Женская тюрьма женщины в тюрьме. Правила, быт и иерархия в женской тюрьме

Тюремная тематика всегда привлекала внимание людей. Особенно женская тюрьма и жизнь в ней. Больше всего этим интересуются люди, не нарушавшие закон. Ибо те, кто там были, ничего интересного и тем более романтического в заключении не находят. И вот вам касательного того, почему туда лучше не попадать. Особенно женщинам:


Представительницы слабого пола смотрятся весьма не естественно в тюремном заключении. Однако если учесть то, что , а также другие , то существование женских тюрем весьма обоснованно. Стоит ли упоминать о , чье хладнокровие и жестокость могут поспорить с ?! Все же, наши дамочки таковыми не рождаются и 90% из них не склонны к криминалу. Женская беспощадность – есть печальное следствие тяжелой судьбы, негативного влияния или во всем виноваты козлы мужчины. Не будем говорить о причинах, а поговорим о жизни в женской тюрьме.

Также по этой причине выражение женственности в тюрьме кажется исключенным даже в некотором роде более отчетливым, чем выражение мужественности 13. Право не вносить дополнительные наказания в лишение свободы, закрепленное в национальном и международном законодательстве 14, полностью игнорируется в итальянских тюрьмах. Задержание и содержание под стражей означает строгое ограничение межличностных отношений и самой возможности выразить свои эмоции 15. Как утверждает заключенный в тюрьме Порто Аццурро: «Любовь в тюрьме - это незащищенная привилегия» 16.

1. Секс между заключенными женщинами – обычное дело и НЕсексуальное. Если думаете, что в женской тюрьме дамочки развлекаются друг с другом, то не ошиблись. Вот только это не происходит под проливным дождем или по плану другого романтического бреда, который показывают в малобюджетных фильмах.


Фуко, Охрана и наказание, Эйнауди, Турин Иви, стр. Пеццати, под редакцией Сексуальности, Закона и Процесса, Гиффре, Милан. Европейская конвенция против пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, Одноименный Комитет, созданный в Совете Европы, никогда не стал объявлять это простым принудительным сексуальным воздержанием, наложенным на людей в тюрьме; однако он несколько раз интересовался этой проблемой, признавая возможность поощрения уважения к сентиментальности и сексуальности заключенных.

Гонин, Заключенный в тюрьму орган, Издания группы Абеля, Турин. Следует помнить, что в некоторых случаях убийство не просто метафорично. Серра, место, где говорят глаза. Недалеко оттуда, под номером 712, тюрьма - бывший монастырь Миллекученто, отмеченный временем и влажностью, стояла там, молча глядя на канал впереди, отпуская на остановке небольшие лодки, которые, отражая эту туманную воду и зеленоватые, они, казалось, полностью игнорировали зеленый вход, который, открывая и закрывая, выполнял свою функцию порога.


Как правило, это происходит в кладовке или бане. Иногда, девушки удовлетворяют друг друга прямо в камере, оградившись от остальных лишь простынями и одеялами, закрывая койку со всех сторон. Романтики в этом очень мало, да и полностью раздеваются они редко. Потому что боятся надзирателей, ведь если их застукают, то жить станет еще сложней. Безусловно, охрана женской тюрьмы в курсе всего вышеописанного.

Отдельную опасность представляют инфицированные женщины. Так что, если вы натура горячая, то шансов подхватить гораздо выше, чем на воле. При этом заключенным запрещено иметь средства контрацепции, ведь это провоцирует половые отношения. Но отношений этих меньше не становится, ровно, как и не появляется банальных презервативов.

Хрустальные чайки следили за ним, ожидая, когда огромный массив мусора упадет с небольшого пандуса сразу после двери: их банкет. Затем сцена выписала это предложение в этот зимний день со стен Каса ди Рекументи Фемминиль делла Джудекка. Пенитенциарный центр, несомненно, является пространством страданий, которое изо всех сил пытается обосновать в одном определении, трудно рассказывая и описывая: это сложная и сочлененная среда, которая пересекает, сопоставляет, некогерентные среды между ними, это пространство ультрарегулирования и многолетних наблюдений, но это также, и прежде всего, место, в котором жизнь не может быть сведена к простому наблюдение за этим договором на жилье, которое сделало бы его, да, только дерьмо.



2. С охраной лучше дружить, но не сильно. Официально надзиратели не должны брататься с заключенными. Тем не менее, заключенные зависят от надсмотрщиков, ведь они могут во многом помочь, особенно если нужно что-то особенное. Если надзиратель смотрит на вас, это может означать, либо некие дополнительные привилегии, либо новые проблемы. Так что лучше с ними не ссориться.


Не великие определения для сформулированных ответов, но несколько слов, способных вызвать, создавая лексику неожиданной пространственности, потенциалы и трудности, связанные с тюрьмой, среду, которая не может быть удовлетворена добавлением жестоких элементов. Слишком просто определить тюрьму на основе ячеек, баров и слепых. Как же тогда говорить об этом? Мы закрываем глаза и следуем по пути, который, недружелюбный, имеет смысл некоторых черт жизни в этом месте. Два этажа лестницы, еще одна зеленая дверь и вот секция.

В этот момент мы останавливаемся, не так много, чтобы перевести дыхание, а чтобы начать воспринимать эти музыкальные произведения, те голоса и те запахи, которые, заглядывая через оранжевые двери, открывающиеся в коридоре окрашенных в пастели стенах, определяют контуры из этого пространства: сочлененный контейнер, закрытый, резко разделенный не предметами, а цветами, которые делят его на темные и светящиеся части, исходя из отношения, которое можно сплести с ними. Несколько шагов по коридору и пройдите прямо в игровой зал: там некоторые женщины нагреваются в подогреваемой игре в футбол.


Не дай Бог, вы будете зависеть от охранника в тюрьме! Одна заключенная стала объектом нежелательной любви другой женщины охранника. Так как произошел сей случай в американской тюрьме, зечка пожаловалась социальному работнику на домогательства. Соцработник тоже была женщиной и пообещала во всем разобраться. Однако так ничего и не сделала. Охранника ни в чем не обвинили и даже не перевели, от греха подальше. Почему? Потому что эти суки структуры защищают друг друга. Врачи покрывают бездарных врачей. Учителя психически нездоровых учителей. Армия… т.д. и т.п. Тем временем, люди становятся моральными и физическими калеками. Естественно, жизнь описываемой нами заключенной превратилась в и дополнительный, более детальный обыск, лишь вершина айсберга.



Взаимные романтические отношения между охраной и заключенными тоже несут очень тяжелые последствия. Была реальная история, по типу Ромео и Джульетты. Мужчина охранник и заключенная в женской тюрьме полюбили друг друга. Они писали письма друг другу, и это было чертовски мило! До тех пор, пока их не рассекретили. С точки зрения закона, их отношения были не чем иным, как злоупотребление властью. Их письма были найдены, он был уволен, а ей добавили срок. Повторим, это была реальная история из жизни, так что никаких хеппи-эндов. Они больше никогда не виделись.

3. Предметы женской гигиены в тюрьме. Любой, кто боролся с женщиной за место в ванной, прекрасно осведомлен об огромном количестве всяких дамских штучек-дрючек.

По внешнему виду, не более, чем группа тел вокруг этой ржавой, грязной и датированной игры, должна быть выброшена. Но это то, что делает эту комнату драгоценной. Столь драгоценна, чтобы получить привилегию упомянуть: женщина, ставя его под сомнение, пытаясь ответить на мой вопрос: «Есть ли пространство, которое вы бы определили как личное, только ваше?» Это придало ему особый статус и достоинство. Однако, столкнувшись с такой позицией, переосмысление концепции частного является обязательным. Что эквивалентно этому атрибуту?

В тюрьме вы живете в режиме многолетней распущенности: каждое пространство является общим, каждая среда разделяется, мало или ничего не удается избежать из статута коллективности. Женщины, более или менее решительно, владеют каждым пространством и элементом, который в конечном итоге не принадлежит по существу к любому, что, следовательно, проявляется в человеческом, постоянном и болезненном поиске тех, кто пытается трансформировать пространственные фракции или моменты жили в колыбели частных, заменяли расстояние, дистанцированное, реституции сущности вынужденного сожительства, которое не дает, если не востребовано, пространства для выражения самого себя.



Красным кругом обведены ванные принадлежности здорового человека мужчины.

В женской тюрьме, все эти вещи труднодоступны или недоступны вовсе. Можно договориться с охранником, и он даст тупую бритву (в лучшем случае), и не более получаса, чтобы привести в порядок. Естественно, если бритву найдут у вас, метелить будут долго (в лучшем случае).

Таким образом, момент игры, создающий главных героев акта, раскрывается во всем своем потенциале, чтобы стать интимным пространством, подобно тому, как единство покоя становится сокровищем личного измерения. В тюрьме кровать похожа на остров спасения. Лежа на кровати читает, слушаешь музыку, пишешь и рисуешь. Короче говоря, мы вырезаем территорию, в которой мы можем отделиться от наших спутников: это как если бы, когда мы достигли этого безопасного якоря, мы освобождаемся от измерения полностью общего.

Остальное остается снаружи, потому что, подобно неприступной крепости, он борется, чтобы никто не оставался недосягаемым. На самом деле никто не приближает остальных к своей постели. Невозмутимые, поцарапанные от совершенно общего, далекого, это необходимые условия, но часто недостаточные для присвоения этой прилагательной шахты, которая изо всех сил пытается ассоциироваться с местом в пенитенциарной системе. «Я - мое пространство» - одна из тех фраз, которые, прочитанные несколько раз, открывается страшной перспективе: действительно, в этой ситуации это единственное, против чего никто другой не может навязывать свое присутствие.

С дело обстоит немного легче. Вы получаете определенное количество тампонов и прокладок каждый месяц, которые вы должны специально запрашивать заранее. Представьте себе, этот дурацкий неуклюжий разговор с охранником, если выяснится, в этом месяце вам нужно больше тампонов. Какую опасность представляют собою тампоны? Не известно! А, вдруг, вы злой гений преступного мира!

Частное, похоже, не существует, это не пространственность, или, скорее, пространственность, сводящаяся к сингулярности, это не сложная среда, а пространственная ячейка, границы которой уменьшены, выравниваясь с человеком, который ее проживает или проходит через нее. Он вводит игру, как вмешательство, перевод от физического к эмоциональному, который, однако, кажется единственной операцией, способной обеспечить доступ к жизни.

Затем мы идем к клеткам, местам, где, выравнивая пять или шесть из этих кроватей, окружающая среда модулируется, из которой запрещены добровольцы и посетители. Затем мы продолжим, чтобы представить и перейти в маленькую комнату, расположенную в конце главного коридора. «Наш домик», определите женщин, которым он принадлежит: им разрешили рисовать стены; они работали в шитье штор, скатертей и мелких тканевых аппликациях, чтобы покрыть железо из кроватей; пространство заполнено коробками, красиво украшенными их руками, и множество кукол сидят на покрывалах, все тщательно координируются друг с другом.

4. Контрабанда в женской тюрьме. Контрабандой в местах лишения свободы можно назвать все что угодно, тот же TAMPAX – на вес золота. Такие вещи передаются внутри партий продовольственных грузов, в книгах и даже перебрасываются через забор!



Неважно, как обычные, в свободной жизни, вещи попали к заключенному – это нарушение порядка. Вам могут добавить парочку лет в тюрьме за сотовый телефон или компакт-диск. К слову, очень похоже на "нормальную" жизнь в . В места заключения, женщины умудряются проносить запрещенные предметы во влагалищах, не говоря уже про рот и подмышки. Но это не обязательно должны быть вещи первой необходимости, дамочки проносят контрабандным путем даже ювелирные изделия.


На стенах некоторые красочные картонные коробки собирают фотографии женщин и знаменитых актеров. Клетка может, действительно, обозначать себя как место страдания и транзита, но она также может квалифицироваться как пространство, которое не преувеличивает, чтобы определять искусство, посредством присутствия этих исключительных вкладов, носителей сообщения, перформативного при их вставке в эту среду.

Окружающая среда, которая делает себя красивой - до тех пор, пока вы можете связать этот атрибут с местом содержания под стражей - также благодаря осознанию тех, кто там живет, и увидеть в нем место, где можно сохранить то, что является самым ценным. Один из самых красивых подарков, который можно получить, проводя время между этими стенами, - это увидеть девушку, у которой есть кадр, куча фотографий. Это побуждает это желание проявить себя через образы, которые изображают их вне тюрьмы и вместе с их собственными чувствами, в их гуманности, которые чувствуют себя более ощутимыми, если они связывают ее с опытом свободного мира.


5. Сложные отношения между заключенными. Есть, безусловно, напряженность в отношениях между заключенными разных рас и разных . Такие люди просто стараются не взаимодействовать друг с другом. К примеру, держатся своей собственной группы, ровно, как и . Часто все они испытывают пассивно-агрессивные обиды, которые в будущем могут привести к серьезным беспорядкам. Все же, в женских тюрьмах это большая редкость.

6. Самостоятельная медицинская помощь в тюрьме. Один раз в год, в местах лишения свободы проводится маммография. Если же заключенная раньше обнаружила у себя уплотнение, шансы на внеплановое посещение врача, мизерны. В подавляющем количестве случаев, осужденные остаются один на один со своей болячкой. Развлекательный портал сайт подозревает, что для заключенных это одна из основных причин посещения библиотеки.

Это да, люди, с которыми вы относитесь к пенитенциарным учреждениям, но также и, прежде всего, это та жизнь, которую они потратили, и что, если возможно, они пройдут, как только они выйдут, представлять их. Мы говорили о убеждении, с которым женщины отрицают пространственное существование частного лица. Однако ответы на вопрос: Каков личный объект, который вам больше всего интересен? Как вы его защищаете? Зарезервируйте сюрприз. Заселение места соответствует оставлению в нем следов и распознаванию.

Значит ли жизнь оставлять следы или скрывать их? Трудно сказать; несомненно, что для того, чтобы жить в тюрьме, необходимо осознавать следы самих себя, к которым мы обращаемся, и, во второй момент, перед лицом распущенности, которую мы обязаны защищать; мой «отпечаток», скорее всего, будет раздавлен чужим? Очень близкая экспозиция, далекая от той, которую задумал Бенджамин для тех же предметов в буржуазных салонах, что выражается через эти комнаты и слова тех, кто их занимает. В камере стало ясно, что неприкосновенность частной жизни не существует - может быть, даже не в ванной комнате - так, каковы общие пространства этой структуры?


К слову, женщины заключенные подвержены гораздо большему риску заболевания раком шейки матки и ряду других болезней. Что-то? Вы беременны? Бог в помощь! У вас не будет ежемесячного посещения врача (а иногда это нужно делать намного чаще) и никакого УЗИ. Был случай, когда беременная заключенная начала жаловаться сокамерникам на необычные боли. В конце концов, у нее началось кровотечение и только поэтому, наконец, ее отправили в больницу, где она родила преждевременно и с тяжелыми осложнениями. Поверьте, все могло быть хуже. Гораздо хуже. В Америке, в 33 штатах есть закон - рожать заключенная может лишь в кандалах. Вероятно, боятся что она в таком состоянии убежит...

Слабый пол испытывает в СИЗО ровно такие же бытовые неудобства, при этом не принимая тюремных понятий и рискуя стать объектом домогательств надзирателей и оперативников.

Зачем ходить в игровой зал, в библиотеку или в театр? Из того, что мы мало видели, ясно, что пребывание в тюрьме - это не что иное, как многомерная операция, которая пересекает присутствие человека на пространстве, как процесс адаптации с этим местом, который имеет место в сложной, хрупкой и увлекательной конструкции.

Время посещения не позволяет нам ничего видеть, агент помнит его и сопровождает нас к входу. Обнять женщин, обещание вернуться к ним, и пришло время возвратить все комнаты, пересеченные прямо на улицу, за пределами женского дома Джудекки. Теперь мы открываем глаза и оказываемся в тишине пустынной каллы: нет звука, кроме воды, избивающейся на корпусах небольших лодок. Больше нет голосов женщин, уже не колоколов приемопередатчиков, уже не музыка или не звенящие тяжелые ключи от жалюзи. Никакая команда не налагает направление или время наших последующих шагов, поэтому давайте рассмотрим последний анонимный фасад, его знак, его флаг, который трепещет во власти ветра и тех камер, к которым во время наш вход, мы не заметили, слишком заняты тем, что можем войти в пенитенциарную систему.

Об этом рассказала Светлана К. в интервью "Судебному репортажу" . Женщина поведала об условиях содержания женщин в актюбинском СИЗО и маленьких особенностях казахстанской тюрьмы.

Несколько лет назад Светлана вышла из следственного изолятора, где находилась в качестве подозреваемой в краже и употреблении наркотиков.

После года мытарств в тюремных застенках суд учел положительные характеристики с места жительства, наличие двоих малолетних детей и отсутствие судимостей и назначил ей наказание, не связанное с лишением свободы.

Сейчас женщина никому не говорит о своей судимости и семье, боится, что, ее узнают сотрудники правоохранительных органов и не только.

"Попала я в тюрьму я зимой, прямо перед Новым годом. Перед этим меня держали в изоляторе временного содержания в старом городе. Здание холодное, нет никаких условий для существования, отвратительное питание. Нас практически не кормили, дадут раз в день кусок черного хлеба и водянистый бульон непонятного цвета – вот и вся еда. С непривычки срабатывал рвотный рефлекс", -рассказала Светлана.

Нас практически не кормили, дадут раз в день кусок черного хлеба и водянистый бульон непонятного цвета – вот и вся еда. С непривычки срабатывал рвотный рефлекс"

Светлана охарактеризовала условия содержания в тюрьме, как "ужасные". По ее словам, женщинам в тяжелых бытовых условиях приходится гораздо сложнее, чем мужчинам.

"Хотя в камерах есть такие дамы, которые умудряются себе маникюр и педикюр делать. Времени свободного полно, так настроение себе поднимают. Рассказывать обо всем я вам не хочу, там до сих пор сидят люди и всем хочется приличных условии, полицейские тоже хотят хорошо жить", - поделилась женщина.

После изолятора временного содержания Светлана попала в СИЗО. Женщин туда привезли отдельно от мужчин, после распределили по камерам, которые местные называют хатами.

"В камере сидели женщины средних лет, среди них одна пожилая цыганка, она и верховодила всеми, ее звали Белла. Как только я вошла со своим баулом, Белла показала мне, где я буду спать, мою шконку на верхней полке. Места хватало всем. Женщины в тюрьму попадают очень редко и по серьезным статьям. Судьи у нас гуманные, стараются без серьезного повода слабый пол не сажать. В мужских камерах в то время спали в две, а иногда и в три смены, а у нас иногда даже оставались свободные места, когда кто-то уходил на этап", - поведала Светлана.

В камере сидели женщины средних лет, среди них одна пожилая цыганка, она и верховодила всеми, ее звали Белла. Как только я вошла со своим баулом, Белла показала мне, где я буду спать, мою шконку на верхней полке"

В тюрьме Светлане удавалось пообщаться с другими заключенными через стены.

"В мужских камерах есть "кабуры" - сквозные отверстия, через которые передают тюремную почту, сигареты, чай. Наша камера располагалась в тупике, поэтому кабур не было, лишь одна в камеру, которая располагалась снизу. И днем, и ночью мы разговаривали с мужиками, лица через кабуру толком не увидишь, зато голоса хорошо слышно. У меня даже был роман с одним парнем снизу, болтали обо всем, шутили, мечтали встретиться на воле", - рассказала она.

По словам Светлана, в тюрьме бывает и такое, что охранники пристают к женщинам-заключенным. Некоторые женщины соглашаются на такие "отношения", чтобы выбить себе облегченные условия. Еще лучше стать осведомителем и любовницей опера.

"Меня это не коснулось, я была уже не очень молодой, да и принципы у меня были свои. Беллу, не смотря на возраст и непривлекательную внешность, почему то часто выводили из камеры, женщины шептались, говорили, что она стучит операм. Не знаю, может быть и стучала, при желании делать это, можно было бы заставить любую из нас", - рассказала Светлана.

Не знаю, может быть и стучала, при желании делать это, можно было бы заставить любую из нас"

По словам Светланы в женских камерах нет иерархии и "понятии" и "смотрящих" за хатой.

"У нас конфликтные ситуации иногда переходили в рукопашную, за то время что я там была, раз семь или восемь мои сокамерницы выясняли свои отношения с помощью физической силы. Рвали волосы, царапались, Белла тоже дралась, как даст железной кружкой по морде, сразу все успокаивались", - рассказала Светлана.

У нас конфликтные ситуации иногда переходили в рукопашную, за то время что я там была, раз семь или восемь мои сокамерницы выясняли свои отношения с помощью физической силы"

По словам Светланы разница между мужчинами и женщинами в тюрьме только в одном: женщин реже бьют полицейские.В остальном тоже самое, в среднем раз в две недели водят в душ, кормят той же омерзительной баландой.

Светлана говорит, что вышла из тюрьмы опытной, закаленной женщиной. По ее словам, это была школа жизни, почти такая же, как армия для мужчин. Она уже по-другому смотрела на жизнь и не хотела больше рисковать своей свободой.

Выйдя на волю, женщина устроилась на работу и бросила курить и пить. Постепенно наладились отношения в семье, сегодня она вспоминает о месяцах своего пребывания в тюрьме как о страшном сне.


Top