, который находится в "блатном" углу в каждом бараке. Сумма устанавливается индивидуально в первую неделю. Обычно это тысяча рублей. С мелких наркоторговцев берут около трех тысяч. Те, кто попал за изнасилование, доплачивают больше, чтобы их не трогали.

В этой статье анализируется роль религий в различных типах тюрем. Религия позволяет заключенным структурировать свою жизнь. Он также имеет различные другие терапевтические функции, транквилизацию, смысл и самовосстановление. Заключенные проводят стратегическое использование религиозных мероприятий и капелланов для того, чтобы встретиться с другими заключенными, понять их испытание или оспаривать власть. Заключенные превращаются из разных конфессий в религию очень похожими манерами, за исключением протеста, характерного для мусульман.

Есть и "добровольно-принудительные" сборы: за провоз запрещенных вещей и за мобильную связь с тех, у кого есть телефон, - по 500 рублей.

Большая часть переводов проходит через интернет-кошельки, которые есть почти у каждого: достаточно мобильного номера. Криптовалюта не используется - слишком сложно. Порой суммы отправляют в тюрьмы для особо опасных преступников, например во Владимирский централ.

В статье представлены особенности использования религии в тюрьме и их положение в междоузлиях системы. Православная религиозность, в эфекто, добродетели, психотерапия, реабилитация и реабилитация. Однако вмешательство капелланов было давным-давно, поскольку оно восходит к принятию приговора лишения свободы.

Первоначально это были католики, протестанты и евреи, а в последнее время мусульмане, буддисты и православные. В этой статье основное внимание уделяется субъективным отношениям заключенных к религии и различным видам использования религиозных ресурсов, анализируя то, что является общим и конкретным для разных конфессий. В каждом центре мы вначале сопровождали капелланов в их работе коллективных и индивидуальных встреч в течение четырех или пяти месяцев. Затем было проведено семьдесят девять индивидуальных интервью с полуправой.

Сам телефон - отдельная статья расходов. Он попадает тремя путями: через сотрудников, заезжающие машины и "вбросы", поэтому стоит в два раза дороже, чем на свободе. Охота за средствами связи ведется всегда. За телефон можно не только лишиться крупных сумм с интернет-счета, привязанного к номеру, но и попасть в изолятор на 15 суток и получить статус "злостного нарушителя" - до восьми лет дополнительного надзора.

По прибытии в Тюремный дом два фактора мотивируют его контакт с капелланом и христианской религиозной практикой. Тюремный шок и сложность условий побудили его следовать за своим со-задержанным к поклонениям, что облегчило его дискомфорт и «подняло настроение».

Религия, чтобы строить свою жизнь

Религия также вмешивается в качестве нормативного ресурса: уважение и жить вместе: «И там священство меня успокаивает, успокаивается во мне, никто не обижен, человек становится почтительным, терпимым, терпим других, что они делают». второй раз, отмеченный подпрограммой, потому что религия позволяет ему сбежать из «тюремного вакуума», напевая и изучая гитару: Мы думаем о чем-то другом, мы убегаем! Это немного похоже на него, что заставило меня хотеть выучить гитару. Религию можно жить как норму структурирования, согласно двум временностям: в «здесь и сейчас» и в будущем «за стенами».



О заработках

В почете различные умельцы. Одним заключенным нужны четки, нарды, шахматы, картины. Другим - юридическая поддержка в написании апелляционных и кассационных жалоб. Третьим - ремонт телефона или зарядки. За все эти услуги заключенные готовы платить друг другу. Фиксированные цены не принято устанавливать, и каждый благодарит по-своему.

Религия становится этической средой, чтобы придать смысл своей жизни, нормализуя свое поведение. Его долгосрочное воздействие на тех, кто выражает свою готовность «прекратить девиантное поведение» в момент их задержания и чей жизненный курс в тюрьме и из тюрьмы подлежит многочисленным опасностям, безусловно, следует поставить в поле зрения. Капелланы часто наблюдают дистанцирование или отказ от религиозных практик в результате освобождения.

Структурирование религии под стражей

Внутренние отношения характеризуются вертикальными отношениями между подгруппами, причем сексуальные преступники наиболее презирают. Кроме того, отношения с супервизорами часто являются напряженными. Таким образом, повседневная жизнь заключенного сильно зависит от его реляционных возможностей и его адаптации к институциональным ограничениям. И наоборот, противоречивые сообщения оказывают сильное негативное влияние на человека, а также на его возможности ремиссии. В этом контексте религиозная норма может быть структурирующим ресурсом по отношению к другим и к учреждению.

Некоторые особо красноречивые находят "заочниц" - девушек, которые готовы их ждать и переводить им деньги. Удержать внимание, когда находишься за решеткой, - это талант, поэтому нельзя сказать, что это массовое явление. Были случаи и браков с новыми знакомыми на зоне. Когда два одиноких сердца находят друг друга, никакие заборы их не останавливают.

Отдельная золотая жила для общака - это игры. За каждую партию платят, вне зависимости от выигрыша или проигрыша, около 15 рублей. Чаще всего играют в кости, карты и нарды. Шахматы и нарды разрешены, карты - нет, но их легко спрятать. Особо удачливые попадают на невезучих с деньгами, и их выигрыш может приблизиться к шестизначной сумме.

Я сам не играю: это не мое. Зарабатываю другими способами: пассивный доход от сделанных инвестиций составляет около десяти тысяч в месяц. До изъятия телефона я пытался торговать на Форексе, но не успевал следить за всеми фундаментальными событиями и новостями и бросил. На бирже играть не получается: то нет нужной "свободной монеты", то тормозит сайт, то нужна регистрация с фотографией.

Сейчас осваиваю криптовалюты. Инвестирую в интересные и долгие проекты. Коплю на "подушку безопасности", которая на свободе принесет больше пользы. Дохода от ведения блога у меня пока нет: читаемость нестабильная.



О кастах, времени и побеге

Единственное, что из тюремных стереотипов более-менее сохраняется, - касты. Это "блатные" (с привилегиями), "козы" (занимающие административные должности вроде библиотекаря и сотрудничающие с администрацией), "мужики" (обыкновенные заключенные), "шерсть" (обслуживающий персонал) и "петухи" (низшая каста).

В основном все они из неблагополучных семей и богом забытых мест, где молодежи нечем заняться. В отсутствие вариантов "выбиться в люди" употребляют алкоголь и наркотики, и это приводит к печальным последствиям.

Главный враг в тюрьме - это время. Его идеальный "убийца" - телефон с мобильным интернетом, окном в большой мир. Но после тотальных проверок телефоны изъяли, и жизнь на бараке стала монотонной.

Телевизор здесь работает весь день, но выбор скуден: в лучшем случае - десять каналов, чаще - три. В основном показывают новости. Многие стали заниматься спортом, кто-то пошел работать, чтобы скрасить свой досуг. Самый популярный вариант - промзона: денег не заработаешь, но килькой в банке чувствовать себя перестаешь.

Про побег мы не говорим. Здесь не считают "побегушников" героями - героев в тюрьму не сажают. Тех, кто сбегает без причин и портит положение всего лагеря, могут вообще отправить к "петухам". Хотя из лагеря сбежать несложно.

Но скрываться придется всю жизнь. В крупных городах лучше не появляться - технологии легко выдадут местоположение. На побег за границу нужны деньги. А жить отшельником в лесу в надежде, что не обнаружат, значит не расслабляться ни на минуту: может развиться мания преследования.



О будущем

В момент, когда мне на руки надели наручники, казалось, что это недоразумение, ведь такого не могло со мной произойти. Все планы на будущее, которые я строил еще несколько минут назад, кардинально изменились.

Сначала я цеплялся за последние нити: рассчитывал, что на первом суде отпустят под подписку или домашний арест. В СИЗО надеялся, что вердикт судьи будет в мою пользу, максимум дадут условный срок. Но, увы, оправдательных приговоров практически не бывает, и статья была тяжелой.

Я попал сюда по своей вине, за свою глупость. Но оказавшись здесь, узнал, какова моя настоящая цена в глазах окружения без "фантиков" в виде социального положения и хорошей работы. Я остался как будто голым. Из всех родственников и друзей остались всего несколько человек, которые до сих пор беспокоятся за меня и всячески поддерживают. Не знаю, чтобы я без них делал.

Скорее всего, я не буду продолжать учебу. Во-первых, с судимостью могут не взять обратно, а во-вторых, радиотехника - не мое. Работу я хочу связать с информационными технологиями. Если получится, освою основы прямо здесь, в тюрьме. Благо пока есть возможность выхода в интернет.


Top